Андрей Чернов: «Внутренний двигатель для развития ИТ – это лень»
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
сентябрь    2020
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
24
25
26
27
28
29
30

показать все 

Новости партнеров

16.09.2020

Победители премии IT Stars имени Георгия Генса определены и будут объявлены 21 октября

Читать далее 

16.09.2020

ЕЖЕГОДНАЯ ВЫСТАВКА ИННОВАЦИЙ ДЛЯ РИТЕЙЛА RETAIL HUB 2020: БИЗНЕС-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПОСТ-КРИЗИСНЫЙ ПЕРИОД

Читать далее 

14.09.2020

Как начать бизнес в сфере социального предпринимательства в Москве

Читать далее 

14.09.2020

Быстрее, выше, сильнее: MBM.MOS начал приём заявок от московских предпринимателей для участия в Акселераторе спортивного бизнеса

Читать далее 

показать все 

Статьи

10.09.2020

Как и чему учить будущих звезд ИТ?

Читать далее 

12.08.2020

Господдержка ИТ-отрасли

Читать далее 

11.08.2020

Интернет-маркетинг: второе дыхание

Читать далее 

15.05.2020

Жить под водой, мечтая о солнце

Читать далее 

06.04.2020

Как продвигать и продавать в новой реальности?

Читать далее 

13.02.2020

Чат-бот CallShark не требует зарплаты, а работает круглосуточно

Читать далее 

24.12.2019

До встречи в «Пьяном Сомелье»!

Читать далее 

21.12.2019

Искусство как награда Как изготавливали статуэтки для премии IT Stars им. Георгия Генса в сфере инноваций

Читать далее 

04.12.2019

ЛАНИТ учредил премию IT Stars памяти основателя компании Георгия Генса

Читать далее 

04.06.2019

Маркетолог: привлекать, продавать, продвигать?

Читать далее 

показать все 

Андрей Чернов: «Внутренний двигатель для развития ИТ – это лень»

Главная / Интервью / Андрей Чернов: «Внутренний двигатель для развития ИТ – это лень»


Андрей Чернов:
«Внутренний двигатель для развития ИТ – это лень»

На вопросы «БИТа» о будущем Рунета и Open Source, об отечественных тенденциях развития информационного общества отвечает участник исторического состава FreeBSD Core Team и автор первой стандартизированной русской кодировки KOI8-R Андрей Чернов

Андрей Чернов
Досье
Андрей Чернов, системный программист и администратор, один из исторических патриархов Рунета, автор русской кодировки KOI8-R, а также активный участник многочисленных Open Source-проектов, среди которых можно выделить FreeBSD, PGP, Apache. Также является переводчиком художественной и мистической прозы.

– Андрей, как вы относитесь к ужесточению законодательства в отношении Интернета?

– Важно не то, как я к этому отношусь, – я перестал удивляться чему-либо с момента принятия ФЗ «О защите детей от информации», – а то, чего желает наше общество в целом. Куда оно стремится? Как именно уточняется общественный договор?

Существует способ продемонстрировать радикальное общественное несогласие – это масштабные гражданские волнения. Если ничего подобного не произошло, значит, общество согласно. Пусть оно отчасти недовольно, не сумев пока избавиться от старых привычек, но в целом согласно, и это главное, что позволяет двигаться вперед в обозначенном направлении – к патриотическому традиционному евразийскому обществу, представленному такими странами, как Северная Корея, Китай и некоторые исламские государства (например, Иран).

Люди устали от «свобод» для абстрактного индивидуума, люди хотят делегировать эти свободы компетентным органам, а сами – просто жить. Жить нормально, жить в стабильности под мудрой опекой государства или общины, а не в изматывающей неопределенности бесчеловечной конкуренции либерального рынка.

– Свобода мнений и информационное разнообразие – это всего лишь «поверхностная привычка»?

– Задумайтесь на минуту: ведь есть страны, где за многое из того, к чему вы так привыкли в Интернете, можно легко угодить за решетку. Частая ошибка в том, что вы безответственно воспринимаете свою привычку как должное, не пытаясь сопоставить ее с ограничениями нравственного императива, проявляющимися в законодательстве таких стран.

– Но кто должен диктовать этот высший императив во благо общества? Для примера, недавно мы услышали о проекте запрета публичных Wi-Fi в России, одной из мотивировок была указана потенциальная опасность взрыва террористами российских АЭС посредством этого вида связи. Можно ли доверять компетенции отдельных людей при формировании такого эталонного для государства (и всех его граждан) «набора привычек»?

– Сбывается мечта о том, чтобы кухарка могла управлять государством. Теперь шахтер, оленевод, спортсмен, секретарша – все, как видим, избранники народа, и они как один поднимаются в Госдуме на борьбу за новый лучший мир без зла. И как проектная разминочная площадка для этого вполне подходит изначально натовская сеть Интернет. И пусть так называемый креативный класс причитает, что наши депутаты и чиновники не знают, как работает то, чем они хотят управлять, им и не нужно знать.

Знать за них будут ИТ-специалисты и выполнять любые распоряжения беспрекословно. Нытье о невозможности технической реализации не поможет: не знаете, как ради блага всей страны сделать, что вам приказано, – вон из отрасли! Будем строить Российский Интернет на своих, отечественных, технологиях, с чистого листа и выдавать разрешения пользоваться им только доверенным организациям, как в Северной Корее.

– Наверное, должны быть и какие-то положительные моменты такого жесткого модерирования информационного обмена, в частности, сети Интернет?

– Они есть, и их довольно много. Например, обычно замалчивают вклад ограничительных законодательных инициатив в развитие этой самой отрасли, ведь, введя процедуру блокирования по IP, мы способствуем скорейшему исчерпанию оставшегося адресного пространства уже устаревшего IPv4 и переходу на более современный и емкий IPv6.

Когда-нибудь Россия построит свой DPI и станет страной не хуже Китая с его общенациональными центрами фильтрации трафика размерами с небольшие города. Вокруг развитие и прогресс, тот же Китай уже свои аппараты на Луну запускает, поэтому не нужно устраивать панику и искусственно нагнетать страсти. Я считаю, это замечательно, что наши спецслужбы взялись за освоение Интернета. Ехидные либералы предлагают им ловить экстремистов на улицах, а не в Интернетах. Но почему, скажите на милость, не в Интернетах? Давайте наладим поимку экстремистов сначала в Интернетах, а потом и за улицы возьмемся.

– Можно ли констатировать, что это приведет к тому, что Сеть потеряет всякие остатки анонимности и станет таким же общественным местом, как и реальность, окружающая нас?

– А никакой анонимности быть и не должно. Ведь что такое анонимность? Это либо скрываемые злые намерения, либо скрываемая беззащитность. Ни тому, ни другому не место в справедливо устроенном обществе, и если мы начинаем создавать его с обустройства Интернета, то и в Интернете тоже. Игры в анонимность – это просто опасно.

К примеру, если у вас есть анонимный Биткойн, то вы уже наркоман, педофил, террорист или их пособник, возможно, сами того не подозревая. Поэтому специалисты из ЦБ РФ и Генпрокуратуры уже разобрались с этим вопросом для вашего же блага… Давайте начнем с Интернета, а потом и на людях будет стыдно появиться без бэйджика с паспортными данными и штрих-кодом.

Кстати, и без этого от компьютеров столько вреда, что без государственного регулирования уже трудно дышать, и в первую очередь страдают дети. Как мы знаем из новостей, однажды один мальчик играл в компьютерные игры два дня подряд и умер. А другой играл в детстве в компьютерные игры, а потом вырос и сел в тюрьму. А еще один пришел в школу и убил учителя. Логично запретить игры-стрелялки, разве нет? А приятель того мальчика майнил Биткойн, у него сгорела видеокарта, за ней – компьютер и вся квартира, он спился и пошел по дорогам. Конечно, криптовалюту сразу запретили.

– Предвижу неизбежное сопротивление попыткам «причесать общество» таким образом, будет набирать обороты чисто техническое противостояние ограничениям свободы мнений, привнесению в Сеть тотальной идентификации всех и каждого.

– Жалкие попытки ренегатов использовать Tor, I2P или VPN будут пресекаться эвристической и статистической фильтрацией соединений, никакой дешифровки не потребуется. Готовность держать ответ перед обществом за каждое свое соединение – вот залог успеха. Так, постепенно, хорошее поведение в Сети войдет в привычку на уровне рефлекса.

Только представьте себе: вы идете на работу, а вокруг ни одного хмурого, раздраженного или злого лица – все приветливы и улыбаются вам. Это не фантастика, это улица традиционного общества, к которому мы скоро придем. Сперва нужно сделать такую улицу в Интернете, законодательно запретив любые негативные или агрессивные проявления, грубость и хамство. Хватит уже всей этой чернухи, льющейся с экранов мониторов под лозунгом «Это Интернет, детка...». Четыре слова с их производными мы уже запретили, но это только начало, в русском языке еще полно обсценной лексики, предстоит сложная и долгая работа.

Захария Чейфи (от редакции – американский борец за гражданские права) писал: «Ваше право размахивать кулаком заканчивается прямо там, где начинается нос другого». Это относится и к культуре высказывания и к культуре дискуссии, к общему коммуникативному пространству в том числе. Только позитивный и конструктивный настрой – дарите друг другу радость, фотографии котиков, лайки, смайлики и любовь! Совершайте онлайн-покупки только в отечественных магазинах!

– Другая актуальная проблема информационного общества и Интернета в частности – проблема копирайта и пиратства, с ним связанного.

– Пора понять, что все бесплатное – исключительно государственная прерогатива. Вот вы дали бесплатно почитать книгу своей девушке, а она ее даже не открыла и вдобавок решила, что вы зануда. Сдайте книгу в государственную библиотеку, где опытный работник сумеет найти ей подходящего читателя. Не владея всей широтой контекста, возможного только на государственном уровне, вы не сумеете правильно распорядиться бесплатным.

Бесконтрольная бесплатность только развращает, как развращает и подрывает в отношении государственного суверенитета бездуховная природа изначального Интернета с его сетевым нейтралитетом, открытыми протоколами и бесплатными программными решениями. Если бы все это с самого начала было платным, ситуации, требующей вмешательства внешнего регулятора, не возникло бы. Что же теперь делать? Гарантированную безопасность на этой зыбкой почве обеспечит всеобщий эквивалент товарно-денежных отношений. Так что смело можете считать товаром и то, что им, на взгляд дилетанта, не является, например, объект интеллектуальной собственности.

– В свете сказанного, что думаете об Open Source как ветеран подобных разработок? Ричард Столлман в интервью нашему журналу говорил, что Open Source сегодня чаще всего такой же бизнес, как и любой другой.

– Я согласен со Столлманом в этом моменте. Я наблюдал достаточно общественно-полезных проектов, работающих многие годы на чистом энтузиазме. В конечном счете, выхода у них всего два. Со временем (или с возрастом) приходит ощущение ничем не компенсированной затратности усилий, и проект либо закрывается навсегда, либо тем или иным способом себя монетизирует. Если не брать в расчет отдельные исключения, живой Open Source сегодня – это либо еще стартап, либо уже бизнес.

– Даже в Open Source, в конечном счете, скрывается лишь отсроченная временная функция «деньгопотребления»?

– «За всем стоят деньги» – одна из популярных современных конспирологических теорий. Но деньги лишь репрезентируют системы символического обмена в обществе, обмена в том смысле, в котором его рассматривали Марсель Мосс (от редакции – французский этнограф и социолог) и затем Бодрийяр (от редакции – французский философ, социолог, культуролог). Любой символический обмен, включая дар, устроен экономически. В этой парадигме и альтруист получает нечто ощутимое взамен своей деятельности, неважно, в каком виде.

Символический обмен в ИТ-области сейчас стремится к неравноценности, что приводит к фрустрации, а та или к закрытию проектов, или к монетизации. Чтобы не дожидаться такой развилки, часто проект строится изначально на бизнес-основе лишь с дополнительной «фичей». Open Source, например, для бесплатных багфиксов или повышения доверия. Если рассматривать исключения, то довольно часто они выживают лишь за счет перехвата умирающих проектов «нерастраченной» молодежной сменой.

Кстати говоря, Столлман и сам пал жертвой такой деградации: его GPLv3 – это уже стадия профессионального выгорания, попытка юридически принудить других к обмену (кодом, в данном случае). Как это всегда бывает с идеологиями истощенных ресурсов, GPLv3 пытается забрать даже больше, чем отдает сама, так что теперь как грибы растут альтернативы GNU-программам, автоматически перешедшим под GPLv3, взять хотя бы Clang.

– Как вы видите будущее открытых проектов типа Linux или FreeBSD?

– За Linux я никогда не следил. С программистской точки зрения с таким неизящным кодом он «проигравший победитель», такой же, каким была Windows как система. Победителями оказались обе по причине низкой цены их символического обмена, которая – прямое следствие системных недочетов. Рассказывать же про FreeBSD в духе «ожидаются фичи N1, N2 и N3» мне не интересно. На фоне наступающей «балканизации» Интернета разговоры о будущем, по сути, сетевых проектов не очень уместны.

– Участвуете ли вы в последнее время в разработке или судьбе FreeBSD? Какую ОС сейчас использует бывший член FreeBSD Core Team?

– Во FreeBSD Project участвую до сих пор, но очень эпизодически, обычно если лично у меня что-то работает не так. С тех пор, как я начинал, пришло новое поколение людей, в силу популярности проект стал разрастаться вширь, что радует многих молодых участников и одновременно несколько огорчает тех, кто стоял у истоков. Потому что одновременно с этим трендом в системе стало больше и хронически заброшенных мест. Про текущую ОС меня очень часто спрашивают... На некоем условном «80-м уровне мастерства» выбор ОС – это не дело принципа и даже не баланс компромиссов, ведь в любой современной ОС можно нормально устроиться, жить и работать. Поэтому в итоге так сложилось, что на моих домашних машинах сейчас стоят одновременно FreeBSD-current и Windows 7.

– Информатизация общества, что же это такое?

– Если не вдаваться в детали, фраза «информатизация общества» означает, что появится еще больше ламеров с планшетами, сидящих в браузерной ОС или тыкающих пальцем в какой-нибудь Android. Причем это даже не означает, что автоматически появится больше рабочих мест в ИТ, скорее наоборот. В перспективе в SMB-секторе будут сплошные облака и DevOps, так что нужда в классических сисадминах значительно сократится.

– Получается, что ИТ-отрасль в процессе своего развития «пожирает» своих служителей?

– Первичен все-таки программист, а не сисадмин, и с ним в обозримом будущем не будет покончено (хотя он уже сильно испорчен ООП, которое реально мало когда нужно). То, что программистами скоро окажутся одни китайцы да индусы, – это другой вопрос, о конкуренции внутри профессии. А вот с администрированием происходит та же оптимизация, как и с любыми масштабными, но рутинными вещами. Причем со всех сторон сразу – по железу, внедрению, поддержке и по самим бизнес-процессам.

– В роли программистов в цифровую эпоху есть нечто трансцендентное. Они, как малые боги, создают новый живой мир, «движимый беззвучным законом-алгоритмом в самом себе», буквально «ex nihilo». Какова роль программистов, на ваш взгляд, в мире будущего?

– Программист – это промежуточное биологическое звено. Его задача – унавозить собой почву для начинающей прорастать кибернетической неорганической жизни. Интересной вехой на этом пути станет возможность полного моделирования процессов головного мозга, а затем и переноса сознания в компьютер. Согласно Нику Бострому, чем ближе мы к этому моменту, тем больше оказывается и вероятность того, что мы и так уже живем в компьютерной симуляции.

– Вы коснулись темы деградации и одновременно эволюции ИТ-отрасли, как это сочетается? Я так понимаю, это общий для нашей цивилизации тренд, зачем природе такое вырождение через развитие?

– Внутренний двигатель для развития самого ИТ – это скорее лень. А для конечного пользователя идеалом является универсальная абстрактная кнопка «Сделать все хорошо». В целом, как я уже говорил, люди не хотят меняться или развиваться, они хотят спокойно жить. Помимо малого процента любопытствующих, для большинства развитие – вынужденная мера приспособления. Развитый мозг тут как компенсация ущербности.

Аналогична и ситуация с социальностью. Для отдельного приспособленного существа она не нужна, а вот социализированная общность обделенных природой повышает их шансы. В исторической перспективе вектор смещается от развитого индивидуального мозга в сторону менее развитых, но гораздо сильнее социализированных мозгов, как бы образуя мощный коллективный разум. Это уже не совсем разум в привычном смысле, но свою задачу вести вид к его предназначению он выполняет, кроме того, даже уже вышел на уровень планетарного масштаба.

В начало⇑

Выпуск №07 (100) 2020г.
Выпуск №07 (100) 2020г. Выпуск №06 (99) 2020г. Выпуск №05 (98) 2020г. Выпуск №04 (97) 2020г. Выпуск №03 (96) 2020г. Выпуск №02 (95) 2020г. Выпуск №01 (94) 2020г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика