Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?
Календарь мероприятий
декабрь    2017
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

12.12.2017

Antifraud Russia 2017: старые проблемы и новые вызовы

Читать далее 

12.12.2017

РАЭК и Okkо провели исследование развития российского рынка онлайн-видеосервисов

Читать далее 

08.12.2017

Крипто-энтузиастов, блокчейн-евангелистов, героев ICO, децентрализированных хайперов и просто героев своего времени 13 декабря найдет награда RcryptA

Читать далее 

08.12.2017

Рунет 2017: итоги года

Читать далее 

08.12.2017

Несколько дней назад мы анонсировали выход Отчета по Форуму All-over-IP 2017

Читать далее 

08.12.2017

Саммит Connected Car: тенденции рынка подключенных автомобилей в РФ

Читать далее 

08.12.2017

Altium Limited объявляет о начале сотрудничества с Пензенским государственным университетом

Читать далее 

показать все 

Статьи

14.11.2017

Опрос. Как вам шеринг?

Читать далее 

14.11.2017

Опрос. ИИ: вера сильнее страха?

Читать далее 

14.11.2017

Опрос. Что вас напрягает?

Читать далее 

14.11.2017

Виртуальная реальность – психоз или инструмент поглощения информации будущего?

Читать далее 

14.11.2017

Послевкусие от переговоров

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

16.04.2017

Цифровизация экономики

Читать далее 

23.03.2017

Сервисная компания – фея или Золушка?

Читать далее 

17.02.2017

Информационные технологии-2017

Читать далее 

показать все 

Игорь Матюхин: «Сейчас мы попали в ситуацию еще одной гонки технологий – финансовой»

Главная / Интервью / Игорь Матюхин: «Сейчас мы попали в ситуацию еще одной гонки технологий – финансовой»


Игорь Матюхин:
«Сейчас мы попали в ситуацию еще одной гонки технологий – финансовой»

На вопросы «БИТа» отвечает член Экспертного совета по законодательному обеспечению развития финансовых технологий в РФ при Комитете Госдумы по финансовому рынку, член Президиума Совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям ЕОЭС, идеолог проекта Exillon Eagle Nest Игорь Матюхин

Игорь Матюхин

Досье

Игорь Матюхин (https://www.facebook.com/
matyukhin.igor
) – идеолог проекта Exillon Eagle Nest.

CEO & Founder Esonics.

Член Экспертного совета по законодательному обеспечению развития финансовых технологий в РФ при Комитете Государственной думы по финансовому рынку – секция «Блокчейн и криптовалюты».

Член Президиума Совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям ЕОЭС (Евразийская организация экономического сотрудничества).

Координатор и активный участник русскоязычного сообщества Ethereum.

Криптоинвестор, криптотрейдер, криптомайнер, эксперт по проведению ICO.

Спикер международных и российских конференций и форумов.

Криптовалюты: ажиотаж или тренд?

– Игорь, как вы считаете, с чем связан неутихающий ажиотаж вокруг криптовалют? Курс биткоина в ноябре вырос более чем на 70%, превысив 11 000 долларов. Наверное, подобный интерес вызван переходом в цифровую экономику, для которой нужны новые финансовые инструменты?

– Увы, не в первую очередь. Ажиотажем движут причины попроще. Все видят, с какой скоростью растут ведущие криптовалюты – биткоин, эфириум и другие. За несколько лет они выросли не просто в разы – в десятки, сотни, некоторые даже в тысячу раз. Каждый не хочет быть бедным – каждый хочет быть богатым. На фоне инфлирующих традиционных валют криптовалюты, несмотря на свою огромную и непредсказуемую волатильность, выглядят все равно привлекательно: с волатильностью можно бороться, а вот обеспечить такой уровень доходности не может ни один другой инструмент. Это первый фактор.

Второй фактор ажиотажа на криптовалютном рынке – это ICO, которые как инструмент привлечения финансирования ни с чем нельзя сравнить по эффективности. ICO ­– фактически первый инструмент, позволивший привлечь значительные средства просто под идею, под белую бумагу. Суммы, инвеcтированные через ICO 2016-2017 года, тоже выросли кратно. Если правильно упаковать свой проект, то на ICO можно получить десятки, даже сотни миллионов долларов.

И только третий фактор этого спроса – собственно цифровая экономика. Действительно, человечество, трансформируясь, переходит из индустриальной экономики в постиндустриальную. На этом переломе выиграет тот, кто успеет оцифровать свой бизнес и за счет этого срезать, снять институциональные транзакционные издержки.

Цифра сегодня определяет конкурентоспособность. Кстати, проект Exillon Eagle Nest, который мы запускаем в декабре, именно этим уникален: мы одними из первых решили соединить проект из реальной экономики – в традиционной для России нефтедобывающей отрасли – с блокчейн-технологиями.

– К бизнесу мы еще вернемся, давайте проясним про криптовалюты. Перегрет ли сейчас к ним интерес?

– С одной стороны, конечно, перегрет. Запах легких денег привлек к криптовалютам людей, традиционно зарабатывавших на продаже народным массам горячих тем, – инфобизнесменов, организаторов ивентов, коучей, рекламщиков, различных консультантов. Это началось где-то в феврале 2017-го: они потянулись – сначала потихонечку, а потом и не потихонечку – в сферу блокчейна и начали «продавать» новые ICO широкому кругу пользователей с помощью трендовых онлайн-технологий, что, естественно, вызвало нездоровый ажиотаж.

Я говорю про Россию, поскольку не очень глубоко знаю, что происходит в этом смысле на Западе, хотя, мне кажется, там ситуация поровнее.

Именно в 2017 году начался бум криптовалютной экономики – она выросла больше, чем в десять раз. Конечно, это не могло не привлечь внимание СМИ, об этом начали писать, говорить. В России идею криптовалютной экономики начали продавать как священный Грааль.

Тут же появилось много людей, ничего не понимающих в криптовалютах, но пытающихся побыстрее обучиться у тех, кто под руку подвернется – это с одной стороны. А с другой, несмотря на ажиотаж, глубина проникновения блокчейна в массы сегодня невелика. Большинство о блокчейне и криптовалютах слышали, но не понимают, что это такое.

Потенциал для экспансии криптовалют огромный. Это и радует – я уже сказал, как оцифровка бизнеса принципиально повышает конкурентоспособность. Но этот же тренд и пугает. Деструктивно представлять криптовалютную экономику в упрощенном виде: купил немного биткоинов – и стал миллиардером. Ее возможности совершенно иного порядка.

Блокчейн против госрегуляторов: кто эффективнее?

– Вы уже начали говорить, что проекты по развитию цифровой инфраструктуры очень перспективны для бизнеса…

– Нужно понимать, что оцифровка бизнеса началась раньше, чем родился блокчейн. Блокчейн – лишь новейшая часть информационных технологий, стратегически перспективный тренд. Когда в своем проекте Exillon Eagle Nest мы говорим об использовании блокчейн-инструментов для перехода традиционной для России нефте-газовой отрасли в новый цифровой мир, мы имеем в виду создание отечественной конкурентоспособной экономики XXI века. Но цифровые технологии захватили и прошлый век.

В нашем проекте Exillon Eagle Nest мы объединяем нефтяную отрасль, генерацию электроэнергии и основу блокчейн-технологий – майнинг – в высокоэффективный бизнес

Очевидно, что цифровая инфраструктура с первых шагов подталкивала бизнес, но и сама стала стремительно развиваться благодаря потребности со стороны бизнеса. Интернет получил широкое развитие, когда его освоили как инструмент управления бизнесом, в итоге он стал тем, чем является сейчас – практически всем.

На эту тему есть хорошая книга «Как мы покупали русский интернет», ее автор Сергей Васильев – первый инвестор и председатель совета директоров Рамблера в 1999–2001 годах. Так вот, долгое время крупный бизнес вообще не понимал, чем эти гики там занимались, какие-то е-mail, сайты… Люди, сумевшие разобраться раньше, собственно, и купили русский интернет, заработали огромные деньги. Потом пришли новые, тоже научились зарабатывать – начался расцвет. Так что информационные технологии оцифровывают бизнес достаточно давно.

Блокчейн – принципиально новый этап. Он решает ключевую проблему – доверия между контрагентами, непосильную для традиционных ИТ. До сих пор эту задачу решали только государственные регуляторы и финансовые посредники –банки. Блокчейн позволяет «обмениваться ценностями», осуществлять транзакции без посредника и делать это прозрачно, исключая трактовки, споры и так далее.

Пока блокчейн делает первые шаги на наших глазах рождаются лишь начальные формы криптотехнологий. Но потенциал блокчейн-среды для пост-индустриального мира – огромен.

– Сама технология появилась не так давно.

– Смотря как считать, все-таки 2009-й, почти девять лет прошло. Мир развивается стремительно…

За счёт того, что блокчейн научился решать фундаментальные проблемы, которые традиционно были прерогативой либо государственных, либо финансовых институтов, люди начинают понимать неэффективность старых институтов. Блокчейн позволяет делать то же самое с меньшими издержками. Социально-экономический эффект от применения блокчейна может быть огромен.

По экономическим убеждениям я – неоинституционалист. Согласно институциональной теории человеческий прогресс происходит через снижение и снятие транзакционных издержек, порождаемых социально-экономическими институтами. Феода-лизму присущи свои издержки, когда они снимаются, общество переходит в капиталистическую стадию. У капитализма – свои институты, поначалу революционные. Но со временем они тоже начинают тормозить прогресс – у них свои издержки, своя неэффективность, приходится и их заменять на что-то более эффективное. Так человечество движется по пути прогресса.

Краткая справка

Проект Exillon Eagle Nest отражает новейший тренд по экспансии блокчейна в сферу реальной экономики, что позволит стабилизировать экосистему блокчейна и способствовать ее бурному развитию.

Проект предусматривает создание энергоэффективного технологического комплекса для обработки данных и майнинга, питаемого практически бесплатной электроэнергией за счет генерации из попутного нефтяного газа на нефтегазоконденсатном месторождении.

Сейчас – та же самая ситуация: старые институты, как выясняется, очень затратны. Государство – неэффективно, число чиновников – огромно. Банковская система перекошена в сторону прибыли, которую всеми правдами и неправдами банки вытягивают из бизнеса. Я уж не говорю про пресловутый сложный процент, про «замечательные» 15% годовых. Любой разбирающийся в простейшей математике понимает, что на самом деле это значительно больше с учетом ежемесячных платежей. Это абсолютно ненормально.

Блокчейн снимет эти издержки. Он может стать своего рода глобальной книгой учета, которая открыта для каждого и никем единолично или «группой товарищей» не контролируется. Он позволяет производить операции/транзакции прозрачно, понятно, надежно. Система выстроена таким образом, что ее нельзя уничтожить, подкрутить, что-то изменить задним числом. Именно такую идею, реализованную в виде технологии, подарил миру Сатоши Накамото, основатель Bitcoin.

Конечно, у биткоина, криптовалют, криптотокенов, криптотехнологий пока есть ряд узких мест. Но они стремительно развиваются, захватывают все новые сферы. Есть много заинтересованных эти технологии развивать, докручивать, наращивая их эффективность.

– Если так, то, значит, весь бизнес должен ринуться в эти проекты?

– Традиционным бизнесам это надо осознать и принять. Процесс идет, но не так быстро.

Главная мотивация сейчас – это возможность получить с помощью криптовалют и блокчейна деньги, в том числе инвестиции на проекты. В нашей стране деньги мало где можно получить, поэтому, к сожалению, банальная шкурная мотивация часто превалирует.

Большей части бизнеса еще предстоит осознать, что блокчейн позволит им снизить издержки и принципиально повысить эффективность.

Бизнес осваивает цифру

– Известны ли вам успешные проекты в реальном бизнесе, которые основаны на технологии блокчейн?

– Пока об этом судить рано. Несколько проектов, не относящихся к блокчейн- экосистеме, выводились на ICO весной и летом 2017-го и собрали деньги. В России это первые прецеденты, как проекты будут реализованы, никто не знает. Были попытки токенизации золота, оксида циркония – их можно по пальцам пересчитать. Деньги собрали, начали реализовывать проекты, что из этого получится, не могу даже прогнозировать.

Вот успешных онлайновых проектов много. Они связаны как с созданием финансовых экосистем, так и с освоением новых сфер, где блокчейн может сыграть позитивную роль. Например, в игорном бизнесе. Проблема доверия для него –принципиальная, а блокчейн может ее успешно решать. В игровом автомате можно что-то подкрутить, это нечестно, тем не менее многие подкручивают. К онлайн-бизнесу это относится еще в большей степени, чем к офлайновому. Поменять пару строчек кода достаточно просто – как говорил Остап Ибрагимович Бендер, один из 400 относительно честных способов отъема денег.

Так вот, онлайн-казино можно построить на блокчейне. Любая азартная игра работает по правилам, заложенным в блокчейн-экосистему и прозрачным для каждого. Математика становится честной. Игорный бизнес все равно выигрывает, но по правилам. Результат игры не зависит от честности владельца казино.

– Давайте попробуем понять, как блокчейн-технологии могут интегрироваться с реальным сектором экономики. Вы ведь – в числе первопроходцев.

– Объясню эту интеграцию на примере нашего проекта Exillon Eagle Nest. В нем мы объединяем нефтяную отрасль, генерацию электроэнергии и основу блокчейн-технологий – майнинг – в высокоэффективный бизнес.

Как известно, попутный нефтяной газ на месторождениях либо просто сжигается, либо частично закачивается в пласт. Как правило, его выходит гораздо больше, чем можно закачать. Поэтому попутный нефтяной газ сжигается в огромных количествах. Это абсолютно бессмысленная трата энергоресурсов, но это и существенное загрязнение окружающей среды. Несмотря на возрастающие штрафы, попутный газ все равно сжигают.

Первый раунд проекта Exillon Eagle Nest – закрытый пресейл для заинтересованных институциональных инвесторов – начнется уже в декабре и продлится больше 2 месяцев

Мы хотим с этим побороться и использовать энергоресурс в продуктивных целях. У нас есть долгосрочный контракт с нефтедобывающей компанией на утилизацию попутного газа. Она бесплатно отдает нам попутный нефтяной газ, при этом перестает платить штрафы. А мы получаем бесплатный энергоноситель, с помощью газотурбинных установок его перерабатываем, превращая в практически бесплатную электроэнергию.

Все это происходит прямо на месторождении. Передавать электричество в энергосеть неэффективно. Зато очень эффективно использовать его на месте – в проекте, для которого стоимость электроэнергии критична. Например, в большом майнинговом проекте. Запустив майнинговые центры на бесплатной электроэнергии, мы завершим цикл: переработка попутного нефтяного газа через электричество в цифру, в майнинг, в криптовалюту.

Такой проект окупается за шесть-семь месяцев после запуска. И, решая экологическую проблему, одновременно приносит прибыль в виде растущего в цене токена.

– Кому может быть интересен подобный проект?

– Мы рассчитываем на широкий круг инвесторов и партнеров, которым интересен майнинг как бизнес.

Это могут быть институциональные инвесторы, финансовые институты, которые открывают для себя новое направление и хотят зайти в майнинговый бизнес, поскольку инвестиционно он очень привлекательный. Они не хотят самостоятельно его эксплуатировать, но хотят в него инвестировать.

Таких инвесторов все больше и в Азии, и в Америке, и в Европе. В России большие компании тоже начинают проявлять интерес к майнингу как к бизнесу. После принятия закона о криптовалютах – если он будет лояльным по отношению к крупному майнинговому бизнесу – этот интерес со стороны институциональных инвесторов возрастет многократно. И деньги пойдут туда.

Также такой проект может быть интересен средним и малым инвесторам. Если ты хочешь запустить такой проект сам, ты покупаешь свой маленький майнер через длинную цепь посредников, переплачивая втридорога и получая через несколько месяцев. А потом подключаешь его к розетке и получаешь сумасшедшие счета за электричество. Присоединяясь к большому проекту, малый инвестор не озабочен этими проблемами и к тому же защищен от мошенников, которых здесь, поверьте, немало.

Третий интересант – производители оборудования. К ним сегодня выстроились очереди, но им самим интереснее работать с крупными проектами. За больших партнеров они готовы бороться, а значит, обеспечивать более выгодные условия– и по цене, и по скорости поставки.

– Чем такой проект отличается от проекта реальной экономики?

– Проект Exillon Eagle Nest рассчитан надолго. При этом инвестиционный цикл на первом этапе – всего девять месяцев. Такие сроки окупаемости мало с чем могут сравниться. Мы можем очень быстро приобрести генерирующее оборудование (есть договоренности с General Electric), построить площадку, закупить и установить майнинговое оборудование. Именно за счет быстрой реализации сокращается инвестиционная стадия проекта.

Зато эксплуатационный цикл – длительный. Обычно ключевой ограничивающий фактор энергопроектов – запасы энергоносителя, но у нас они очень велики. А созданная инфраструктура – проложенное оптоволокно, готовые площадки –позволяет наращивать проект еще быстрее. Его уникальность – в легкой масштабируемости. Мы будем реинвестировать прибыль в расширение проекта, тем самым улучшая его инвестиционные характеристики. С ростом масштаба идет прирост эффективности. Постоянные затраты падают, прибыль растет. Инвесторы получают быстрорастущий в цене криптоактив.

Если инвесторы проявляют повышенный интерес, можно проводить дополнительные этапы ICO, наращивать энергопроизводство, через него – майнинг, а следовательно, и инвестиционную привлекательность.

В декабре проект стартует. Достигнуты долгосрочные договоренности по попутному нефтяному газу. Сейчас регистрируется компания в одном из международных финансовых центров, руководствующемся прецедентным правом. Идут переговоры с крупнейшими поставщиками оборудования. Скоро будут созданы токены проекта.

Первый раунд проекта Exillon Eagle Nest – закрытый пресейл для заинтересованных институциональных инвесторов – начнется уже в декабре и продлится больше двух месяцев. В начале весны запускается широкий сейл – ICO.

– Ваш проект в конечном счете завязан на майнинг. А в какие еще инфраструктурные проекты может быть внедрена технология блокчейна?

– Тут есть две составляющие.

Во-первых, инфраструктура низовая, железная, которая к блокчейну отношения, наверное, не имеет, но она его обеспечивает. Чем она мощнее и малозатратнее, тем больше возможностей по ее эксплуатации в большем количестве проектов. Если у вас мощная и дешевая инфраструктура, то вам есть где развернуться, ваши проекты выигрывают у конкурентов по себестоимости и так далее.

Вторая составляющая – где может быть использован блокчейн в инфраструктурных проектах? Если говорить о цифровой инфраструктуре, для ее развития есть великое множество направлений. Вместо нынешней банковской системы, например, возникнет новая финансовая инфраструктура, основанная на пир-ту-пир-транзакциях. Банки с этим экспериментируют, но пока ни шатко ни валко. Один из проектов основан на пир-ту-пир- кредитовании. Банк на этом зарабатывает, однако все риски сбрасывает на частных кредиторов. За счет того, что большое количество кредиторов пакетно финансируют большое количество проектов, риски размываются. Система работает, развивается, хотя пока дороговата.

Блокчейн может быть более эффективен. Можно делать централизованный автоматизированный скоринг, что на порядок быстрее и лучше, чем в банках. Систему страхования можно положить на блокчейн. Систему нотариусов таким же образом изменить…

Как регулировать блокчейн

– Какие препятствия для развития криптотехнологий в России, прежде всего законодательные?

– Законодательство и в России, и в мире пока к ним не готово. Законченного законодательства нет нигде. Кто-то боится происходящего и запрещает все, что связано с криптовалютами. Но в большинстве своем государства, что называется, выжидают и изучают то, что происходит на криптовалютном рынке.

С новым явлением справиться уже очень сложно. Существенная особенность блокчейн-технологий – децентрализация. Там некого прищучить, призвать к ответу. Можно, конечно, наказать кого-то избирательно, но системе это критически не повредит.

Еще полтора-два года назад российский Следственный комитет всерьез говорил, что майнеры чем-то не тем занимаются, какую-то криптовалюту майнят, поэтому за использование виртуальной валюты им нужно давать от пяти до семи лет тюремного срока – короче, всех посадить. Хотя под запретом криптовалюта не была, однако находилась в правовом вакууме. А в ситуации правого вакуума каждый трактует происходящее так, как ему удобно и хочется.

– В Госдуме лежит законопроект, который как раз этот правовой вакуум должен ликвидировать.

– Я вхожу в Экспертный совет по законодательному обеспечению развития финансовых технологий в РФ при Комитете Госдумы по финансовому рынку. Поэтому могу сказать: утверждение о том, что есть готовый законопроект, – это сильно сказано. В Госдуме когда-то родилась некая инициатива и даже началась подготовка законопроекта о криптовалютах, но это была всего лишь инициатива.

Сейчас при Комитете по финансовому рынку создан Экспертный совет, который данным вопросом занимается. Экспертный совет объединил депутатов, представителей регуляторов и криптовалютной индустрии для баланса. Состоялось несколько заседаний. В принципе члены Комитета по финансам разбираются в криптовалютах на высоком уровне, они понимают, что происходит. Однако законодательство вырабатывается с участием большого количества регуляторов, поэтому достижение консенсуса – процесс не быстрый и не сказать, чтобы легкий.

Сегодня страны борются за создание у себя современной финансовой инфраструктуры, построенной на базе блокчейн-технологий

Регуляторы решают свои задачи, которые они поставлены решать государством. Если Центробанк считает, что криптовалюта – это денежный суррогат, то он делает все возможное, чтобы денежных суррогатов на территории Российской Федерации не было, ибо только рубль является законным средством платежа.

Росфинмониторинг или силовые структуры, которые борются с терроризмом, решают свои задачи. По их мнению, через биткоин финансируют друг друга террористы, поэтому закон должен быть принят в «антитеррористической» редакции– именно она их устраивает. Говоришь им: «Вы же не отменяете бумажные деньги, хотя 99% финансирования терроризма происходит при помощи чемоданов с кэшем, не запрещаете на этом основании финансовую систему...» На что они отвечают, мол, «с этим мы научились работать, а с вашим биткоином пока нет, у вас там ничего не идентифицируешь – транзакция анонимна».

Вместо того чтобы учиться работать с криптовалютами, регуляторы обременяют их какими-то ограничениями. Парадокс в том, что регуляторы привыкли к силовым методам решения проблем. К сожалению или к счастью, в данной ситуации они сталкиваются с технологиями, которые сильнее их мощных властных полномочий и ресурсов. Я думаю, у них легкая паника, которую никто не транслирует вслух.

– В таком случае ситуация с принятием закона о криптовалютах кажется тупиковой. Тем не менее все говорят и надеются на то, что его скоро примут.

– Ситуация сложная, но не тупиковая. Я ее характеризую как сочетание цейтнота и цугцванга. В ситуации цейтнота вам надо быстро принимать какое-то решение, в противном случае ситуация ухудшается, вы отстаете. А цугцванг осложнен тем, что какой бы ход вы ни сделали, вам будет хуже. Если вы даете полное добро на криптовалюты, то теряете монополию. С точки зрения монопольного положения государственной валюты, в стране начинают ходить какие-то странные деньги, которые по всем параметрам для населения интереснее, чем рубль. И к чему это приведет, одному богу известно. Но если вы не даете добро на криптовалюты, то станете страной третьего мира – везде будут развиваться криптотехнологии, государства и люди будут строить новую цифровую индустрию, а вы продолжите обмениваться своими бумажками.

Однако государственные мужи – люди неглупые, они понимают необходимость принятия законодательства и развития цифровой экономики. Понимает это и президент страны. Соответствующий документ уже принят, поэтому к криптовалютам на самом высшем уровне отношение такое: история перспективная, но несет в себе много рисков. Решение вопроса спускается регуляторам, мол, разбирайтесь, что делать, но, если сделаете что-то не так, собак повесят на вас.

Поэтому окончательная редакция закона будет, к сожалению, принята в результате консенсуса регуляторов. Каждый заложит туда свои требования, и этот закон будет обременен кучей всяких крючков, о которые вся индустрия будет спотыкаться.

– Можно потом поправки принимать, убирать мешающие крючки по одному.

– Можно, но мы и так в цейтноте. Мы попали в ситуацию еще одной гонки технологий – финансовой. Сегодня страны борются за создание у себя современной финансовой инфраструктуры, которая построена на базе блокчейн-технологий. И та страна, которая обеспечит максимально лояльный режим, благоприятный для высоколобых людей, та и соберет у себя все ключевые технологии и лучшие умы. Туда же перетекут ликвидность и деньги.

Криптовалюта трансгранична – ценность перетекает туда, где ей хорошо. С фиатными деньгами, с помощью банковской системы, мы можем этому противодействовать. Попробуйте сейчас куда-нибудь отправить 500 000 рублей через Сбербанк – наткнетесь на сплошные барьеры.

Людям это не нравится, они хотят свободы, финансовой в том числе, и ничего с этим желанием государство поделать не может. Умное государство понимает это, оно хочет, чтобы у него концентрировались новые ключевые технологии, потому что сегодня именно они – ведущий фактор лидерства.

Беседовала Галина Положевец

В начало⇑

Выпуск №10 (73) 2017г.
Выпуск №09 (72) 2017г. Выпуск №08 (71) 2017г. Выпуск №07 (70) 2017г. Выпуск №06 (69) 2017г. Выпуск №05 (68) 2017г. Выпуск №04 (67) 2017г. Выпуск №03 (66) 2017г. Выпуск №02 (65) 2017г. Выпуск №01 (64) 2017г.

Телеканал «Про Бизнес», программы «Технологии в ритейле»

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика