Николай Комлев: «Мы будем жить трудно, но интересно»
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
май    2024
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

27.04.2024

RAMAX Group рассказала на Smart Mining & Metals об особенностях пилотирования ML-проектов

Читать далее 

22.04.2024

Сообщество цифровых управленцев «я-ИТ-ы» проводит ЗАКРЫТУЮ встречу в рамках выставки «Связь-2024»!

Читать далее 

18.04.2024

Ассоциация разработчиков «Отечественный софт» отметила 15-летие

Читать далее 

17.04.2024

РДТЕХ представил Технологическую карту российского ПО 2023

Читать далее 

показать все 

Статьи

19.05.2024

«Лишние люди» в бизнесе

Читать далее 

18.04.2024

5 способов повысить безопасность электронной подписи

Читать далее 

18.04.2024

Как искусственный интеллект изменит экономику

Читать далее 

18.04.2024

Неочевидный САПР: выход ПО за рамки конструкторской деятельности

Читать далее 

18.04.2024

Скоро некому будет делать сайты и заниматься версткой

Читать далее 

18.04.2024

Цифровая трансформация в энергетике: как запустить проект с максимальным финансовым эффектом?

Читать далее 

05.04.2024

Мотивируй, не то проиграешь!

Читать далее 

22.03.2024

В 2024 году в России и мире вырастут объемы применения AR/VR 

Читать далее 

25.02.2024

Цифровые технологии: надежды и риски

Читать далее 

05.02.2024

Будут ли востребованы услуги технической поддержки софта Oracle в России в ближайшие годы?  

Читать далее 

показать все 

Николай Комлев: «Мы будем жить трудно, но интересно»

Главная / Интервью / Николай Комлев: «Мы будем жить трудно, но интересно»


Николай Комлев:
«Мы будем жить трудно, но интересно»

Как адаптироваться российским ИТ-компаниям к работе в условиях международных санкций? Какие меры могут стимулировать развитие импортозамещения? В каких инфраструктурных направлениях наши ИТ-продукты конкурентоспособны? На вопросы «БИТа» отвечает исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) Николай Комлев

Николай Комлев
Досье
Николай Комлев, родился 19 декабря 1961 года. Окончил высшее военное училище, аспирантуру Финансовой академии при Правительстве РФ. Кандидат экономических наук. Работал в Центре исследований экономических систем «Бизнес-Программы-Сервис», занимался аналитикой рынка финансово-экономического ПО, маркетинговым консалтингом, организацией экспертных работ. С 2001 года – исполнительный директор ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий АПКИТ (www.apkit.ru).

Николай, вы верите в то, что время санкций скоро пройдет?

Не нужно строить иллюзий. Даже после отмены санкций на прежние позиции мир не вернется. Представим невозможное – американцы завтра снимут все ограничения. Но та часть российского бизнеса и политиков, которые сделали ставку в конкурентной борьбе на лозунг импортозамещения, не даст вернуться в прежний мир. Поэтому тут не вопрос веры, а вопрос влияния последствий и просчет возможностей выстраивания альтернативных сценариев экономического развития.

Еще в апреле АПКИТ отправила в Минэкономразвития РФ предложения о работе ИТ-отрасли в условиях иностранных санкций. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее. Были ли приняты ваши предложения?

В частности, мы просили министра Алексея Улюкаева включить в типовую форму госконтракта на 2014 год пункт, освобождающий от ответственности (неустоек, а также внесения в реестр недобросовестных поставщиков) компанию – участника процедур закупок, с которой заключается такой контракт, в случае если она предоставит подтверждение, что просрочка исполнения обязательства или невозможность исполнения произошла вследствие нарушения иностранным партнером обязательств и договоренностей, связанных с введением запрета (включая запрет экспорта и импорта), или иных проявлений правительственной политики, введенных иностранным государством.

Непосредственно такого пункта, к сожалению, внесено не было. Но в какой-то степени к нашим доводам прислушались. Нам же нужно не формальное удовлетворение нашей просьбы, а уменьшение рисков, по сути. Сейчас рано говорить об итогах. Госконтракты закрываются зимой. Тогда будет понятно.

В качестве дополнительных мер по адаптации к кризисной ситуации вы рекомендовали компаниям, во-первых, ориентироваться на мультибрендовость. Что это дает?

Это снимает «наркозависимость», т.е. слишком глубокую привязанность к одной торговой марке, к одной технологии. В условиях санкций, торговых войн, неустойчивой экономики это может оказаться полезным.

Если у вас французское и корейское оборудование, то маловероятно, что одновременно санкции введут обе страны или Россия введет санкции сразу против обеих, или что у тех и других случится кризис или поглощение.

В дирекции АП КИТ очень маленькое число ИТ-пользователей. Но и то мы осознанно покупаем и используем антивирусы от двух разных конкурирующих компаний, смартфоны двух разных мировых брендов.

И, во-вторых, вы предлагали скорректировать российское законодательство так, чтобы наши ИТ-компании могли заменить по ряду позиций западные решения. Какие стимулы вы считаете приоритетными? Как быстро они могли бы помочь ИТ-бизнесу перестроиться?

Существующее законодательство никак не мешает импортозамещению и почти не стимулирует его. Важно понять, что свои товары не могут появиться чудом или в один день по причине запрета западных товаров. Запрет одних товаров приведет к появлению других. Но не факт, что российских. И если вместо американского сервера завтра у вас появится китайский, то выиграет не российская, а китайская экономика.

Следовательно, важнее не запреты, а меры, стимулирующие развитие проектирования и производства товаров в России. Для этого нужно развивать современное образование, популяризировать инженерные и айтишные специальности, создавать привлекательные условия для бизнеса в российской юрисдикции, формировать долговременную промышленную политику с учетом интересов бизнеса, а не чиновников.

По разным оценкам число российских ИТ-компаний на отечественном рынке составляет всего лишь 12%. Около 63% – это зарубежные вендоры и компании, продающие их продукцию по разным системам договоров. Остальная часть рынка принадлежит структурам, которые предоставляют различные ИТ-услуги. В каких инфраструктурных направлениях наши ИТ-компании могут эффективно заменить западные ИТ-продукты?

Не знаю, на чьи оценки вы ориентируетесь. Российских ИТ-компаний у нас однозначно больше, чем иностранных. Сервисные компании, предоставляющие услуги, оказывают их не западным компаниям, а российским потребителям. Тут, конечно, вопрос: какую считать отечественной ИТ-компаний, а какую иностранной, какую считать ИТ-компанией, а какую – нет? Многие лоббисты считают так, как им выгоднее обосновать свои решения.

Почему вы говорите о замене именно «западных» продуктов? Мне кажется, что нужно стимулировать создание любых конкурентоспособных ИТ-продуктов в России. Неважно, на каких направлениях.

Если направление роботехники, к примеру, пока не очень востребовано в России, это не значит, что его не надо поддерживать. Поддержите сегодня тех, кто создает в России инновационные, продаваемые в мире продукты или компоненты робототехники. К тому времени, когда наш потребитель дозреет, у нас будет своя сильная компания-производитель.

Если же говорить об оперативном наращивании доли отечественного ПО, но без фанатизма (в стиле «ни одного чужого винтика, ни одной ячейки памяти, ни одного алгоритма»), то довольно быстро можно увеличить долю в сфере финансово-экономического и управленческого ПО, в сфере энергосберегающей техники, в сфере компьютеров условно «российской» сборки, в сфере технологий и систем хранения данных, в сфере инфобезопасности, анализа данных, лингвистики и так далее.

Немало наших ИТ-компаний в последние годы по разным причинам ориентировались на производство и продажу своих продуктов в западных странах. Там же они нередко нанимали и квалифицированных ИТ-специалистов, мотивируя свой выбор тем, что рабочая сила в России стала дороже, чем во многих развитых странах. Как будет теперь? Старые рынки сбыта на время утрачены, дефицит ИТ-специалистов мы испытываем давно. Ваш прогноз?

Полагаю, что те, кто вынес производство за пределы России, сейчас рады, что приняли такое решение. Их продукция не встретит ни внешнеполитических барьеров, ни внутренних коррупционных издержек. Если налоговая нагрузка в России возрастет (о чем сегодня говорят в правительстве), а издержки на чиновников не снизятся, то прогноз прост – выдавливание производства из страны или в серую зону лишь ускорится. Если внешняя политика России не изменится, то на международном рынке бренд «сделано в России» или «российскими разработчиками» будут меньше афишировать, лучше скрывать.

Поможет ли смягчить остроту ситуации выход наших ИТ-компаний на новые рынки сбыта? Например, глава Минкомсвязи Николай Никифоров сообщил недавно, что «российская и китайская стороны договорились о расширении поставок российского ПО в Китай, а также китайских систем хранения, серверов и прочей продукции в Россию». Где еще ждут наших айтишников?

Полагаю, что в Китае не ждут нашу ИТ-продукцию. Ну, разве что отдельные встраиваемые компоненты. Они сами планируют поставлять ее во все больших объемах в Россию. Не думаю, что российскую продукцию где-то ждут. Мировой рынок конкурентен. Его нужно завоевывать, в том числе при поддержке государства, но не мантрами чиновников, не повышением налогов, а реальными шагами – тем, что просит бизнес.

Как, по вашему мнению, сложится 2014 год для российского ИТ-бизнеса?

Трудно. Но интересно. Передел, трансформация – снова будем жить в «эпоху перемен».

Беседовала Галина Положевец

В начало⇑

Выпуск №03 (136) 2024г.
Выпуск №03 (136) 2024г. Выпуск №02 (135) 2024г. Выпуск №01 (134) 2024г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика