Борис Бобровников: «Бизнес – это умение абсорбировать стрессы»
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
май    2019
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
25
26

показать все 

Новости партнеров

17.05.2019

Восьмой Ежегодный Форум "Future of Telecom: Business Models & Strategies. ТОЧКИ РОСТА"

Читать далее 

17.05.2019

Internet of Things international Forum в Санкт-Петербурге!

Читать далее 

17.05.2019

Около 200 стартапов представят свои проекты на Startup Village в «Сколково»

Читать далее 

15.05.2019

23 мая на Connected Car Conference Игорь Антаров, управляющий партнер Moscow Tesla Club, поделится инсайтдами компании, которая вывела отношение к беспилотным машинам на новый уровень

Читать далее 

показать все 

Статьи

23.04.2019

Компании перед лицом меняющегося мира

Читать далее 

23.04.2019

Как защитить интеллектуальную собственность?

Читать далее 

23.04.2019

Зачем компьютеру этика?

Читать далее 

23.04.2019

Клиенты в интернете. Опрос

Читать далее 

23.04.2019

Кто будет править миром? Опрос

Читать далее 

22.03.2019

5 вопросов о «цифре»

Читать далее 

21.03.2019

Все под контролем

Читать далее 

12.03.2019

Тренды по UC

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

показать все 

Борис Бобровников: «Бизнес – это умение абсорбировать стрессы»

Главная / Интервью / Борис Бобровников: «Бизнес – это умение абсорбировать стрессы»


Борис Бобровников:
«Бизнес – это умение абсорбировать стрессы»

Насколько зрел российский ИТ-рынок? Почему наши айтишники дороже, чем в Европе? Нужны ли ИТ-компании инвестиции? Что лучше развивается в кризис? На эти и другие вопросы «БИТа» отвечает генеральный директор компании КРОК Борис Бобровников

Борис Бобровников
Досье
Бобровников Борис Леонидович – основатель и владелец бизнеса компании КРОК (1992 год), член Правления некоммерческой ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ), член Правления партнерства профессионалов аутсорсинга АСТРА. Окончил Московский геолого-разведочный институт (МГРИ) по специальности «инженер-геофизик» (1978-1982 годы). Кандидат технических наук. В 1986-1992 годах вел научную деятельность в МГРИ и Институте океанологии АН CССР. Бизнес-карьеру начал в 1988-м, учредив ассоциацию «Медицина, культура и спорт». Входит в топ-10 лучших российских управленцев по информационным технологиям «Рейтинга высших руководителей — 2012» Ассоциации менеджеров России и ИД «Коммерсант», ежегодный член этого рейтинга с 2006-го, в топ-10 рейтинга «Бизнес-лидеры» в классификации «Информационные технологии» (2011 год) ИД «Коммерсант». Является одним из наиболее авторитетных руководителей российских ИТ-компаний по версии CRN (2012 год), неоднократно до того занимал высокие позиции в рейтингах этого издания. Победитель международного конкурса «Предприниматель года — 2004» в номинации «Информационные технологии» (Ernst&Young), «Лидер ИТ-отрасли» конкурса «Персона года —2002» (РосБизнесКонсалтинг).

– Борис Леонидович, как зарождался ИТ-рынок в России в 90-е годы? Что осталось с тех лет?

– Остались люди и компании, которые пришли в отрасль 20 лет назад, за редким исключением они работают и сегодня. Появились, конечно, и новые игроки, но их не так уж много. Этому есть объяснение. После 1998-го рынок ежегодно увеличивался на 20-30%, компании росли на 20-30%, КРОК – на 50%. Но с 2008 года мы не видим динамики, с тех пор нет и новых игроков. Более того, по тем или иным причинам становится меньше крупных компаний. Это свидетельствует о том, что ИТ-отрасль сегодня достаточно конкурентна. Как говорят западные консультанты, «в России рынок ИТ – самый рыночный». Действительно, это почти не регулируемый рынок.

– Что больше всего повлияло на его развитие? Слабое государственное регулирование?

– Главный фактор, оказывающий влияние на отрасль, – потребности общества в ИТ. Многие пользуются смартфонами и планшетами, банки и ритейл строят свои информационные системы, стремительными темпами растет в стране телеком. Иными словами, рынок развивал и развивает ИТ-индустрию.

Более того, я глубоко убежден, что объем ИТ-рынка в России в основном определяется не деньгами, ведь их в стране всегда было достаточно, а количеством людей, работающих в отрасли. Существует исследование 2010 года, оно не потеряло своей актуальности и сегодня, согласно которому ИТ-индустрии ежегодно требуются 40-50 тысяч новых специалистов.

К сожалению, вузы не выпускают такое количество специалистов, из-за демографической ситуации в стране в последние годы количество айтишников практически не растет. Кстати, именно поэтому у нас в отрасли завышенные зарплаты, соответственно на что-то завышены цены и уже несколько лет – слабо растущий или вовсе не растущий рынок.

– Вы считаете, что зарплаты в ИТ-отрасли завышены?

– Считаю, что они вообще завышены в России. Товары и услуги высокого качества стоят дороже, чем в развитых западных странах. Например, пятизвездочная гостиница в Москве дороже, чем в Нью-Йорке или Токио. Зарплата высококлассного специалиста в области металлургии в России тоже выше, чем в другой развитой стране. Это говорит о том, что Россия все-таки не до конца вошла в рыночные отношения. И по известным причинам – административные барьеры, коррупция и далее по списку.

Профессионалы всегда были на вес золота, в первую очередь в слаборазвитых экономиках. Соответственно и ИТ-зарплаты здесь выше, чем должны бы быть.

– Существует мнение, что сегодня в ИТ нет прорывных технологий, которые были раньше, что тормозит развитие отрасли. Это правда?

– Мне не известна такая точка зрения. Считаю, что это стариковское брюзжание, не более того. Говорят, что и сахар раньше был слаще…

Новые технологии появляются в одночасье и мгновенно распространяются по всей планете – это экспоненциальный процесс. Технологий с каждым годом и каждым часом становится все больше.

При этом, безусловно, какой бы она ни была прорывной, все равно проходит определенный жизненный цикл до превращения технологии в рабочий инструмент. Обычно это происходит через несколько лет. Не помню, чтобы в ИТ появилось что-то такое, на чем мы начали бы зарабатывать уже через год.

Классический пример – видеоконференцсвязь. Она появилась в КРОКе в 1997 году – первая в стране. Мы вложили в ее развитие безумное количество денег. Безумное! Но первую заметную отдачу получили лишь в 2003-2004 годах. Семь лет мы развивали эту технологию, показывали заказчикам. И только спустя десять лет начали зарабатывать на ВКС. Сейчас это одно из наших ведущих направлений.

Про облака можно сказать то же самое. Кто-то решил, что они «спасут мир» – неправда. Есть известная диаграмма, которая демонстрирует, как меняется в обществе отношение к изобретениям. Первый этап – всплеск ожиданий от новой технологии. Потом оптимизм сменяется пессимизмом, потому что далеко не все получается. А уже после спада начинается рабочий процесс – «трудовая кривая». Сейчас мы находимся на «трудовой кривой» облаков, если можно так выразиться. Это означает, что рынок облачных услуг в России растет на 100-300% в год. Растет с нуля, а окупаемости всех инвестиций компании мы планируем достичь в 2016 году.

– Почему именно в 2016-м?

– Такой наш прогноз. Но если в стране станет хуже с деньгами, а к этому, похоже, все идет, то мы вернем вложения быстрее. Облака экономят инвестиции заказчиков в ИТ, поэтому будут востребованы. Более того, это составная часть бизнес-процесса или даже ментальности, которая называется аутсорсинг, пока не очень популярной в нашей стране. В тот момент, когда денег будет меньше, заказчики наконец-то займутся аутсорсингом.

– Вы уверены?

– А деваться будет некуда. Прекратятся все эти бессмысленные упражнения в инсорсинге, которые, кстати, в значительной степени и подогревают цены на рынке. Ведь уже несколько лет мы конкурируем за людей не с нашими коллегами, а с заказчиками.

Основной потребитель ИТ-специалистов – это наши клиенты. Зарплаты растут на рынке не за счет интеграторов, которые зарабатывают свою трудовую копейку, а за счет инсорсинговых компаний, которых за последние годы в России появилось достаточно много. При этом они все, как одна, неуспешны.

Дело в том, что у них совершенно иная философия работы. Там руководство и сотрудники нацелены не на зарабатывание денег, а на освоение бюджетов. Понимаете, когда инсорсинговые структуры приглашают ИТ-специалистов перейти из ИТ-компаний, сразу предлагая двойную зарплату, это означает одно: они никогда не будут в рынке. Они всегда будут заниматься осваиванием бюджетов, которые им выделяет материнская компания.

С сокращением количества денег и нарастанием трудностей в экономике количество компаний, исповедующих инсорсинг, будет уменьшаться. В конце концов людям надоест самим лечить себе зубы, и они будут ходить к стоматологу. Наступит эра зубных врачей.

– Вы прикидывали, когда это будет?

– Это невозможно предсказать, потому что инсорсинг – это продукт ментальности. Никакой другой подоплеки, основы под ним нет. Он явно дороже, чем мультисорсинг или аутсорсинг. Но это никогда никого не останавливает. Такая классическая маниловщина, в ИТ она тоже есть. И вот эта ментальность может поменяться в течение одного дня, а может не измениться и за пять лет.

– Предположим, не изменится. Что будет с отраслью?

– ИТ-рынок все равно растет. Развитые страны имеют от 3 до 5% от ИТ-отрасли в структуре ВВП, а Россия – порядка 1%. Значит, потенциал роста ИТ-бизнеса у нас как минимум двух-трехкратный. И если Россия – страна с развитой экономикой, тогда ИТ-отрасль должна постепенно подтягиваться до полагающихся 3-5% от ВВП. То, что этого пока не происходит, свидетельствует о каких-то системных проблемах в экономике.

Но отрасль все равно не может свернуться до нуля. В 2010 году объем российского ИТ-рынка упал на 40%, и ничего, все выжили – вот косвенное подтверждение того, насколько в ИТ не хватает специалистов. Практически все компании сокращались, однако все специалисты трудоустраивались в течение двух месяцев. Это говорит о том, что ИТ-отрасль сильно недооценена, что ее потенциал гораздо выше.

– Инвестиции в развитие отечественного ИТ-сектора. Считаете ли вы их достаточными?

– Если под инвестициями подразумевать ИТ-бюджеты наших уважаемых заказчиков, то они который год подряд уменьшаются. ИТ-рынок в 2013 году уменьшился по сравнению с 2012-м, в 2014-м он тоже сократится.

– Видимо, мы говорим о разном. Я имею в виду инвестиции в развитие ИТ-компании. Ваша компания не всегда была такой большой и известной, как сегодня. Наверняка были инвестиции в ее развитие на первом этапе.

– Да, были. 25 000 долларов, мои личные.

– Но ведь существуют венчурные инвестиции, вложения инвесторов в развитие стартапов, новых технологичных проектов.

– Если компания строит для себя ЦОД, открывает определенную лабораторию или Центр компетенций, наращивает штат сотрудников, то это тоже инвестиции в ИТ. Честно говоря, считаю, что российские ИТ-компании особо не нуждаются во вложениях инвесторов. На деньги можно купить, например, нефтяную скважину, но едва ли – создать эффективную ИТ-компанию. Надо помнить, что ИТ – это интеллект, а с ним стоит обращаться аккуратно. На наших глазах ряд олигархических структур пытается инвестировать в ИТ-компании. Туда утекают сотни миллионов долларов, а где результат? ИТ-компании начинаются с десятка людей, готовых работать вместе. Это не требует больших вложений.

На деньги можно купить, например, нефтяную скважину, но едва ли – создать эффективную ИТ-компанию. Надо помнить, что ИТ – это интеллект

– А продвижение новой технологии? Продажа продуктов?

– В современной экономике наблюдается дефицит идей, а не денег. Поэтому если у вас есть отличная идея, финансирование для ее реализации вы всегда найдете. ИТ как таковые в инвестициях особо не нуждаются. Я понимаю, что интеллект без денег не существует. Но практика показывает: если есть интеллект, если он работоспособен, то всегда находится кто-то, кто готов за него заплатить. ИТ-отрасль, с этой точки зрения, вполне может сама себя финансировать.

– КРОКу уже 22 года. Какие победы были для вас особенно значимыми? Помните ли наиболее яркие моменты?

– Никогда о них не забываю. На самом деле победы происходили и происходят постоянно. Любой успешный проект – уже достижение, поэтому я не хочу выделять что-то одно. Каждый проект по-своему важен для команды, которая его реализовывала, и для компании в целом. А я себя от компании и людей, работающих в ней, не отделяю. Это и мои победы.

– Вы занимаетесь в компании в принципе нерешаемыми проблемами. Что это за проблемы? Удается ли их все-таки решить?

– Да, как тот герой из повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу», который берется за нерешаемые проблемы. До сих пор успешно справляюсь с этим. Капитан корабля и существует для того, чтобы решать нештатные ситуации и думать о развитии, прокладке курса. Так вот, этим я и занимаюсь.

– Но если что-то не получается?

– С одной стороны, переживаю. А с другой, жизнь очень динамична и многогранна, а на любых сложностях как минимум учишься. Я живу по известному анекдоту: «Как вы расслабляетесь? – А я не напрягаюсь». Один мой американский партнер сказал, что бизнес – это умение абсорбировать стрессы. Так вот профессиональными бизнесменами становятся те, кто может это сделать, у кого вырабатывается привычка употреблять лошадиные дозы адреналина.

Борис Бобровников (шарж)

– Спорт помогает вам управлять компанией?

– В юности я был глубоко убежден и сейчас в это верю, что спорт формирует характер. Если нет бойцовского характера, ничего в жизни ты не добьешься. На одной гениальности далеко не уедешь, ты должен еще ее продать и защитить. Нужно быть цельным человеком. А спорт формирует энергичность, умение преодолевать себя и работать в команде. А сколько полезных эндоморфинов получаешь, в конце концов!

Кроме того, после сорока лет потребность поддерживать себя в спортивной форме становится чисто физиологической. Если я не провел час-два в спортзале или не позанимался чем-то типа лыж или wakeboard, день прошел зря. Еще спорт – это очень быстрое сцепление с реальностью. В нынешнем мире ее легко потерять, и, я думаю, это одна из самых больших опасностей, которые подстерегают руководителя. Но любой резкий удар о воду, если, например, ты занимаешься виндсерфингом, мгновенно возвращает тебя в реальность. А значит, ты можешь контролировать многие процессы и совершать меньше ошибок.

– Если говорить о жизненном цикле корпорации, на какой стадии развития находится сегодня КРОК: роста, расцвета, старения?

– Мы сейчас еще в совсем юном возрасте. Зрелость далеко впереди.

– Широко делегировать полномочия и при этом оставаться человеком-оркестром, каковым вас можно назвать, как это сочетается?

– Все дело в интуиции. А она – квинтэссенция опыта. Просто чувствую, на что нужно обратить внимание.

– Этому можно научиться? Или такова ваша способность, особенность?

– Я окончил Московский геолого-разведочный институт, там меня бизнесу не учили, я вас уверяю. Наверное, кровь, как говорил Воланд (улыбается).

Хотя, если серьезно, научиться этому, безусловно, можно. Но должны быть какие-то задатки от природы. Как минимум нужно родиться активным человеком. Вот чрезмерно активного можно немного притормозить, чтобы он стал инициативным, а не агрессивным. Но пассивного человека превратить в активного нельзя. Невозможно. И, кстати, таких большинство на планете. Немногие могут быть всегда активным. И это замечательно – пусть нас будет меньше.

– Ваши принципы управления сотрудниками и компанией. Как долго они вырабатывались?

– Прежде всего это делегирование полномочий, основанное на доверии. Как сказал один киногерой: «Если я не могу тебя контролировать, я должен тебе доверять». Глубоко убежден в том, что большой компанией управлять нельзя. Можно руководить командой в 50-150 человек. А дальше процесс управления – это выработка правил, по которым живет компания. Если же один человек пытается взять все под контроль, компания умирает и довольно быстро.

А правила нужно «тюнинговать», но желательно не драматическим образом. Революция – не лучший способ существования, в том числе и для бизнеса. Так вот, я занимаюсь не управлением компанией, а вырабатываю новые правила и «тюнингую» прежние.

До сих пор считаю КРОК маленькой семейной компанией, именно по этому принципу выстраиваю правила поведения. Мы по-прежнему во главу угла ставим личность и ее самореализацию. Для нас это основа основ. Мы предоставляем тем, кто нас выбрал, площадку для самореализации. И если наши мироощущения совпадают – мы на правильном пути.

– Как вы планируете свое время?

– С годами все больше времени уделяю компании. Конечно, электронные средства связи очень помогают, но все равно приходится быть онлайн 24 часа и находить время для работы, семьи и для своего хобби – спорта.

– Часто ли приходится вам заставлять себя что-то делать?

– Шла в Театре на Таганке когда-то пантомима «Работа есть работа». В течение двух часов человек на сцене показывал зрителям свою работу, а она заключалась в том, что мимо него все время двигался конвейер с кучами дерьма. И человек должен был класть его на свою голову. В 20 лет меня это зрелище очень впечатлило. Сейчас бы уже нет. Потому что неделя жизни системного интегратора – как хороший голливудский триллер. Смотрел я недавно подобный, и было такое чувство, словно из офиса и не выходил, что все происходящее на экране – это про меня.

Так вот, я отношусь к работе, как к работе, – ее просто надо сделать, как выполнить установку. Как-то в детстве я дал себе установку: подойти и прыгнуть. Подошел и прыгнул. Бог с ними, с эмоциями. У тебя работа: подойти и прыгнуть. Точка. Испытываешь дискомфорт, только если понимаешь, что тебе на выполнение задачи требуется время, а его мало. А эмоции нужно отключать, потому что в этот момент они мешают. И даже могут быть опасными для жизни. Полтора года назад я стал учиться летать на планере. Там нет места эмоциям, нужно четко выполнять необходимые действия, иначе не получится ничего. Очень похоже на бизнес.

– Что вы любите в своей работе больше всего?

– Безусловно, здорово участвовать в разработке новых направлений, а потом видеть, как они начинают приносить доход. Когда много лет во что-то инвестируешь, в том числе и в интеллект компании, и видишь результаты – это любопытно.

В кризис компании стремятся внедрять решения быстрее, эффективнее и дешевле, отдают предпочтение краткосрочным проектам

– Как меняется работа компании в кризис?

– «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя», – сказал кто-то. Кризис ощущают наши заказчики, ощущаем и мы. Безусловно, в результате произойдет переориентация рынка.

В прошлом году у нас уже сократились продажи оборудования и лицензий, потому что клиенты перестают инвестировать в железо. Одновременно кризис подстегнул потребность в услугах, сервисе и различном сопровождении. Соответственно КРОК будет все больше ориентироваться на услуги, развивать облака, аутсорсинг, сервис.

Другая черта кризиса – у заказчиков появляется потребность в новых технологиях и решениях, которые помогут выжить в кризис. Компании стремятся внедрять решения быстрее, эффективнее и дешевле, отдают предпочтение краткосрочным проектам. Переходят на короткие инвестиции, рассчитанные максимум на год. Всем нужны быстрые результаты. И мы подстраиваемся под эти запросы. В прошлый кризис выросла видеоконференцсвязь, которая экономит время и деньги. Сейчас, думаю, хорошо пойдут SaaS-модели, финансовые модели, лизинг, аутсорсинг, облака, решения бизнес-аналитики, Big Data… Все, что приносит быстрый экономический эффект, уже растет и будет расти.

– Что вам нравится и не нравится из того, что происходит на ИТ-рынке сегодня?

– Уже говорил и повторюсь еще раз – мне не нравится инсорсинг. Хотелось бы, чтобы его стало меньше.

– Топ-5 систем или решений, без которых компания не может считаться современной?

– Это различные мобильные приложения, позволяющие сотрудникам работать в любой точке планеты также эффективно, как они работали бы у себя в офисе. Растет интерес заказчиков к системам защиты данных, катастрофоустойчивым решениям, невероятно быстро развивается робототехника.

– ИТ-специалисты будущего. Какими они должны быть? Узкими специалистами или все-таки многопрофильными?

– Мне импонирует система образования, согласно которой ребенок выбирает несколько предметов и занимается ими всю жизнь, как в Англии и отчасти в США. Современный мир очень конкурентен. И если вы хотите выдержать эту конкуренцию, то надо совершенствовать свои сильные стороны, сфокусироваться на чем-то конкретном, специализироваться и быстро адаптироваться к изменяющимся условиям.

Другое дело, что при таком подходе все равно понадобятся специалисты, которые широко смотрят на вещи. Поэтому я думаю, что современный процесс образования, как еж-паук у Стругацких, движется одновременно во всех направлениях – по пути узкой специализации и широкой универсализации.

– Ваши планы на будущее?

– У меня точно есть, над чем работать в виндсерфинге и освоении планера.

Беседовала Галина Положевец

В начало⇑

Выпуск №03 (86) 2019г.
Выпуск №03 (86) 2019г. Выпуск №02 (85) 2019г. Выпуск №01 (84) 2019г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика