Екатерина Кривцова: «Хочется видеть будущее телемедицины таким, как в свое время написали Стругацкие: “Cчастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный”»
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
декабрь    2018
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

10.12.2018

II Федеральный форум «Smart Cars & Roads

Читать далее 

10.12.2018

Кубок Связи и ИТ

Читать далее 

10.12.2018

Большой Национальный форум информационной безопасности «Инфофорум-2019»

Читать далее 

10.12.2018

Искусственный интеллект сможет предотвратить часть угроз для DNS

Читать далее 

10.12.2018

Бизнес-игры приобретают всё большую популярность в HR-среде

Читать далее 

10.12.2018

Код Перми:ИБ в условиях холодной войны

Читать далее 

10.12.2018

Код Нижнего Новгорода или Как перестать беспокоиться о комплаенсе и начать жить

Читать далее 

показать все 

Статьи

22.11.2018

Все только начинается! Заметки с форума «Открытые инновации – 2018»

Читать далее 

22.11.2018

Роботы vs рекрутеров

Читать далее 

22.11.2018

Устарели ли стандарты ГОСТ 34?

Читать далее 

22.11.2018

Блокчейн после ажиотажа

Читать далее 

22.11.2018

Open Source – здоровье ИТ можно купить

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

16.04.2017

Цифровизация экономики

Читать далее 

23.03.2017

Сервисная компания – фея или Золушка?

Читать далее 

17.02.2017

Информационные технологии-2017

Читать далее 

показать все 

Екатерина Кривцова: «Хочется видеть будущее телемедицины таким, как в свое время написали Стругацкие: “Cчастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный”»

Главная / Интервью / Екатерина Кривцова: «Хочется видеть будущее телемедицины таким, как в свое время написали Стругацкие: “Cчастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный”»


Екатерина Кривцова:
«Хочется видеть будущее телемедицины таким, как в свое время написали Стругацкие: “Cчастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный”»

Телемедицина – какой она должна быть? Необходимость развития телемедицины как неотъемлемой части программы «Цифровая экономика Российской Федерации» в ближайшем будущем сведет вместе совершенно разные предметные области: информационно-коммуникационные технологии и здравоохранение. Сейчас взгляды специалистов этих направлений на то, какой именно должна быть отечественная телемедицина, совпадают не в полной мере. Как организовать цифровое здравоохранение и кто должен этим заниматься: ИТ-специалисты, инженеры по коммуникационным технологиям или врачи?

На вопросы «БИТа» отвечает потомственный врач, кандидат медицинских наук, профессор, организатор здравоохранения, руководитель проекта «Телемедицина» ПАО «МегаФон», эксперт рабочей группы Министерства здравоохранения РФ по цифровому здравоохранению от ПАО «МегаФон», член рабочей группы Комитета по здравоохранению Государственной думы РФ по разработке Федерального закона о телемедицине Екатерина Кривцова

Екатерина Кривцова– Екатерина Викторовна, вы участвуете в создании информационно-коммуникационного пространства в сфере здравоохранения. Расскажите, пожалуйста, зачем нашему здравоохранению нужны цифровизация и телемедицинские услуги?

– Одна из самых серьезных проблем современной отечественной медицины – это слабая адаптивность к условиям внешней среды. Начиная с 1990-х годов изменилось практически все: экономика во всех ее проявлениях, рынок оказания услуг и культура их потребления. Однако наше здравоохранение долгое время оставалось неизменным, не участвуя в полной мере во всех тех переменах, которые происходили вокруг нас. Во многом подобная стагнация возникла из-за того, что отрасль медицины сама по себе консервативна, социально ориентирована и академична, то есть не приемлет новомодные непроверенные тренды и основывается только на доказательной базе.

Сама по себе тема здравоохранения в социуме чрезвычайно важна. Неоказание медицинской помощи или падение ее качества расцениваются большинством людей как личная трагедия. Если же неудовлетворительное качество здравоохранения масштабируется на уровень всей страны, то это потенциальная угроза для стабильности государства.

Инновационные интернет-технологии проникали в медицину постепенно, отдельными программами. Нужно отметить несомненный вклад Т.А. Голиковой (министр здравоохранения и социального развития РФ с 2007 по 2012 год) в создании современной системы страхового здравоохранения. В свое время ее деятельность вызывала у врачей-клиницистов много опасений и вопросов. Однако с точки зрения экономики те идеи, которые ей удалось реализовать, – это был несомненный прорыв. Ее команде удалось решить чрезвычайно сложную задачу – внедрить разные форматы страхования и финансирования в медицине. Это стало драйвером внедрения новейших технологий, которые, с одной стороны, призваны снижать затраты на медицинские услуги, а с другой – повысить качество их оказания.

Одна из самых серьезных проблем современной отечественной медицины – это слабая адаптивность к условиям внешней среды

Россия, как и весь мир, за последние десятилетия столкнулась с такими явлениями, как старение трудоспособного населения, высокая смертность в отдаленных регионах, рост стоимости оказания медицинских услуг и увеличение объемов их потребления наряду с сохраняющимся дефицитом медицинских кадров. Все это заставляет Правительство РФ искать иной подход к реализации здравоохранения, чем применялся до сих пор. Именно здесь должны прийти на помощь новые технологии. Их задача расширить возможности оказания и повысить качество медицинских услуг, а также снизить себестоимость здравоохранения.

Кроме того, внедрение информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) позволит создать тиражируемое решение для больниц и поликлиник, сейчас работающих в разнородных медицинских ИТ-системах.

В Указе № 204 от 07.05.2018 года Президент Российской Федерации В.В. Путин определил задачи для Правительства РФ к 2024 году, в число которых входит снижение показателей смертности граждан трудоспособного возраста и младенцев, а также повышение доступности медицинской помощи для населения, особенно в отдаленных местностях. Это значит, что отечественной медицине просто принудительно придется эволюционировать в цифровое здравоохранение.

Главная цель развития телемедицины в России в том, чтобы все эти услуги стали доступны в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС). Есть уже во многом оправданная надежда, что некоторые сервисы будут также интересны для пациентов в рамках добровольного медицинского страхования (ДМС) и коммерческих услуг. Таким образом, Единую государственную информационную систему в здравоохранении (ЕГИСЗ) предполагается развивать сразу в нескольких направлениях: ОМС, ДМС и коммерческая медицина.

– Кто будет разрабатывать технологическую базу для цифрового здравоохранения?

– Столь масштабная задача по силам только глобальным российским корпорациям, работающим на федеральном уровне. В их активе должны быть организационные и технические возможности для разработки и внедрения глобальных ИТ-решений и доступ к каналам связи, которые могли бы охватить большую территорию. Таким требованиям соответствуют «Ростех», «Ростелеком» и «МегаФон». Именно они обеспечивают интернетом и сервисами больницы и поликлиники, в том числе в отдаленных регионах нашей страны.

– С гигантами отрасли понятно, но есть ли место на этом рынке для игроков меньшего масштаба? Я слышал о том, что в цифровом здравоохранении уже участвует несколько российских компаний. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Конечно, уже есть компании, которые оказывают определенные медицинские услуги удаленно. К их числу можно отнести МТС и холдинг «Медси», «Яндекс» с сервисом «Яндекс.Здоровье», Сбербанк и «DocDoc», а также некоторые другие компании, которые пытаются активно осваивать новый рынок, ВТБ-страхование и ММТ.

Деятельность до 95% современных организаций, осуществляющих телемедицинские услуги, происходит вне правового поля. Например, консультации осуществляются по скайпу, который не дает возможности ни защитить канал, ни идентифицировать пациента

В качестве примера рассмотрим проект «Яндекс.Здоровье». Это виртуальная клиника с собственным пулом врачей. Они работают, и довольно успешно, но в их деятельности есть одно «но». Закон от 29 июля 2017 года [1] говорит о том, что первая консультация у врача в любом случае должна быть очная. Поэтому сейчас одна лишь «виртуальная» информационная деятельность не может быть признана настоящей, полноценной телемедициной. Несомненным ограничением является собственная, не унифицированная система набора специалистов, сужающая возможности масштабирования и работы в госсекторе.

Кроме того, «цифровым врачам» необходимо соблюдать еще два условия. Телемедицинская организация обязана сохранять конфиденциальность всей информации о пациенте, передаваемой по каналам связи. Передача таких данных должна происходить по специальным линиям, с применением шифрации. Еще необходимо идентифицировать пациента. То есть врач должен понимать, кто есть тот человек, кому он сейчас удаленно оказывает медицинскую услугу. Действительно ли это тот пациент, чья история болезни находится перед глазами доктора? Такое могут реализовать всего несколько компаний-интеграторов, преимущественно из того списка, который я уже назвала.

В связи с этими тремя условиями, о которых я сказала выше, деятельность до 95% современных организаций, осуществляющих телемедицинские услуги, происходит вне правового поля. Например, консультации осуществляются по скайпу, который не дает возможности ни защитить канал, ни идентифицировать пациента.

То же самое можно сказать и о проведении обучения студентов медицинских вузов (первичное образование) и постдипломного образования врачей. Невозможность по скайпу сохранить защищенным контент эксперта и отсутствие идентификации и мониторинга постоянного участия обучающегося врача резко снижает эффективность самого обучения.

– Правильно ли я понимаю, что основная сложность во внедрении комплексного цифрового здравоохранения – это защищенные каналы и идентификация пациентов? Стоит решить две эти задачи, и все остальное наладится само?

– Не совсем так. Самая большая проблема в том, что сама задача внедрения телемедицины понимается каждой из участвующих в этом процессе сторон совершенно по-своему.

Большинство врачей интересует только их основная деятельность – оказание медицинской помощи. Даже самые «продвинутые» и умеющие работать с современными гаджетами, они прежде всего доктора. Их видение будущего телемедицины основывается исключительно на том прагматическом соображении, насколько технологии помогут или помешают им в их главном профессиональном занятии. При этом сама сфера ИКТ у врачей не вызывает никакого интереса. Им хватает их прямых профессиональных забот, отчего глубокое погружение в совершенно иную предметную область, мягко говоря, не вызывает у них восторга.

Профиль медицинских учреждений в каждом из регионов определяет потребности. Оттого логично адаптировать инфраструктурные ИТ-решения и каналы коммуникаций под специализацию регионов, но не наоборот

По другую сторону – инженеры по коммуникациям и айтишники, задача которых – реализовать техническую часть цифрового здравоохранения. Их мало интересуют специфика оказания медицинских услуг и инфраструктура здравоохранения. Они далеки от особенностей медицинской экономики и формирования бюджетов, особенно в регионах. Цель ИКТ-специалистов – создать инфраструктуру, логичную и целесообразную с точки зрения коммуникаций и ИТ.

Очевидно, что совершенно разные подходы к реализации одной и той же задачи порождают некоторое недопонимание. Сектор ИКТ говорит, что вот здесь было бы логично прокинуть канальчик, подключить его к серверам, разработать приложение и т.д., на что врачи возражают, что им конкретно в этом месте не нужен ни «канальчик», ни сервер, ни приложение, но вместо этого давайте лучше установим некое специализированное медицинское оборудование. Специалисты ИКТ категорически не согласны, потому что в таком случае не получится оказывать услугу удаленно.

Тут уже начинают раздражаться врачи: «Нам не обязательно что-то оказывать удаленно, мы должны спасать людей!» Самое сложное в такой ситуации, что абсолютно правы обе стороны, но занимать сторону ИКТ или врачей никак нельзя! Необходимо соблюсти нейтралитет и найти компромисс, что нередко выливается в почти неразрешимую задачу.

Хороший пример – географическая профильность медицинских организаций, исторически сложившаяся в различных регионах.

Например, Новосибирск известен кардиологической и кардиохирургической медицинской школой. Там есть специализированное кардиологическое Федеральное государственное бюджетное учреждение (ФГБУ). У них наиболее востребованы телемедицинские услуги, связанные с оказанием специализированной кардиологической помощи, а также удаленный мониторинг пациентов после операций.

Было бы замечательно, если хотя бы некоторые телемедицинские сервисы на первом этапе внедрения покрывались ОМС. Это дало бы ощутимый толчок для развития всего рынка!

В отличие от, скажем, Смоленска, где расположен многопрофильный травматологический ФГБУ. Для них востребован сервис, который бы мог передавать, хранить и архивировать изображения и снимки с рентгеновских аппаратов и МРТ (PACS).

Профиль медицинских учреждений в каждом из регионов определяет потребности. Оттого логично адаптировать инфраструктурные ИТ-решения и каналы коммуникаций под специализацию регионов, но не наоборот. Однако не последнюю роль здесь играют экономические факторы. В итоге получается, что окончательное телемедицинское решение должно выглядеть как многомерная структура, учитывающая экономику, соединяющая воедино пожелания врачей и возможности ИКТ-специалистов, а также опирающаяся на географическую специализацию. Вот даже сейчас, когда я просто перечисляю все это, оно звучит сложно для понимания. Теперь представьте, сколько потребуется усилий, чтобы собрать все это вместе в единую систему и запустить в работу!

– Правильно я ли понимаю, что если в телемедицинских проектах будут задействованы только государственные организации, а именно ФГБУ, то платить никому ни за что не придется? Будет ли все оплачено нашими полисами ОМС?

– Слишком сложный вопрос, чтобы на него можно было ответить просто «да» или «нет». Все сильно зависит от того, кто будет внедрять у нас в стране телемедицину и как. Вероятно, быстрее всего на этот рынок выйдут коммерческие поставщики услуг, деятельность которых, в том числе, будет обеспечиваться ДМС.

Если же говорить об ОМС, то развитие этого направления потребует, предположительно, больше времени. Телемедицинские услуги в рамках ОМС будут возможны, только если этим вплотную займется Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). Именно они определяют стоимость реализации телемедицинских услуг в каждой конкретной местности.

Регионы нашей страны сильно отличаются друг от друга как в плане экономики, так и с точки зрения затрат на внедрение тех или иных информационно-коммуникационных решений. Поскольку ФОМС – это глобальная организация федерального масштаба, их выход на рынок телемедицинских услуг займет большее время по сравнению с коммерческими игроками. Так, на сегодняшний день несомненна эффективность ДМС-услуг, предлагаемых ВТБ-страхованием.

Пожалуй, наиболее амбициозная часть проекта – это помочь людям получать телемедицинскую помощь по ОМС в рамках стандартов оказания медицинской помощи

Еще с точки зрения развития телемедицины на федеральном уровне крайне важна поддержка региональных администраций. Безусловно, они заинтересованы во внедрении телемедицины, но ограничены федеральным и региональным бюджетами. Это также скажется на внедрении телемедицины в рамках ОМС.

– Как именно планируется развивать цифровое здравоохранение в России?

– Рассуждать про всю Россию в целом и даже про какие-то отдельные регионы в частности я не могу. Этим занимается Министерство здравоохранения. Я могу лишь порассуждать на тему, какой именно функционал было бы логично и полезно видеть в будущей системе.

Если говорить на эту тему с самого начала, то рынок телемедицинских услуг в РФ только зарождается. Будет очень здорово, если он сформируется системно, а не хаотично, подобно набору заплаток на каких-то конкретных направлениях. Вероятно, предстоит разработать некую интегрированную платформу сервисов, которая будет включать в себя государственный сегмент, так же как коммерческие и ДМС-сервисы.

– Готовый проект развития телемедицины – он уже есть или его еще нет?

– Как я уже объяснила, я могу говорить лишь о том, как с моей точки зрения следовало бы оптимально развивать направление «телемеда» в России. Однако я не Правительство РФ, а всего лишь визионер. Будет ли кто-то прислушиваться к моему мнению и следовать моему видению ситуации или нет – покажет время. Возможно, где-то кто-то уже ведет параллельные исследования в этой же области, но я, к сожалению, об этом ничего не знаю. Я могу рассказать о том, как в моем понимании мог бы выглядеть проект цифрового здравоохранения в нашей стране.

Думаю, что весь дискурс телемедицины следовало бы подчинить трем разным векторам или трем разным направлениям.

Первой частью должны стать собственно сами телемедицинские сервисы, которые обязательно интегрируются с ЕГИСЗ. Это жесткий констрейнт, в основе которого электронная история болезни, которой уже занимаются в «Ростелекоме» и «Ростехе». Кроме того, будущее сервисное пространство должно полностью поддерживать удаленную запись на прием с помощью Единой медицинской информационно-аналитической системы (ЕМИАС), по аналогии с московской или отдельными модулями. Без совместимости с ЕГИСЗ и ЕМИАС любой телемедицинский проект глобального уровня просто не будет иметь смысла.

Второй обязательный вектор развития телемедицинских услуг в России – это, конечно же, страхование. То есть, допустим, мы добьемся того, что доктора будут готовы лечить население удаленно. Но кто и как будет им за это платить? Во всем мире, в том числе и в России, уже много лет работает модель с обязательным и добровольным медицинским страхованием. Сейчас страховые компании только учатся работать с новым для них рынком цифрового здравоохранения. Вполне естественно, что страховщиков пока что интересует по большей части рынок коммерческих услуг – там наибольшая отдача. Однако было бы замечательно, если хотя бы некоторые телемедицинские сервисы на первом этапе внедрения покрывались ОМС. Это дало бы ощутимый толчок для развития всего рынка!

Аудитория пользователей ОМС значительно шире, чем ДМС, и, следовательно, больший процент населения можно было бы охватить на самом первом этапе развития. Это дало бы хорошую возможность сформировать у людей привычку пользоваться медицинскими услугами удаленно, например мониторя состояние здоровья удаленно для хронических или послеоперационных больных, не посещая поликлиники и другие медицинские организации. Такой подход позволил бы сформировать положительный имидж телемедицины и уменьшить тревожность пациентов в отношении совершенно нового для них явления. Также с учетом сокращения пребывания пациентов в стационаре интересным является перенос реабилитационных программ, ЛФК, услуг психолога и других в интернет-пространство. Возможно и множество иных сервисов.

Третий вектор. Сюда бы, наверное, следовало собрать все частные телемедицинские задачи, которые невозможно решать в рамках первых двух частей. Это могут быть самые разные направления. Можно подумать о предоставлении телемедицинских услуг в совсем отдаленных местностях. Можно ли помочь пациенту там, где нет ни врачей, ни даже фельдшеров, вообще никого? Австралийцы запускали самолет-кукурузник с доктором на борту, у нас есть мобильные фельдшерско-акушерские пункты (ФАП), но их катастрофически не хватает. Вектор оснащения ФАПов дополнительными диагностическими ИТ-сервисами с реализацией дистанционной консультации и второго врачебного мнения в районных и областных больницах значительно повысит эффективность первичной и амбулаторно-поликлинической деятельности.

Или как насчет проверки физического состояния тех, кто напрямую связан с перевозками людей? Я говорю о машинистах и водителях. Важным является сервис автоматизированной проверки состояния специалистов зон социальной ответственности, который был бы реализован прямо в самих транспортных средствах. Понятно, что операторы любого транспорта, вероятно, – уходящая профессия, и, вероятно, уже лет через десять – пятнадцать никто и не вспомнит, зачем они нужны и что означает выражение «садиться за руль». Однако пока это только будущее, а сервис мониторинга водителей – почти настоящее.

Подводя итог, хочу сказать, что проект развития телемедицины в РФ хотелось бы видеть как конгломерат, каждое из направлений которого, с одной стороны, было бы независимо для реализации, но с другой – неразрывно связано со всеми остальными частями. Люди должны иметь возможность получить медицинские услуги удаленно, на всей территории РФ, круглосуточно и вне зависимости от региона, в рамках ОМС.

Все это должно происходить в среде, полностью интегрированной с ЕГИСЗ. Гражданам, которые располагают достаточными средствами и хотели бы получить существенно больше внимания врачей к себе, должны быть доступны добровольное медицинское страхование и всевозможные коммерческие услуги. Одним словом, хочется видеть будущее телемедицины таким, как в свое время написали Стругацкие: «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный».

– Внедрение телемедицины потребует определенной перестройки сознания и врачей, и пациентов. Нужно ли будет обучать врачей и пациентов общаться по-новому или через некоторое время все образуется само?

– Да, обучение врачей и ИКТ-специалистов, а также информирование пациентов – это отдельный и очень важный вопрос. Придется и учить, и учиться! Сейчас Министерством здравоохранения уже реализуется процесс заочного непрерывного медицинского образования (НМО) в рамках аккредитации. Кроме того, я позволю себе предположить, что потребуются также совершенно новые медицинские кадры, такие как продвинутый в техническом плане административный персонал. Менеджмент удаленных медицинских услуг будет заметно отличаться от того, какой он есть сейчас.

Что касается ИКТ-специалистов, то очень бы хотелось увидеть в ближайшем будущем их информированность в некоторых вопросах организации здравоохранения. Понятно, что сетевые протоколы и диаграммы направленности антенн им намного интереснее, но телемедицина затевается не ради технологий, но ради людей и их здоровья. Поэтому инженерам ИКТ со специализацией в телемедицине вольно или невольно придется начать разбираться и в некоторых медицинских вопросах.

Для обучения врачей уже сейчас активно используются вебинары. На мой взгляд, это хороший ответ на еще только формулируемый вопрос: «Как обучить всех телемедицине?»

Далее. Не менее важно, чтобы и сами пациенты умели пользоваться новыми услугами. Сложность тут вот в чем. Многие будущие пользователи телемедицинских сервисов имеют ограничения по зрению, слуху и так далее – это же наши пациенты. У некоторых категорий граждан серьезные ментальные проблемы. При этом все пациенты должны иметь возможность пользоваться телемедициной без каких-либо ограничений.

Создать учебные курсы для населения вряд ли представляется возможным, а вот привлечь к информированию средства массовой информации – задача вполне посильная! Я вполне понимаю и уважаю желание СМИ заработать лишнюю копейку и запустить побольше платной рекламы там, где это возможно. Однако все мы люди и все мы болеем. Рано или поздно работникам СМИ тоже может понадобиться медицинская помощь. Поэтому потенциальных пациентов необходимо информировать, возможно, предложить им какую-то социальную рекламу. Посмотрите, как хорошо обстоит с этим дело в странах Юго-Восточной Азии, в том же Таиланде. Страна далеко не самая богатая, но вы удивитесь, сколько социальной рекламы показывает их местное телевидение! Почему бы нам не перенять их опыт?

– В завершение нашего разговора хотелось бы узнать, что вы видите наиболее важным звеном цифрового здравоохранения?

– Пожалуй, наиболее амбициозная часть проекта – это помочь людям получать телемедицинскую помощь по ОМС в рамках стандартов оказания медицинской помощи. Система, которую предстоит построить, будет создаваться фактически на деньги граждан, которые всю жизнь платят налоги. Именно в области ОМС людям необходимо предоставить достаточный уровень услуг, который помог бы реализовать их право на здоровье и долголетие.

Телемедицина – это не просто ИТ-система и врачи за пультами. Это целая стратегия, реализация которой поможет всем нам жить качественнее и дольше! бит

  1. ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья» от 29 июля 2017 года № 242.

Беседовал Алексей Лагутенков

В начало⇑

Выпуск №09 (82) 2018г.
Выпуск №09 (82) 2018г. Выпуск №08 (81) 2018г. Выпуск №07 (80) 2018г. Выпуск №06 (79) 2018г. Выпуск №05 (78) 2018г. Выпуск №04 (77) 2018г. Выпуск №03 (76) 2018г. Выпуск №02 (75) 2018г. Выпуск №01 (74) 2018г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика