Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?
Календарь мероприятий
ноябрь    2017
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

показать все 

Новости партнеров

22.11.2017

Береги СНИЛС смолоду: мошенники продают информацию о несуществующих выплатах

Читать далее 

22.11.2017

ДЕПАРТАМЕНТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ГОРОДА МОСКВЫ ПОДПИСАЛ КОДЕКС ДОБРОСОВЕСТНЫХ ПРАКТИК

Читать далее 

22.11.2017

Церемония награждения Премии Рунета 2017 пройдет 23 ноября

Читать далее 

22.11.2017

Инфофорум-Китай: сотрудничество России и КНР в области инноваций, информационных технологий и информационной безопасности

Читать далее 

22.11.2017

ПРИГЛАШАЕМ НА ФИНАЛ СОРЕВНОВАНИЙ MOSCOW CAPTURE THE FLAG 2017

Читать далее 

21.11.2017

17 ноября на Камчатке прошла Конференция «Тихоокеанский старт» - мероприятие, объединившее профессионалов в области информационных технологий ведущих компаний Дальнего Востока.

Читать далее 

21.11.2017

«ПРЕСС-СЛУЖБА-2017: главное PR-событие осени»

Читать далее 

показать все 

Статьи

14.11.2017

Опрос. Как вам шеринг?

Читать далее 

14.11.2017

Опрос. ИИ: вера сильнее страха?

Читать далее 

14.11.2017

Опрос. Что вас напрягает?

Читать далее 

14.11.2017

Виртуальная реальность – психоз или инструмент поглощения информации будущего?

Читать далее 

14.11.2017

Послевкусие от переговоров

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

16.04.2017

Цифровизация экономики

Читать далее 

23.03.2017

Сервисная компания – фея или Золушка?

Читать далее 

17.02.2017

Информационные технологии-2017

Читать далее 

показать все 

Гульнара Хасьянова: «Перезапуск микроэлектроники, которая является сердцем любой экономики, повлияет на многие отрасли»

Главная / Интервью / Гульнара Хасьянова: «Перезапуск микроэлектроники, которая является сердцем любой экономики, повлияет на многие отрасли»


Гульнара Хасьянова:
«Перезапуск микроэлектроники, которая является сердцем любой экономики, повлияет на многие отрасли»

Российская микроэлектроника – когда-то она была в тройке сильнейших в мире и вызывала заслуженное чувство гордости. Теперь ее доля в структуре мирового рынка составляет менее 1%. Между тем, судя по Программе развития цифровой экономики России до 2035 года, без отечественной микроэлектроники государству не обойтись. Каким образом можно поднять сейчас эту отрасль? И возможно ли вообще?

На вопросы «БИТа» отвечает генеральный директор ПАО «Микрон»

Гульнара Хасьянова

Досье

Гульнара Хасьянова – генеральный директор ПАО «Микрон». Окончила МТУСИ по специальности «Экономика и управление в связи», инженер-экономист. Окончила программу повышения квалификации для руководящих работников отрасли связи Duke University. Прошла стажировку в компаниях Deutsche Telecom, France Telecom, Telstra. В 2015 году окончила НИУ «Высшая школа экономики». Кандидат экономических наук. Работала в ОАО «Ростелеком». В 2007-2011 годах – генеральный директор ЗАО «Скай Линк». С 2011 года – исполнительный директор Союза операторов мобильной связи ЛТЕ. В 2014-2016 годах – президент ОАО «Система Масс-Медиа». С января 2016-го – председатель Совета директоров ОАО «Система Масс-Медиа». Январь-апрель 2016-го – назначена первым заместителем генерального директора ОАО «НИИМЭ и Микрон».

Лауреат ряда отраслевых рейтингов «ТОП-1000 российских менеджеров» Ассоциации менеджеров России (ТОП-3, 2008), рейтинга ведущих менеджеров ИКТ-отрасли-2008 (ТОП-50 Агентства политических и экономических коммуникаций АПЭК), рейтинг «Эха Москвы» «100 самых влиятельных женщин России» (2011), «100 самых влиятельных деловых женщин России» (ТОП-50 журнала «Финанс» (2008, 2010), ТОП-100 журнала «Компания» (ИД Родионова, 2010), «200 самых профессиональных коммерческих директоров России-2003» (ТОП-20), «100 самых профессиональных карьер в бизнесе и власти» Ассоциации менеджеров России и газеты «КоммерсантЪ» (2000-2004) и других.

– Как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние российского рынка микроэлектроники: его объем, основные факторы, влияющие на развитие?

– Российский рынок микроэлектроники оценивают в 130 млрд рублей на 2016 год. Но это рынок потребления, а не производства электронной компонентной базы (ЭКБ). Рынок производства ЭКБ в России составляет сейчас около 40 млрд рублей. Это, конечно, очень маленькая величина для такой большой страны, как Россия.

Размер рынка определяется потребителем – если в стране есть производство электроники, где используют ЭКБ, то соответственно этому спросу развивается и электронная компонентная база. У нас ситуация такая, что производители закупают готовые функциональные модули, таким образом растет ЭКБ, потребляемая за границей, а не на домашнем рынке.

Если мы как страна хотим сохранить собственное производство микроэлек-троники, необходимо изменить эту практику и стимулировать производство с глубокими переделами, вплоть до потребления чипов. Например, через выстраивание цепочек от чипов до готовой аппаратуры и систем.

– Но советская электронная промышленность развивалась очень быстрыми темпами.

– Да, когда был развит домашний рынок. Если вспомнить историю создания отрасли, в 60-80-хх годах российская микроэлектроника входила в ТОП-3 на мировом рынке. Отрасль была построена полностью на собственных средствах производства, на собственных материалах и комплектующих, то есть была создана цепочка, которая обеспечивала производство микроэлектронных компонентов.

Но постепенно, к 1990-2000-м годам, все пошло не так, потому что одновременно с открытием границ не были выстроены защитные механизмы, поддерживающие российского производителя, в первую очередь производителя аппаратуры. Это привело к тому, что на российский рынок быстро пришли иностранные компании, и дальше развитие нашей микроэлектроники шло уже на импортном технологическом оборудовании, импортных материалах и комплектующих – мы отдали наш рынок машиностроения иностранным производителям, сдали лидерские позиции и стали рядовым игроком на глобальном рынке.

С годами производство ЭКБ в России стало очень сильно зависеть от политики других стран, и когда в 2014 году были объявлены санкции, то это ударило по самому больному –современному оборудованию.

Поэтому сейчас имеет смысл думать о том, чтобы возродить отрасль микроэлектроники. Более того, надо подготовить и создать рынок, достаточный для развития производства микроэлектроники, тогда сами компании станут вкладываться в его рост. А параллельно будут расти отрасли, которые взаимодействуют с рынком микроэлектроники, прежде всего, производство сверхчистых материалов. Таким образом, с каждым годом развития микроэлектроники будут заказывать все больше отечественных материалов, станков и комплектующих.

Задача перезапустить отрасль не простая. Если в свое время мы перешли на иностранных поставщиков, чтобы быть в цепочке мировых лидеров и получить готовые линейки оборудования, то сейчас шанс в том, чтобы создать в новых условиях свои производственные цепочки фактически заново. Перезапустить – это значит в первую очередь сформировать свой рынок на тех возможностях цифровой экономики, которая выводит микроэлектронику во всем мире на новый виток.

Если посмотреть на развитие мирового рынка микроэлектроники, то два предыдущих скачка связаны с появлением ноутбуков, а потом смартфонов. Они создавали массовый спрос на однотипные цифровые чипы. Мировой рынок консолидировался по типам продуктов: кто-то занимался памятью, кто-то разработкой связных чипов, кто-то исключительно микропроцессорами. И так последние 20 лет – в микроэлектронике цикл возврата инвестиций занимает от 10 до 15 лет, это одна из самых капиталоемких отраслей. Следующий скачок в отрасли будет обусловлен развитием интернета вещей – умных устройств цифровой экономики.

Благодаря развитию цифровой экономики, наша микроэлектроника, а за ней и другие смежные отрасли имеют шанс на перезапуск.

Программа импортозамещения в России дала шанс для импортоопережения – нужно постараться обеспечить свое присутствие на новых растущих рынках, найти и занять там свою нишу, чтобы потом догоняли нас

Что такое цифровая экономика? Это экономическая деятельность, которая построена на цифровых технологиях. В основе цифровых технологий – подключенные к сети аналоговые устройства и приложения, которые генерируют данные. Эти цифровые следы по сетям связи ведут в дата-центры и распределенные облачные хранилища автоматически, без участия человека. Там данные обрабатываются и анализируются, становятся информацией для принятия решения (человеком или роботом, искусственным интеллектом), на их основе идет изменение либо текущего бизнес-процесса, либо появляются новые услуги, и все начинается сначала.

Тот самый нижний слой, который собирает огромное количество информации, представлен миллиардами датчиков, счетчиков, сенсоров, множеством мелких устройств, которые собирают и передают новую информацию. На этом уровне можно создавать устройства, используя существующую отечественную электронную компонентную базу, – интернет вещей и искусственный интеллект создают спрос на разнообразные чипы, включая аналоговые схемы и сенсоры. И очень важно, чтобы мы защитили этот сегмент рынка для российских компаний – производителей микроэлектроники и аппаратуры. Нужно создать этот рынок и защитить его.

Сегодня эта мировая цепочка еще не построена, мы в нее не опоздали и есть шанс под потребности цифровой экономики перезапустить всю отрасль микроэлектроники. А перезапуск микроэлектроники, поскольку она является сердцем любой экономики и цифровых производств, эффективно повлияет на все остальные отрасли.

Во всем мире цифровая экономика только начинает формироваться, появляются первые примеры ее эффективности, первые результаты госпрограмм и инфраструктурных проектов. Технологии цифровой экономики применимы как в создании новых сервисов, так и в повышении эффективности существующего производства, с их помощью можно значительно сократить расходы в текущих бизнес-процессах, будь то компании либо государство.

И у нас тоже есть такой передовой опыт. В прошлом году, например, в рамках проекта Евразийского экономического союза по созданию Единой системы маркировки товаров наше государство внедрило радиочастотную маркировку для контроля оборота меховых изделий. Была создана система контроля за оборотом шуб с помощью RFID-идентификации, которая позволила сделать этот рынок прозрачным и существенно увеличить налогооблагаемую базу. Это один из локальных, но знаковых примеров технологий цифровой экономики в действии.

Досье

Группа компаний «Микрон» – крупнейший в России и СНГ производитель и экспортер микроэлектроники. Головная компания группы – ПАО «Микрон» – находится в городе Зеленограде (административный округ Москвы) и входит в пятерку ведущих микроэлектронных предприятий Европы. Основной бизнес компании – производство интегральных микросхем и системных решений, основанных на отечественных электронных компонентах и программных продуктах. В числе проектов «Микрона» транспортные билеты для московского метрополитена, наземного транспорта, скоростных и пригородных электропоездов, чип-модули для биометрического загранпаспорта, национальной системы платежных карт и идентификационных документов, RFID-маркировка индустриального применения.

Сейчас государствами – членами ЕАЭС рассматривается возможность внедрения RFID-маркировки в других товарных категориях для контроля контрафакта и легализации «серого» рынка в проблемных отраслях. Мы уже выпустили под эту задачу специальную линейку защищенных меток, работаем над ее расширением и новыми модификациями совместно с партнерами и потенциальными отраслевыми клиентами.

– Каким образом можно сформировать новый рынок микроэлектроники? Кто должен быть инициатором? Сколько времени может занять этот процесс?

– История мировой микроэлектроники не знает примеров, чтобы предприятия возникли сами по себе и сформировали для себя рынок самостоятельно. Развитие микроэлектроники всегда обусловлено интересами государства.

Как пример, программа импортозамещения в России дала шанс нашим компаниям заниматься не только заменой импортной продукции на отечественную, в таком случае мы всегда будем лишь догоняющими в мировом процессе производства. Гораздо важнее, что она дала шанс для импортоопережения – нужно постараться обеспечить свое присутствие на новых растущих рынках, найти и занять там свою нишу, чтобы потом догоняли нас. Все крупные компании в этой отрасли появились благодаря целенаправленной государственной политике. Развитие ЭКБ – одно из ключевых направлений программы «Цифровая экономика Российской Федерации».

– На каких растущих рынках мы можем найти себе ниши?

– Прежде всего это интернет вещей, индустриальный интернет и все, что базируется на нем, «умный» город, финтех, кибербезопасность, «умный» транспорт, логистика, медицина, биометрия, искусственный интеллект, виртуальная реальность – все рынки, так или иначе связанные с большими данными.

Безусловно, сформировать новый рынок для микроэлектроники – это длинный путь, но в условиях цифровой экономики его можно пройти быстрее.

Почему государство должно уже сейчас задуматься о формировании своего рынка микроэлектроники? Потому что любая крупная международная компания, которая выходит на экспортный рынок, в том числе наш, поддерживается своим государством – оно защищает на старте, поддерживает на стадии роста на домашнем рынке и компенсирует затраты при выходе на внешние рынки.

Мы должны по-другому построить свою кооперацию внутри отрасли. И здесь очень важны любые государственные преференции производителям российской аппаратуры, потому что рынок капитала ограничен

В интересах государства сделать так, чтобы при экспансии компании было не важно, по какой цене ее товар продан на экспортном рынке, главное – занять его. Это убивает собственное производство в данной стране, и следующие 10-15 лет иностранные компании спокойно могут торговать на этом пространстве, формируя рынок под себя. Вот почему очень важно отстаивать интересы российских производителей по всему миру, как это делают другие страны.

Это не значит, что мы связываем свое развитие исключительно с государственной помощью, но у государства есть прямая возможность повлиять на масштаб наших проектов и темпы роста. Только за прошлый год «Микрон» выпустил более 30 новых изделий под новые направления. Мы активно тестируем прикладные системы для различных отраслей, в разработке более 100 проектов – для банковской сферы, ретейла, ювелирной отрасли, фармацевтики, ЖКХ, шоу-индустрии – от сложных инфраструктурных систем до коробочных RFID-продуктов.

Например, наше интересное решение для смарт-склада позволяет на порядок снизить время приема товаров, «умные» браслеты для больниц не допустят ошибок в курсе лечения. Среди десятков пилотных проектов по стране – пилот в Иркутской области по чипированию древесины: RFID-метки фиксируют породу дерева, место и дату вырубки, технические параметры, назначение, потребителя. Такая маркировка автоматизирует учет и идентификацию каждой единицы сырья, блокируется возможность подмены или незаконных поставок леса.

Так же и в других отраслях – RFID-технология дает возможность автоматизировать и радикально ускорить все операции, минимизировать влияние человеческого фактора.

Сейчас повсеместно открываются новые рынки, все оцифровывается, и мы готовим для этих рынков полезные новинки – не только свои чипы, но и готовые решения.

Задача: уйти от практики, когда мы делаем и продаем по миру дешевые микросхемы, а потом через третьи руки российским компаниям приходится покупать на порядок дороже готовые блоки, изделия и смарт-системы с нашими чипами внутри.

– Вы находите заказчиков или они находят вас?

– Раньше ждали, чтобы заказчик пришел к нам и рассказал, какую микросхему и для какого изделия ему нужно разработать. Сейчас мы изменили свою маркетинговую политику –активно следим за мировыми тенденциями развития микроэлектроники, и, зная свои возможности и понимая, как развиваются технологии и какая проблема может появиться у потенциального клиента, сами активно предлагаем решение.

Например, в этом году были сделаны новый банковский чип, транспортные карты и ски-пассы, прошли тестирование и запущены в серийное производство восемь новых RFID-меток различного назначения, в том числе метки для животных, для маркировки древесины и металлических изделий, медикаментов, номерных знаков, пластиковой и стеклянной тары.

Один из свежих примеров – «умный» стакан для торговли напитками, который решает проблему контроля оборота напитков и дает возможность сократить до 20% потерь от продаж. Количество несанкционированных продаж и подделок в кофе-поинтах достаточно велико, слабо контролируемо и в значительной степени зависит от человеческого фактора.

Совместно с партнерами «Флексознак», ITWay и «Профессиональные торговые автоматы» мы придумали решение – снабдить бумажный стакан для кофе RFID-меткой. Умный стакан знает стоимость и вид напитка, он не позволяет вам выбрать какой-то другой, более дорогой напиток или использовать один стакан дважды. Таким образом, обеспечивается контроль ингредиентов и расходных материалов, предотвращается нецелевое использование и существенно сокращаются издержки при продаже напитков в торговых автоматах.

Эту же разработку, основанную на сочетании метки и считывателя, можно использовать и для других целей, в том числе для рекламных кампаний и программ лояльности. Мы считаем, что у нее может быть бесконечное количество применений. И это не догоняющая модель, а новая сфера применения.

– Если мы будем стремиться не догонять, а обгонять других, сколько времени у нас есть для этого?

– Минимальный временной лаг – пять лет. У нас есть достаточно узкое окно, но это окно больших возможностей. За пять лет мы сможем сформировать у себя рынок микроэлектроники, для этого нужно простимулировать определенную цепочку всех предприятий, находящихся в ней.

Производители электроники долж-ны тоже поменять свой подход, то есть модернизировать производство не только под номенклатуру микросхем, но и под комплектацию блоков и конечной продукции.

Мы должны по-другому построить свою кооперацию внутри отрасли. И здесь очень важны любые государственные преференции производителям российской аппаратуры, потому что рынок капитала ограничен.

Мы предлагаем – давайте сформируем условия, при которых наш российский производитель поднимется и начнет выпускать качественно новые, востребованные растущей цифровой экономикой продукты

Инструментов в мировой практике достаточно много. Например, при заключении контрактов под госзакупки, если в аппаратуре есть российская ЭКБ, производитель аппаратуры мог бы получать право на более долгосрочный контракт с компаниями-заказчиками, чем при использовании ЭКБ иностранного производства. Подобная преференция позволит привлекать финансирование под конкретный проект и выстраивать долгосрочные отношения с компаниями.

Таким образом, формируя этот рынок, можно способствовать развитию не только микроэлектроники, но и непосредственно производителей оборудования и аппаратуры в России по всей цепочке добавленной стоимости.

– Расскажите, пожалуйста, о технологическом полигоне пилотных проектов цифровой экономики, который вы предлагаете создать в Зеленограде. Кто может участвовать? На каких условиях? Какова цель этой инициативы?

– Да, у нас есть такая идея. Для запуска новых решений на отечественной ЭКБ в серийное производство нужна площадка для экспериментов разработчиков. «Микрон» готов стать такой площадкой, открытой в режиме foundry для всех новых разработок – лабораторных, вузовских, инженерных, научных или стартаперских.

Зеленоград – это и научно-производственный кластер, и достаточно молодой город, где много активных жителей. Поэтому мы хотели бы предложить другим городским предприятиям совместно тестировать те решения и продукты, которые мы можем дать государству и коммерческим потребителям. Удобнее и быстрее всего это можно сделать в Зеленограде. Мы сейчас готовим наполнение этого проекта, а потом предложим его руководству Зеленограда и предприятиям города.

– Выступая недавно на международном форуме «Импортозамещение 2017», проходившем в Москве, вы сказали, что импортозамещение по приказу не бывает. Что вы имели в виду? Казалось бы, многие ждали этого курса.

– Импортозамещение – очень важная тема, но когда у тебя в течение 20 лет рынок формировался с большим количеством иностранных поставщиков и посредников, менять его очень сложно. Например, рынок ввозимой электронной компонентной базы насчитывает десятки тысяч номиналов. Невозможно заместить все это разнообразие электронных компонентов во всех сегментах рынка одномоментно.

Кроме того, разрабатывать замещающую ЭКБ под старые изделия экономически неэффективно, потому что пока это произойдет – а рынок развивается очень быстро, – все еще больше устареет, выйдут новые поколения импорта, и мы опять будем догонять уходящий поезд. Потому мы и говорим про импортоопережение и smart-компоненты для цифровой экономики, чтобы в каждом новом изделии «Индустрии 4.0» была российская ЭКБ.

– Не получится ли так, что поддерживая только своих производителей, мы уничтожим любую конкуренцию на рынке?

– В мировой практике ровно такая же ситуация у всех стран – производителей микроэлектроники. Далеко не каждая страна может себе позволить иметь эту стратегически важную отрасль, это важный фактор технологической независимости на глобальном рынке. Но специфика отрасли – высокий уровень международной интеграции, практически ни одна страна не имеет в своем контуре полного цикла от и до, для нас это утопия.

Никто не говорит о том, что надо перекрыть рынок для международных компаний. Мы предлагаем: давайте сформируем условия, при которых наш российский производитель поднимется и начнет выпускать качественно новые, востребованные растущей цифровой экономикой продукты.

Для этого нужно пройти определенный путь, выстроить технологический процесс, занимающий определенное количество времени. Простой пример – сертификация. Есть стандартная международная практика, «Микрон» сертифицирован на соответствие стандартам системы менеджмента качества ISO 9001, системы экологического менеджмента ISO 14001 и системы энергетического менеджмента ISO 50001-2011, это необходимая часть международной интеграции и это соответствующий опыт управления производственными и бизнес-процессами.

Если наше предприятие ставит себе задачу обеспечить в течение нескольких лет выход на определенное качество новой технологической продукции, то мы будем стараться обеспечить это качество в заданных параметрах и знаем, как это сделать.

Сегодня коммерческий рынок микроэлектроники по многим категориям продукции для нас потерян, поэтому очень важно умное сочетание условий, которые обеспечат стимул для роста предприятий и их ответственность за качество при выходе на новый технологический уровень. А это легче всего сделать на новом рынке. Отрасль в 40 млрд рублей – это не отрасль в масштабах такой страны, как наша.

– «Микрон» работает и на зарубежных рынках. Какие продукты вы там предлагаете?

– Да, мы часть глобальной микроэлектронной индустрии и крупней-ший российский экспортер микрочипов индустриального применения. Ежегодно экспортируем более 500 млн микросхем, изготовленных предприятиями группы, в Европу и Юго-Восточную Азию на предприятия, производящие различную электронную технику. Исторически это микросхемы управления питанием, драйверы светодиодов, дискретные полупроводниковые устройства, микроконтроллеры для идентификационных документов, смарт-карт. Сейчас мы разрабатываем новые продукты, которые являются очень интересными для зарубежных рынков.

Из недавних примеров – инфраструктурный проект для Лаоса, биометрические загранпаспорта, где не только чипы и сами паспорта, но и вся система идентификации, включая программное обеспечение, сканеры отпечатков пальцев, считыватели, криптографическое оборудование разработаны и поставляются российскими компаниями.

Хочу сказать, что доверие и к продукции «Микрона», и в целом к России у наших иностранных партнеров есть, мы сильны своей инженерной экспертизой, контролируем качество и умеем решать нешаблонные задачи лучше, чем многие в мире.

– Как вы решаете проблему новых кадров?

– У нас, наверное, как и в большинстве отраслей промышленности, есть супертехнологи – представители старой школы и есть активная молодежь, которая после окончания университетов или профильных вузов приходит к нам на работу и которую через несколько лет бесценной практики охотно принимают у себя все ведущие компании мира. Наша задача – не потерять ни тех, ни других.

Думаю, если мы увидим, что рынок в России начал формироваться, то и специалисты, уехавшие когда-то из страны, потянутся домой, потому что увидят, что для России развитие микроэлектроники действительно очень важно, и здесь есть где применить себя профессионалу в этой отрасли. У нас уже работает более десятка специалистов, вернувшихся из Германии, Малайзии, Тайваня, Китая и Израиля.

– Как вообще удалось «Микрону», при полной разрухе в 90-е года, притом что отрасль микроэлектроники так упала, сохранить эффективное производство?

– Я вижу в этом влияние личности. Спасибо Геннадию Красникову (от редакции – академик РАН, председатель Совета директоров ПАО «Микрон», генеральный директор АО «НИИМЭ», доктор технических наук, профессор). Ему удалось в это время не просто сохранить завод, но и сделать перезапуск на новом технологическом уровне – на иностранном оборудовании, но с собственными технологиями разработки НИИМЭ. Это дорогого стоит, и это большой вклад в развитие экономики страны. Безусловно, в судьбе «Микрона» особую роль сыграла АФК «Система», и заслуга ее владельца Владимира Евтушенкова в том, что он сохранил эту отрасль.

Я думаю, что и у Геннадия Яковлевича Красникова, и у Владимира Петровича Евтушенкова была вера в необходимость того, что они делали для страны. Фактически это люди, которые помогли российской микроэлектронике уцелеть.

– Есть ли у вас планы по выпуску инновационных продуктов?

– В такой отрасли, как микроэлектроника, каждый новый продукт – это серьезная инновация и основа для инноваций в других отраслях. Мы делаем электронную компонентную базу для все более сложных систем, тестируем и запускаем в производство десятки новых номиналов продукции ежегодно. И важно, что это не только новые микросхемы, но в том числе и блоки, и готовые инфраструктурные и прикладные решения для смарт-индустрии, которые можно применять в конкретных больницах, магазинах, промышленных предприятиях с конкретной экономической выгодой. Это основной наш тренд и бизнес-логика.

Беседовала Галина Положевец

Заключение специалиста

Алексей Волостнов

«Российская микроэлектронная промышленность сильно зависит от реализации государственных программ, в первую очередь в аэрокосмической и оборонных отраслях»

Алексей Волостнов, директор по развитию бизнеса Frost & Sullivan в России

Сегодня почти половина всех производимых в стране микроэлектронных компонентов (микросхем, чипов, полупроводниковых составляющих) потребляется предприятиями авиационной и оборонной промышленности (45%). На втором месте – компании, работающие в сфере энергетики, медицины и приборостроения (суммарно 32%); на третьем –малые и средние предприятия, специализирующиеся на производстве потребительской электроники (11%).

Таким образом, основным заказчиком микроэлектроники в России является государство, в то время как в большинстве развитых стран спрос на продукцию заводов формируется в частном секторе.

Для сравнения: на телеком-сегмент приходится в среднем 31,5% всех заказов, на сферу производства персональных компьютеров – 29,5%, на автомобилестроение – 11,6%. Государственные заказы составляют порядка 13,9% в структуре потребления микроэлектроники в мире.

В частном секторе развитие отечественной микроэлектронной промышленности будет стимулироваться заказами со стороны производителей потребительской электроники, энергетического и медицинского оборудования. Весомый вклад также внесет развитие в России интернета вещей. Если в 2015 году количество подключенных устройств составляло 16,1 млн (0,2% от общемирового), то в 2018-м их число увеличится более чем в два раза – до 32,6 млн».

Только факты

Доля России на мировом рынке микроэлектроники

Доля России в структуре мирового рынка микроэлектроники пока составляет менее 1% ($2,3 млрд по итогам 2016 года).

Лидерами в области производства полупроводниковых компонентов в пятилетней перспективе останутся страны Юго-Восточной Азии (Китай, Малайзия, Тайвань, Сингапур, Южная Корея и др.) и США.

Мировой рынок микроэлектроники: рост

В период 2010-2016 годов темпы роста мирового рынка микроэлектроники составляли в среднем 2,2% в год.

За шесть лет объем рынка увеличился на $41 млрд и в 2016 году достиг отметки $339 млрд (против $298 млрд в 2010-м).

Согласно прогнозам, в 2017 году объем рынка увеличится до $361 млрд и до $369 млрд – в 2018-м. Темпы роста составят соответственно 6,5 и 2,3%.

Драйверы развития

Автомобильная и телекоммуникационная промышленность, робототехника, индустрия здравоохранения, сегменты потребительской электроники и интернета вещей (IoT).

Тенденции

Распространение устройств дополненной (AR) и виртуальной реальности (VR), более мощных технологий для работы с большими объемами данных (например, VLC), производство энергоэффективных технологий (в т.ч. OLED), носимых устройств (wearables) и общий тренд на миниатюризацию.

Большое влияние на развитие и рост мирового рынка микроэлектроники окажут также промышленный интернет вещей (IIoT), и так называемый интернет медицинских вещей (IoMT) .

Тенденции российского рынка микроэлектроники

Тенденцией последних двух лет стало сокращение объема рынка, которое происходило на фоне общего спада в экономике страны. Так, по сравнению с 2014 годом в 2015-м объем рынка сократился с $2,8 до $2,4 млрд, или на 14,3%. По итогам прошлого года снижение составило 3,3%.

По данным исследования «Состояние и перспективы мирового и российского рынка микроэлектроники», проведенного экспертами международной консалтинговой компании Frost & Sullivan.

В начало⇑

Выпуск №09 (72) 2017г.
Выпуск №09 (72) 2017г. Выпуск №08 (71) 2017г. Выпуск №07 (70) 2017г. Выпуск №06 (69) 2017г. Выпуск №05 (68) 2017г. Выпуск №04 (67) 2017г. Выпуск №03 (66) 2017г. Выпуск №02 (65) 2017г. Выпуск №01 (64) 2017г.

Телеканал «Про Бизнес», программы «Технологии в ритейле»

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика