Андрей Шпиленко: «Давайте создавать технологические кластеры, а не потемкинские деревни»::БИТ 06.2015
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
март    2019
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
24
30
31

показать все 

Новости партнеров

19.03.2019

II Международный бизнес-форум «ИГРЫ XXI ВЕКА»

Читать далее 

18.03.2019

Конференция «Весенний документооборот»

Читать далее 

18.03.2019

HID Global продемонстрирует инновационные продукты и решения в области физической безопасности и надежной идентификации на выставке Securika Moscow 2019

Читать далее 

15.03.2019

Началась продажа билетов на конференцию «Инновации для корпораций–2019»

Читать далее 

15.03.2019

Тему кибербезопасности обсудят на РИФ+КИБ 2019

Читать далее 

15.03.2019

Забег RUNIT 25 на РИФ+КИБ 2019

Читать далее 

14.03.2019

Конференция «E.DAY 2019. Встраиваемые Технологии и Интернет Вещей»

Читать далее 

показать все 

Статьи

12.03.2019

Тренды по UC

Читать далее 

25.02.2019

Корневые причины неудач. Значимость бизнес-процессов в достижении целей организации

Читать далее 

25.02.2019

Зачем нам 5G?

Читать далее 

25.02.2019

Продвигаем ИТ-продукты/услуги

Читать далее 

25.02.2019

Какую модель выбрать?

Читать далее 

25.02.2019

Держим ушки на макушке?

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

16.04.2017

Цифровизация экономики

Читать далее 

23.03.2017

Сервисная компания – фея или Золушка?

Читать далее 

показать все 

Андрей Шпиленко: «Давайте создавать технологические кластеры, а не потемкинские деревни»

Главная / Архив номеров / 2015 / Выпуск №6 (49) / Андрей Шпиленко: «Давайте создавать технологические кластеры, а не потемкинские деревни»

Рубрика: Тема номера /  Технопарки России


Андрей Шпиленко:
«Давайте создавать технологические кластеры, а не потемкинские деревни»

Сколько всего технопарков в России? Кто за них отвечает? Как измерить их эффективность? Почему в России нельзя говорить о конкуренции? На эти и другие вопросы «БИТа» отвечает директор Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко

Досье

Андрей Шпиленко

 

Андрей Шпиленко

Окончил Уссурийское суворовское училище, Санкт-Петербургское высшее общевойсковое командное училище, Российскую академию госслужбы при Президенте РФ, Российскую академию народного хозяйства при Правительстве РФ. Кандидат экономических наук.

Служил в Вооруженных силах РФ, был заместителем руководителя аппарата фракции «Единая Россия» в Госдуме РФ, преподавал в МГУ им. М.В. Ломоносова на факультете мировой политики; работал проректором Московского госуниверситета технологий и управления.

В 2009–2012 гг. – председатель Совета директоров ЗАО «Технопарк «Саров».

С 2011 г. – директор Ассоциации технопарков в сфере высоких технологий.

– Андрей Викторович, каковы особенности функционирования российских технопарков?

– Технопарковое движение в новой России зародилось сразу после развала Советского Союза. Организации, называющие себя технопарками, стали возникать во всех регионах, преимущественно при местных вузах, как грибы после дождя. Однако большинство из них, по сути, технопарками не являлись. За рубежом технопарки – это экономически эффективные организации, в которых генерируются новые технологии, превращаясь из идеи в рыночный продукт. У нас же онибыли созданы в основном без понимания методологии и механизмов деятельности технопарков.

В результате из 54 технопарков, образованных тогда при вузах, выжил только один – технопарк МГУ. В чем причины нежизнеспособности этих организаций и низкой эффективности большинства технопарков, созданных позже? Ответы наэти вопросы мы искали в ходе специального исследования, проведенного специалистами Ассоциации. Его результаты были переданы Контрольному управлению Президента РФ. Они, к сожалению, очень неутешительные.

Прежде всего стало очевидно, что в начале 1990-х годов в стране вообще никто не понимал, что такое технопарки. Наши вузы не были ориентированы на коммерциализацию, они продолжали заниматься научно-исследовательскими разработками, привычным для себя делом, их же пытались поставить перед необходимостью быть предпринимателями. К тому же вузы не получали никакой господдержки для развития технопарков. Все это привело к тому, что первые технопарки один за другим тихо умерли.

Вторая волна создания технопарков возникла в 2006 году во многом благодаря принятию ряда федеральных нормативно-правовых документов в сфере инноваций. Прежде всего катализатором второй волны стали Программа развития технопарков в сфере высоких технологий и Стратегия инновационного развития РФ, принятые в 2006 году. К 2010-2012 годам в России уже насчитывалось, по разным оценкам, от двухсот до двух тысяч технопарков. Но мы, к сожалению, вновь наступили на старые грабли: технопарки создавались массово, хотя по-прежнему не было ни соответствующего законодательства, регулирующего их деятельность, ни определения действенных мер их государственной поддержки.

Когда мы слышим парадные реляции о том, что в России созданы эффективные технопарки, то надо понимать, что, по большому счету, это просто блеф или «потемкинские деревни», созданные ради того, чтобы отчитаться передруководством страны, поставившим задачу перевода экономики на инновационный путь развития. И субъекты РФ, чтобы продемонстрировать свое рвение в этом вопросе, называли технопарками организации, и близко к ним не стоящие. Ксожалению, это сильно дискредитировало технопарковское движение как таковое.

Наш анализ деятельности зарубежных технопарков выявил колоссальные различия между тем, что есть в России, и тем, что делается за рубежом.

Например, возьмем такой показатель, как возраст технопарков. Чтобы запустить технопарк, требуется от шести до десяти лет. А его выход на проектную мощность занимает от тридцати до шестидесяти лет. За это время создается механизм, который генерирует высокотехнологичные проекты, чтобы в будущем они принесли пользу государству. В противном случае, не создав этого механизма, мы обрекаем себя на постоянную стагнацию.

Что же получилось у нас в России? Из 179 организаций, официально именующих себя технопарками, лишь один технопарк МГУ существует больше десяти лет, остальные – просто младенцы, им нет даже пяти лет! Мы постоянно говорим,что России нужно двигаться вперед, что нам необходимы новые высокотехнологичные решения, но при этом так и не создали систему технопарков. Получается, что за 20 лет мы не смогли тем научным заделам, которые были, дать возможность коммерциализироваться.

Анализ также показал, что абсолютное большинство зарубежных технопарков пользуется мерами господдержки – либо прямыми, либо косвенными, материальными или нематериальными. И только в нашей стране этого нет.

– А как же государственная программа развития технопарков в сфере высоких технологий?

– Если вы ее внимательно прочитаете, то обнаружите там много несуразиц. Например, оказывается, что Минкомсвязи, которое курирует технопарки в сфере высоких технологий, отвечает не только за развитие ИТ-отрасли, но и заэнергетику, медицину, ядерные технологии. Как профильное министерство, не имеющее полномочий ни в одной из названных отраслей, кроме ИТ-отрасли, может за все отвечать? Это первая несуразица.

Вторая несуразица – деньги, предусмотренные в программе, предназначены на «кирпичи». То есть эта программа регламентирует создание физической инфраструктуры. Но ведь идеология технопарков – не в кирпичах, а в технологических программах, в инструментарии, который должен оказывать поддержку стартапам.

Если надо отчитаться, берут какое-то полуразвалившееся предприятие, производственный цех, строят бизнес-центр и называют его технопарком

Поэтому спасибо тем, кто создал эту программу, однако ее недостаточно.

Второе ведомство, которое у нас отвечает за развитие инновационной инфраструктуры, в том числе технопарков, – это Министерство науки и образования РФ. В 2010-2012 годах оно реализовывало госпрограмму по развитию инновационной инфраструктуры, в том числе технопарков. Как явствует из официальной информации, министерство образования создало тридцать технопарков при университетах.

Казалось бы, впору радоваться такому огромному количеству технопарков, ведь наша Ассоциация выступает одним из основных лоббистов идеи создания технопарков при вузах. Но, к сожалению, все они оказались либо созданными только на бумаге, либо структурными подразделениями вузов. Министерство образовало их, не имея никакого определения, что такое технопарк. Что характерно, численность таких технопарков при университете составляет в среднем всего полтора человека.

Я надеюсь, что Минобразования либо прямо признает, что оно, по сути, не занимается технопарками, либо выразит реальное желание ими заниматься. И тогда мы сядем за стол переговоров и определим вместе, что такое технопарк, как онработает, какие функции выполняет.

Еще одна структура, которая также занимается технопарками, – это Министерство экономического развития. Департамент поддержки малого и среднего предпринимательства этого министерства на протяжении долгого времени реализует мероприятия по созданию технопарков. Именно Минэкономразвития – одно из первых министерств, которое село за стол переговоров с нашей Ассоциацией. Мы объяснили, что то, что реализует министерство, не соответствует сути ифункциям технопарка. И мы были услышаны, у нас возник диалог с представителями министерства.

Вот общая картина того, что происходит у нас с технопарками. Из 179 организаций, которые используют этот бренд в своем названии, только четыре прошли аккредитацию нашей Ассоциации. Это Новосибирский технопарк, Мордовский технопарк, Саровский и Ханты-Мансийский технопарки. И пятый – ИТ-парк Казани.

– А почему в этом списке нет технопарка МГУ?

– На это есть свои причины. Когда мы поняли, что каждая структура подразумевает под технопарком что-то свое, а эффективность при этом нулевая, мы решили, опираясь на мировую практику, описать, что такое технопарк, какие функции он должен выполнять, и, главное, чем должна заниматься управляющая компания, каковы ключевые показатели ее эффективности.

Проанализировав мировой опыт, мы увидели, что самый маленький технопарк находится в Германии, его площадь составляет лишь 5 га. А все остальные технополисы гораздо больше. И они построены следующим образом: в них сосредоточена вся инфраструктура и необходимые механизмы, которые помогают новому проекту пройти все стадии жизненного цикла, от идеи до мелкосерийного производства.

Технопарк – это экосистема, объединяющая в себе разрозненные элементы инновационной инфраструктуры, направленная на поддержку малого бизнеса

А у нас все по-другому. У наших технопарков есть инфраструктура, которая обязана помогать проекту пройти все этапы жизненного цикла, но ее части разобраны, между собой не взаимодействуют, непонятно, с кем работать и как, где снижать издержки, куда податься стартапам. Нет точки входа.

Чтобы исправить ситуацию, мы стали работать со всеми министерствами и ведомствами, более того, мы инициировали разработку Национального стандарта технопарка, приняли решение об аккредитации технопарков. И вот тут мывыявили для себя несколько тенденций.

Первая тенденция – хотя президент страны, исходя из понимания им необходимости системы воспроизводства, призывает к созданию технопарков, региональные власти в этом фактически не заинтересованы.

– Почему?

– Объясню. Губернатор руководит областью пять – десять лет. И обычно считает своей главной задачей решение острых социальных и экономических вопросов, которые возникают здесь, сегодня и сейчас. Соответственно, его интересуют только проекты, дающие быстрый результат. В основном это бизнес-проекты.

А что есть технопарк? Технопарк – это история развития будущего. Это инвестиции не в себя, а в своих детей, внуков. И, как вы помните, чтобы запустить технопарк, требуются шесть – десять лет. А нужно ли это губернатору? Ему придется убеждать депутатов, мол, давайте создадим технопарк, который через десять лет начнет приносить плоды, мы диверсифицируем экономику, появятся новые рабочие места, молодежь не будет уезжать... Но у губернаторов нет наэто времени, поэтому они идут по пути наименьшего сопротивления.

На местах видят два варианта решения задачи. Первый – построить индустриальный парк. Вы вкладываете деньги из федерального бюджета в инфраструктуру, создаете красивую площадку и приглашаете действующий бизнес: «Ребята, приходите, пожалуйста, сюда». И они приходят. А где новое производство? Где воспроизводство идей, где проводящая инфраструктура, которая должна насытить эти индустриальные парки?

Получается огромный разрыв – есть вуз, предприниматели, айтишники, кто угодно, а проводящей инфраструктуры, которая бы снизила издержки, помогла стартапу на каждом этапе, нет. Поэтому бизнесу сразу предлагают – придите илибо купите у меня землю, здание, либо просто платите аренду. Этот подход – колоссальная проблема для страны!

У нас в каждом регионе по пять – десять индустриальных парков. И бизнес-модель их очень простая: регион вложил свои средства, пригласил потенциального покупателя, если он пришел, можно смело подсчитывать, когда в бюджет вернутся вложенные деньги. Поэтому для регионов на первый взгляд намного выгоднее создавать индустриальные парки, чем технопарки. А если надо отчитаться, тогда берут какое-то полуразвалившееся предприятие, производственный цех, строят бизнес-центр и называют его технопарком.

– Первый путь понятен, а какой второй путь?

– А второй путь – это построить бизнес-центр, назвать технопарком и превратить его в девелоперский бизнес – там будут офисные помещения, которые просто сдаются в аренду.

А вот зарубежный опыт совсем другой. Там везде вы увидите участие государства в сопровождении проектов. В каждой стране, конечно, свой подход, но суть-то не меняется – повсюду создаются благоприятные условия для продвижения бизнеса. Ключевые слова – «благоприятные условия», чтобы бизнес захотел инвестировать в технопарки.

Мне часто задают вопрос стартап-компании, особенно айтишные: мол, какая разница, куда я пойду, в технопарк или в бизнес-центр? И мне нечего ответить, поскольку в большинстве субъектов Федерации именно так обстоят дела.

Почему наши айтишники с удовольствием уезжают работать в Кремниевую долину? Почему их приглашают из регионов в Иннополис? Потому что там для них созданы благоприятные условия. Предприниматель, приезжая туда, понимает,что он получит хорошую научно-техническую экспертизу своего проекта и менторское сопровождение, и первые деньги, и офис.

Но это возможно лишь при одном условии – при концентрации мер господдержки, направленных на развитие малого и среднего бизнеса. Мы тратим, кстати, на эти цели в год от 23 до 16 млрд рублей. Наша Ассоциация считает, что эти деньги расходуются неэффективно. Говорят, что нужно увеличить поток денег для поддержки малого и среднего бизнеса. Нет, их достаточно, давайте их правильно администрировать.

– Расскажите, пожалуйста, о том, как ваша Ассоциация способствует развитию правовой базы для технопарков в нашей стране.

– До 2013 года в России не существовало ни одного документа, который бы определял, что такое технопарк. За исключением Программы развития технопарков в сфере высоких технологий, где есть определение технопарка. Но оно касается только тех технопарков, которые включены в программу, их всего двенадцать.

Что только не называли технопарком! Например, комнату в университете либо исключительно девелоперский бизнес. Когда мы это увидели, то поняли, что необходимо что-то срочно делать. Прежде всего приняли собственные документы, которые регламентировали аккредитацию технопарков, задали параметры, функции управляющей компании, инфраструктуру, которой должен располагать технопарк.

Результаты наших первых действий нас еще больше огорчили, потому что, направив обращение в регионы о добровольной аккредитации технопарков, мы стали получать письма за подписью губернаторов, их заместителей, что их территории не располагают подобной инфраструктурой. Нам было обидно получать такие отписки. И стало понятно, что это просто мыльный пузырь, который лопнул в одночасье.

Мы поняли, что нужно действовать иначе – стали работать с Министерством массовых коммуникаций и связи, с межведомственной комиссией по развитию технопарков в сфере высоких технологий. По нашей инициативе и при поддержке министерства были приняты первые документы – это требования, которые предъявляются к территории, услугам технопарка, положение о технопарках. Решением межведомственной комиссии было рекомендовано технопаркам в сфере высоких технологий привести свои управляющие компании в соответствие с этими требованиями.

Но это было всего лишь 12 технопарков, а страна огромная! Поэтому мы начали работать с Министерством экономического развития, ведь оно оказалось тем единственным механизмом, благодаря которому можно финансировать технопарки. Мы подготовили модельное положение о технопарках, которое легло в основу нормативно-правовых документов 2015 года, где описано, что такое технопарк. И наконец-то субъекты РФ, изучив этот документ, смогли осознать,что такое технопарк.

В этом году также вышел ГОСТ «Национальный стандарт технопарков. Технопарки. Требования». Наконец-то многие поймут, что управляющая компания – это не бизнес-проект, для которого важна генерация выручки. Управляющая компания должна решать две задачи.

Одна из них – операционная окупаемость и увеличение выручки резидентов технопарков, и я по значимости ставлю данную задачу на первое место. Это количество рабочих мест. Это количество компаний, созданных с участием управляющей компании. Это один из важнейших критериев, который нам может дать анализ выручки управляющей компании, – не менее 60 процентов ее доходов должно генерироваться за счет оказания услуг резидентам технопарков ипроектного управления и не более 40 процентов – за счет управления имуществом. И вот когда так будет, тогда многое в сфере технопарков встанет на свои места.

Еще одним драйвером технопаркового движения стало Обращение Президента РФ к Федеральному собранию в 2014 году, в котором он призвал губернаторов строить технопарки и заверил, что будет запущен механизм возмещения затратна их создание. Так появилось знаковое для нашей сферы Постановление Правительства РФ № 1019, которое определило порядок возврата денежных средств, затраченных субъектами РФ на создание инфраструктуры. Но воспримут лиэтот сигнал губернаторы? Пока мы не видим положительных перемен.

Пока только в нескольких регионах – Липецке, Воронеже – осознали, что надо делать эффективные технопарки, создавать мостик между институтами, НИИ и промышленностью, и этим мостиком должен быть технопарк. Губернаторы пошли на непопулярные для себя решения, создавая настоящие технопарки, которые дадут их регионам со временем гораздо больше затраченного на них сегодня. Эти технопарки нового формата, надеюсь, станут примером для других.

Наша Ассоциация очень активно участвует в разработке нормативно-правовых документов. Нынешний год стал для нас знаковым. К мнению Ассоциации стали прислушиваться, мы выпустили ряд важных документов, ни одно федеральное решение по технопаркам не принимается без нашего участия, субъекты РФ стараются с нами сотрудничать.

Выстраивая идеологию технопарков, мы определяем несколько основополагающих принципов. Первый – технопарк не может быть один в чистом поле, обязательна его привязка к вузу, должен кто-то постоянно насыщать технопарки новыми технологиями, кто-то постоянно с ними работать.

Второй принцип – должна быть связь между тем, что создают технопарки, и потребностями государства.

Третий принцип – у технопарков должна быть поддержка государства, мировой опыт это подтверждает. Да, за рубежом есть и частные технопарки. Но если вы начнете изучать историю каждого из таких технопарков, то убедитесь, чтовначале государство помогало ему – кредитовало, субсидировало, принимало поддерживающие решения, и так – до выхода его на проектную мощность. На данном этапе развития Федерации мы считаем обязательным участие государствав том или ином виде в становлении технопарков.

И еще один принцип: мы считаем, что технопарки – это механизм, который требует ясного определения. Из федерального бюджета начиная с 1991 года потрачено на создание технопарков уже около 60 млрд рублей – огромная сумма. Акакой эффект?

Хотел бы сказать относительно рыночных постулатов применительно к технопаркам. У нас зачастую слепо копируется все, что есть на Западе. Мы рассуждаем о рыночной экономике, о конкуренции, как в Европе. Но Европа территориально очень небольшая, в ней огромная концентрация человеческих ресурсов, поэтому и высокая конкуренция. А в Российской Федерации плотность населения составляет всего лишь восемь человек на квадратный километр. На Дальнем Востоке может быть всего один человек на квадратный километр. О какой конкуренции можно говорить?

То же самое и с технопарками. У нас пытались бездумно копировать зарубежные образцы, но не уяснили главного, что технопарк – это не девелоперский бизнес, его идеология – создание комфортных условий для бизнеса, чтобы инвестор хотел прийти туда и понимал, ради чего он придет.

Мы рассчитываем, что в течение 2015 года будут созданы необходимые условия для появления настоящих технопарков. Пока регионы всерьез не взялись за их создание. Но я очень надеюсь, что появятся губернаторы, понимающие, что врегионах надо диверсифицировать экономику, чтобы молодежь не смотрела на Запад, а связывала свое будущее с Россией. Вот этого нам пока не хватает.

– Но развиваются уже достаточно громкие проекты технопарков – Сколково, Иннополис.

– Создание Иннополиса – очень хорошо, но там очень сложный проектный подход. Ведь что такое Иннополис? Он создан на базе особой экономической зоны. А позиция нашей Ассоциации такова – технопарки должны создаваться в зонахс особым налоговым режимом. Мы смогли пролоббировать поправки в ФЗ № 116 о том, что технопарки могут создаваться в виде особых региональных экономически зон.

Зачем вообще создаются технопарки? Есть несколько причин и три основных направления развития технопарков.

Первое – технопарки создавались, чтобы вывести депрессивные регионы из кризиса, чтобы диверсифицировать экономику, создать наукоемкие рабочие места. Это было характерно для США.

Второе направление – это города знаний, в которых сконцентрированы вузы, научно-исследовательские институты. В их основе – создание новых технологий, а не прибыль. Это направление характерно для Японии.

И третье направление – интеграция двух первых, когда технопарки запускали процесс формирования технологических кластеров. Самый яркий пример – Кремниевая долина, которая была создана на основе технопарка, использовавшего военные научные разработки. Постепенно он эволюционировал, и теперь это уже кластер. Все то же самое должно быть и у нас.

Кстати, недавно мы изменили название своей Ассоциации технопарков в сфере высоких технологий, поскольку технопарки должны эволюционировать в кластеры. Теперь мы называемся Ассоциация кластеров и технопарков. Мы также совместно с Российской экономической академией имени Плеханова приступили к разработке Национального стандарта кластеров.

– Нужны ли особые квалифицированные кадры для работы в технопарках?

– У нас огромный дефицит управленческих кадров для технопарков. Их просто не существует. У нас много специалистов в области реализации инвестиционных проектов, бизнес-планов: сколько вложил, столько и получил. Но длятехнопарков нужны специалисты совсем другого плана. Они должны сопровождать проект на всех стадиях жизненного цикла. Ни один вуз, к сожалению, не готовит подобных специалистов. У них должны быть высокий интеллект иширокий кругозор, они должны видеть проект в целом, знать, как с ним работать и куда вести.

Таких специалистов нет еще и потому, что нет настоящих технопарков. А эти люди должны знать, как создавать новые бизнесы. С кем я могу их сравнить? Наверное, с военными. У нас очень много родов войск, но есть только один вид училищ, где готовят офицеров, которые обязаны интегрировать все знания, – это общевойсковые училища. Офицеры получают там командно-тактическое образование, они обязаны знать все, чтобы генерировать план боевых действий.

В бизнесе все ровно так же. Кто такой управленец в технопарке? Это человек, который обязан вести проект по каждой стадии жизненного цикла до конца и получить результат – победу.

Давайте выстроим эффективную модель – есть вузы, есть индустриальные парки, есть куда приходить крупным предприятиям. Давайте построим эффективный мостик, который называется «проводящая инфраструктура».

– Что это такое? Что входит в проводящую инфраструктуру?

– Что такое жизненный путь проекта? В технопарке это путь от идеи до мелкосерийного выпуска. В инфраструктуре технопарка должны быть бизнес-инкубатор, инжиниринговый центр, специализированные лаборатории. Должна быть организация, которая оказывает содействие в финансировании. Почему на территории технопарков нет венчурных компаний? Непонятно. Почему там нет микрофинансовых фондов? Они должны быть там.

Мы не ставим жестких рамок, но утверждаем, что технопарк – это экосистема, объединяющая в себе разрозненные элементы инновационной инфраструктуры, направленная на поддержку малого бизнеса.

– Какая модель технопарков лучше для России?

– Единой жесткой модели быть не может. Мы видим, что сегодня наиболее приемлемыми моделями создания технопарков являются так называемые распределенные технопарки и промышленные технопарки.

Позиция Ассоциации заключается в том, что классический технопарк сегодня вряд ли возможен в рыночной экономике, хотя я мечтал бы о таком.

Что есть модель распределенного технопарка? Много чего уже построено в регионах, но все это нерентабельно, не имеет ресурсов на развитие. Модель распределенного технопарка подразумевает объединение разрозненных элементов инновационной инфраструктуры под эгидой технопарка. А те элементы, которых не хватает, досоздаются. И тогда мы получим в регионе настоящую региональную инновационную систему. Эта модель самая быстрая, эффективная, не надо ничего ждать, объединяй все это управляющей компанией, бери и делай.

Вторая модель – промышленный технопарк – более сложная, но она будет развиваться. Неизбежно объединение технопарков с индустриальными парками, я в это верю. Все-таки управляющая компания промышленного технопарка должна показывать безубыточность. Возможно, будет правильно, если одна часть технопарка будет выполнять задание по созданию рабочих мест, сокращению издержек, а другая часть – заниматься промышленным выпуском, она будет неким спасательный кругом, который сможет поддерживать затратную часть. А все, что связано с идеями, стартапами, рискованно, но откуда-то деньги надо брать.

Радует, что регионам, которые примут решение о создании промышленных технопарков, гарантирован возврат средств не только на физическую инфраструктуру, но в том числе и на технологическую.

Вот две модели, обе абсолютно жизненные. Наверное, дальновидный губернатор должен принять два решения. Первое – не дожидаясь никаких команд, создать распределенный технопарк. И параллельно продумать создание промышленного технопарка, чтобы идея не просто превращалась в продукт, но и был налажен его мелкосерийный выпуск. И потом насытить полупустующие ныне индустриальные парки мощными крупными компаниями.


Досье

Некоммерческое партнерство «Ассоциация технопарков» (далее – Ассоциация технопарков) создано в июне 2011 года, член Международной ассоциации технопарков (IASP). В состав Ассоциации технопарков входят более 30 технопарков, представляющих все федеральные округа Российской Федерации, в числе которых технопарк «Сколково», технопарк «Мордовия», «Технопарк Новосибирского Академгородка» и др. Ассоциация технопарков является правообладателем национального стандарта «Технопарки. Требования» и имеет практический опыт разработки и экспертизы, сопровождения и реализации комплексных инвестиционных проектов по созданию проводящей инфраструктуры, обеспечивающей запуск и выведение на рынок промышленной продукции и технологий, созданию новых высокопроизводительных рабочих мест. Недавно Ассоциация получила новое название – Ассоциация кластеров и технопарков. Информация об Ассоциации технопарков доступна на веб-сайте http://nptechnopark.ru.

Беседовала Галина Положевец

В начало⇑

 

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Выпуск №02 (85) 2019г.
Выпуск №02 (85) 2019г. Выпуск №01 (84) 2019г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика