Место человека в цифровом мире: в центре или на обочине?
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
март    2021
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

05.03.2021

Выручка MERLION по итогам года впервые превысила 400 млрд рублей

Читать далее 

04.03.2021

Конференция IOT ECOSYSTEMS & TECHNOLOGIES Online conf.

Читать далее 

02.03.2021

METRO, «Мон’дэлис Русь», «Газпром добыча Надым» и другие вступают в борьбу за награды за лучший ИТ-кейс

Читать далее 

26.02.2021

Лишь 2% социально значимых сайтов поддерживают кириллические e-mail-адреса

Читать далее 

показать все 

Статьи

11.02.2021

Ваш выход, стартапы

Читать далее 

10.02.2021

Место человека в цифровом мире: в центре или на обочине?

Читать далее 

09.12.2020

Удаленка: станет ли больше бирюзовых компаний?

Читать далее 

12.11.2020

Технология определяет успех

Читать далее 

11.10.2020

Soft skills или hard skills?

Читать далее 

13.02.2020

Чат-бот CallShark не требует зарплаты, а работает круглосуточно

Читать далее 

24.12.2019

До встречи в «Пьяном Сомелье»!

Читать далее 

21.12.2019

Искусство как награда Как изготавливали статуэтки для премии IT Stars им. Георгия Генса в сфере инноваций

Читать далее 

04.12.2019

ЛАНИТ учредил премию IT Stars памяти основателя компании Георгия Генса

Читать далее 

04.06.2019

Маркетолог: привлекать, продавать, продвигать?

Читать далее 

показать все 

Место человека в цифровом мире: в центре или на обочине?

Главная / Статьи / Опросы / Место человека в цифровом мире: в центре или на обочине?


Место человека в цифровом мире: в центре или на обочине?

Тренды последнего времени – роботизация бизнеса, растущая зависимость от устройств и технологий, оцифровка и интеграция данных, успехи ИИ, диктат социальных сетей и многое другое рождают смешанные чувства: восхищение открывающимися возможностями и одновременно страх перед неизбежностью цифровой эпохи. Какая роль уготована в ней Человеку?

1. Верите ли вы в то, что люди смогут, как и прежде, управлять своей жизнью в ближайшем будущем, а не попадут в цифровое рабство?
2. При каких условиях ИТ станут больше инструментом защиты человека, чем средством контроля над его жизнью и деятельностью?
3. Какие технологии способны делать человека эффективным?
4. Риски цифровой экономики для людей и компаний: насколько они пересекаются?
5. Как найти баланс между преимуществами цифрового развития и его угрозами?

На вопросы «БИТа» отвечают эксперты компаний

Место человека в цифровом мире:
в центре или на обочине?

Тренды последнего времени – роботизация бизнеса, растущая зависимость от устройств и технологий, оцифровка и интеграция данных, успехи ИИ, диктат социальных сетей и многое другое рождают смешанные чувства: восхищение открывающимися возможностями и одновременно страх перед неизбежностью цифровой эпохи. Какая роль уготована в ней Человеку?

1. Верите ли вы в то, что люди смогут, как и прежде, управлять своей жизнью в ближайшем будущем, а не попадут в цифровое рабство?
2. При каких условиях ИТ станут больше инструментом защиты человека, чем средством контроля над его жизнью и деятельностью?
3. Какие технологии способны делать человека эффективным?
4. Риски цифровой экономики для людей и компаний: насколько они пересекаются?
5. Как найти баланс между преимуществами цифрового развития и его угрозами?

На вопросы «БИТа» отвечают эксперты компаний

 

Дарья Абрамова, директор по маркетингу Orange Business Services Россия и СНГ

«Футурологи, которые рисуют цифровое общество в мрачных тонах, часто имеют смутные представления о технологиях»

1. Развитие цифровых сервисов заставляет людей задумываться о том, как используют собираемые о них данные. Еще в 2014 году Orange выступил одним из ключевых партнеров европейского исследования, ставившим целью понять: реально ли использовать персональные данные, не ослабляя защиту информации и не подрывая доверие пользователей. Главный вывод можно сформулировать так – инновации тесно связаны с распространением персональных данных. И процесс здесь двусторонний – не только люди должны разрешить компаниям использовать свои данные. Компании тоже должны пойти навстречу и показать пользователям, какую информацию собирают. Футурологи, которые рисуют цифровое общество в мрачных тонах, часто имеют смутные представления о технологиях.

Например, людям может не нравиться сбор геолокационных данных с телефона. Однако эта информация может применяться для социально значимых проектов, например, при создании городской инфраструктуры или для оптимизации транспортных потоков. Как показало наше исследование, пользователи уже тогда не удивлялись самому факту сбора такой информации, их волновало то, как будут обработаны и кому еще переданы эти данные. Некоторые законы, например, принятый в Евросоюзе Генеральный регламент по защите данных (GDPR), регламентирует передачу персональных данных от компании к компании и ограничивает их обработку без согласия пользователя.

2. ИТ и сегодня инструмент повышения защищенности человека, возможность улучшить условия труда и жизни. Самый свежий и яркий пример – возможность обеспечения дистанционного труда и обучения во время пандемии COVID-19. Без таких решений как системы электронного документооборота, облачные инструменты для совместной работы и средств унифицированных коммуникаций многие люди были бы вынуждены либо сидеть дома без возможности работать, либо ходить на работу с риском заболеть. Как телеком-оператор и сервис-провайдер мы и сами используем ИТ для предоставления возможности удаленной работы для практически всех наших сотрудников. Удаленное обучение с помощью цифровых платформ активно применялось в самые острые моменты пандемии в школах, колледжах, вузах.

3. Если под эффективностью понимать количество совершаемых операций за промежуток времени, то технологии на порядок повышают этот показатель. Даже электронный календарь, который напоминает вам о предстоящих встречах, семинарах, мероприятиях, делает вас более эффективным. На производстве для повышения эффективности и безопасности сотрудников используются специализированные системы мониторинга в реальном времени с использованием RFID-меток. Программные роботы берут на себя работу по переносу данных из одних систем в другие, это освобождает сотрудников от рутинных задач и позволяет сосредоточиться на творческой работе. И таких примеров, когда электронные системы повышают производительность труда людей, масса.

4. Они пересекаются при работе с конфиденциальной информацией и персональными данными. Ни бизнес, ни частное лицо не хотят, чтобы такие данные попали в руки третьих сторон без их осознанного согласия.

5. Баланс складывается в про­цес­се практической реализации проектов. Эти вопросы отслеживаются как со стороны общества и государства, так и со стороны бизнеса. На уже описанном примере GDPR мы можем увидеть, что компромисса можно достичь только в диалоге всех заинтересованных сторон.


Алексей Королюк, генеральный директор хостинг-провайдера и регистратора доменов REG.RU

«Важно развивать критическое мышление, регулярно делать паузу и чувствовать границу: где твои собственные решения, а где манипуляции технологий и навязывание приложений и их владельцев»

1. Технологии действительно во многом делают жизнь человека удобнее и комфортнее. Последние события это подтверждают: мы можем учиться и работать удаленно, купить практически всё, что угодно, не выходя из дома, можем общаться с близкими. Вместе с тем противостоять технологиям всё сложнее. Многие приложения манипулируют человеком, заставляя принимать нужные для них решения. Элементарно играют на чувстве времени, стремятся поторопить: подтверждающая SMS от банка действует только 20 секунд, «до конца акции осталось 30 минут» – успей получить скидку, «этот товар заказали еще 5 человек, остался всего один». Люди заражаются ощущением вынужденной спешки и сами себя загоняют в стресс. И это только несколько примеров. Жить в гармонии с технологиями возможно. Важно развивать критическое мышление, регулярно делать паузу и чувствовать границу: где твои собственные решения, а где манипуляции технологий и навязывание приложений и их владельцев.

2. Настоящее и будущее ИТ-технологий – это ИИ, роботизация, большие данные. К 2030 году предполагается, что доля ИИ в экономике составит 45 триллионов долларов! Сумасшедшая цифра. ИИ – это четвертый уровень революции после паровых машин, машинного производства и, собственно, Интернета. Мы ждем этот четвертый уровень революции и одновременно опасаемся его: никому не хочется иметь «Большого брата». Все хотят пользу и эффективность. Чтобы технологии стали благом, конечно, важно соблюдать определенный правовой баланс. Проблема регу묬ирования робототехники и искусственного интеллекта – сегодня актуальный вопрос. Кроме того, с усложнением информационной системы возрастает и ее уязвимость. При этом вечная борьба добра со злом продолжится и в мире ИИ. «Хорошие против плохих» – этот принцип мироздания не поменяется.

3. В первую очередь, это интерфейс «мозг-компьютер», над которым сейчас работают многие ученые и стартапы. Один из самых ярких примеров – проект Илона Маска Neuralink. Он подразумевает внедрение в мозг тончайших нитей-датчиков, позволяющих фиксировать активацию тех или иных нейронов, а также передавать сигналы в мозг. Тем самым, по задумке Маска, удастся вылечить многие болезни и значительно ускорить работу мозга.

Стоит также отметить искусственный интеллект, который становится всё сильнее и скоро, возможно, будет способен совершать прорывы в науке. В бизнесе, по прогнозам консалтинговой компании PwC, ИИ на ближайшее десятилетие станет главной тенденцией и возможностью. Его вклад в глобальный ВВП оценивается в 15,7 трлн долларов, а к 2030 году этот показатель должен увеличиться на 14 %.

Важны сегодня алгоритмы и нейронные сети, предназначенные для анализа больших данных для взвешенного принятия бизнес-решений. Так, например, в сфере e-commerce с помощью нейросетей рассчитывают совокупную прибыль компании от одного клиента за всё время сотрудничества, а банки проводят аудит заявок на кредиты.

4. Экономика страны или компании состоит из отдельно взятых людей, поэтому, думаю, что есть прямые пересечения. Например, если будет риск, связанный с безопасностью цифровых активов какой-либо страны или же организации, и если этот риск станет реальностью, то пострадают всегда реальные люди. Важно отметить, что разницы между цифровой экономикой и реальной нет. Это абсолютно зависимые сущности. Их разделение носит искусственный характер и во многом не обосновано.

5. Цифровое развитие и связанные с этим угрозы – абсолютная неизбежность. Прогресс в этом случае не остановить.


Алексей Любимов, председатель совета директоров компании 3iTech

«Если говорить просто, то “цифрового рабства” не будет, а будет новая цифровая реальность. В этой реальности появится новое определение личности, прав и свобод»

1. Вопрос свободы воли носит, скорее, философский характер. Волен ли современный человек управлять своей судьбой или им умело манипулируют? Термин «цифровое рабство» – некорректный и манипулятивный. В каком-то смысле мы уже попали в «цифровое рабство», потому что не в силах обходиться без ИТ. Интернет стал главным источником информации, для общения люди чаще используют смартфон, а не личную встречу. И эта зависимость от цифровых технологий будет только нарастать.

Вместе с тем никто не говорит о нефтяном рабстве, несмотря на то, что без углеводородов современная цивилизация просто не может существовать. Никто не рассуждает об электрическом рабстве. Для цивилизации и «приручение» электричества, и использование углеводородов – это освобождение от натурального хозяйства, независимость от капризов природы.

Почему же теперь цифровые технологии, которые открывают новые горизонты развития, так пугают? Никто не объясняет, что такое «цифровое рабство». Начитавшись романов британского писателя Джорджа Оруэлла, который описывал подозрительность и мании британского общества пятидесятых годов двадцатого века, диванные эксперты рассуждают о «большим брате» и «министерстве правды». Однако к создаваемому цифровому обществу это не имеет вообще никакого отношения. В процессе трансформации экономики изменится и общество, социальные связи, даже и сам человек. Многое из того, к чему мы привыкли, будет пересмотрено, но нет смысла рассуждать о том, плохо это или хорошо.

Если говорить просто, то «цифрового рабства» не будет, а будет новая цифровая реальность. В этой реальности появится новое определение личности, прав и свобод. Вероятнее всего, будет переосмыслено представление о приватности, личном пространстве, персональных данных и т. д. Мир превратится в «глобальную цифровую деревню», о которой канадский философ Маршалл Маклюэн пророчески писал еще в шестидесятых годах прошлого века.

2. ИТ всегда будут просто инструментом. Подобно тому, как топором можно срубить дом или срубить дерево, так и с помощью цифровых технологий можно сделать жизнь человека безопаснее и превратить ее в ад. Всё будет зависеть от того, в каком обществе разворачиваются ИТ. Например, речевые технологии, которые разрабатывает компания 3iTech, можно использовать как для повышения качества обслуживания клиентов операторами контакт-центра, так и для идентификации телефонных хулиганов или мошенников. Образно говоря, ИТ мало чем отличаются от монтировки, токарного станка или экскаватора. Однако почему-то газовая плита в доме ни у кого не вызывает опасений, а повсеместность ИТ вдруг настораживает.

3. Сделать человека эффективным, наверно, способны биотехнологии и фармацевтика. Это, конечно, шутка. Что может значить словосочетание «эффективный человек»? Даже «эффективный сотрудник», несмотря на то, что под каждую позицию компании прописываются должностные обязанности, звучит не очень корректно. Такой термин приобретает хоть какой-то смысл лишь тогда, когда речь идет об эффективности использования человеческих ресурсов. В этом отношении ИТ позволяет меньшими силами решать более масштабные задачи, например, за счет внедрения автоматизированных систем, программных роботов и интеллектуальных решений. Так, чат-боты и голосовые боты применяются в качестве первой линии техподдержки в контакт-центрах. Этим программным роботам вполне по силам дать рекомендации и ответы на типовые вопросы. Однако если проблема выходит за рамки стандартной или клиент оказывается чрезвычайно требовательным, то к обслуживанию подключается опытный оператор-человек. Вот и выходит, что ИТ позволяют более эффективно использовать сотрудников, снимая с них типовые задачи.

4. Риски для людей и компаний – это разные риски. Понятно, что в цифровом мире неоспоримое преимущество будет у глобальных корпораций. И некоторые из этих новых возможностей мы смогли увидеть в рамках предвыборной гонки в США, когда в нее вмешались глобальные игроки, такие как Amazon Apple или Twitter. Еще десять лет назад было немыслимо, чтобы владельцы цифровой инфраструктуры осмелились заблокировать канал президента США или удалить приложение соцсети, в которой поддерживают его. И роль таких компаний как Amazon, Google, Facebook, которые владеют глобальной цифровой инфраструктурой, будет расти. Будет расти и их влияние на успех даже нецифрового бизнеса, так как они будут владеть данными интернет-пользователей и иметь возможность контролировать рекламные кампании и продвижение. Кроме того, бизнес станет прозрачным перед государством, налоговыми и миграционными службами. В цифровом обществе будет невозможна неуплата налогов или привлечение к работам нелегальных мигрантов.

Что касается человека, то главный риск – это пересмотр идеи приватности, личного пространства. Представления о личном пространстве появилось не так давно, в эпоху модерна. Ни о какой приватности в средневековье или даже в ренессансное время речи не шло. Сейчас с наступлением эпохи «глобальной цифровой деревни» представление о приватности трансформируется. Цифровая жизнь человека станет прозрачной. Поведение людей будет анализироваться, манипулирование потребительскими привычками если еще не стало, то в перспективе буквально через три-пять лет станет обычным делом. Еще немного и отомрут бумажные документы, их заменит биометрия и ЭЦП. И если вы боитесь, что будете под наблюдением даже тогда, когда не используете Интернет, то страхи ваши вполне обоснованы. Распознавание по голосу, распознавание лиц, поведенческая биометрия позволят идентифицировать человека, просто гуляющего по городу или звонящего в контакт-центр МЧС. Жить в цивилизации и быть «цифровым невидимкой» будет невозможно.

5. На текущем этапе сложно даже представить, где будет точка равновесия в новом формирующемся мире. Мы можем только рассуждать, останется ли что-то от наших представлений о приватности. Пока цивилизация с разбегу влетает в цифровой мир, и это практически не вызывает сопротивления у общества, люди ради комфорта и цифрового досуга готовы поступиться своими старыми привычками, готовы принять новые риски. О точке равновесия можно будет говорить только тогда, когда общество посчитает, что на откуп «цифре» отдано слишком много. Пока же электронные кошельки, виртуальные деньги, повсеместное внедрение биометрии, электронные системы учета рабочего времени, чат-боты и прочее не вызывают отторжения у людей. А значит, в ближайшие годы промышленных, бытовых и программных роботов станет больше, деньги перестанут быть привязаны не только к золоту, но даже к бумаге, образование окончательно превратится в систему навыков по использованию информационных ресурсов. Человеку и обществу в цифровом мире придется измениться, это неизбежно. А вот плохо это или хорошо – покажет время.


Дмитрий Архипов, директор по развитию бизнеса JPL Telecom

«Скорее всего, общение с живым человеком заменить никогда не получится. Но оно может стать привилегией, чем-то таким, за что необходимо будет платить дополнительно»

4. Конечно же, прогресс не стоит на месте и человек стремится к тому, чтобы упростить себе жизнь, разрабатывая инструменты, которые могут справляться с простыми, а иной раз и с какими-то более сложными задачами. Это неизбежно и, в любом случае, приведет к трансформации общества и профессиональных сфер человека. Многие процессы и явления, которые мы раньше видели в фантастических фильмах, всё больше проникают в нашу реальность. То, что было вчера по ту сторону экранов, сегодня становится нашим настоящим и будущим.

Если рассматривать проникновение искусственного интеллекта в индустрию контактных центров, то, скорее всего, общение с живым человеком заменить никогда не получится. Но оно может стать привилегией, чем-то таким, за что необходимо будет платить дополнительно – преимуществом для особо важных заказчиков. Поэтому сотрудники в контактных центрах останутся, но их станет меньше. Но при этом произойдет перераспределение задач, и роль операторов станет более значимой. На более простые вопросы, которые не требуют сложных умственных процессов, особого подхода будут отвечать роботизированные операторы. А для организации работы людей потребуется хорошая техническая база с качественным звуковым и видеосопровождением, иначе компании будут терять лояльность клиентов.

5. Что касается угроз цифрового мира, то, с одной стороны, да, это удобно – мы можем теперь работать в любое время и в любом месте. Технологии и гаджеты позволяют организовать рабочий процесс таким образом, что выйти в Интернет порой можно даже в открытом поле и начать получать все необходимые данные. Но, с другой стороны, становится всё сложнее соблюдать баланс между личным и рабочим временем. Неумение маневрировать приводит к эмоциональному выгоранию. Что можно сделать, чтобы суметь остаться на плаву в этой гонке? У меня есть три основных правила:

  • устанавливать границы и следовать графику. То есть на рабочие задачи отвожу только определенные часы в течение дня;
  • находиться в моменте – например, в то время, когда я с семьей, никаких рабочих звонков, совещаний, отвлекающих мероприятий;
  • отдыхать от гаджетов: интернет-серфинг – это не отдых, мозгу нужно предоставлять возможность перезагружаться, а это значит предоставить ему время полностью отключаться.

Елена Волотовская, глава фонда Softline Venture Partners, вице-президент по инвестициям группы компаний Softline

«Когда роботизация примет массовый характер, мы рискуем пережить очень жесткий сценарий. Скажем, работодатели заменяют обычных сотрудников роботами и оставляют в штате живых специалистов, обладающих экстраординарными способностями, чтобы те придумывали для роботов новые задачи»

Место человека в цифровом обществе – это гигантская и очень многогранная тема. Чтобы разобраться в ней, имеет смысл погрузиться в контекст. Начну с роботизации. Она рискует стать настолько массовой, что повлияет на весь рынок труда. Прогнозы по США и по России это подтверждают. Так, в Америке 36 млн рабочих мест, так или иначе, будут затронуты роботизацией, при этом роботы могут заменить 70 % живых сотрудников. В России в перспективе десяти лет роботизация затронет 6–7 млн сотрудников. Это 10 % от общего количества рабочих мест в экономике.

Внедрение роботов приведет к тому, что часть профессий просто исчезнет. Не исключено, что в каком-то обозримом будущем перестанут быть востребованы водители грузовиков и таксисты, потому что алгоритмы будут справляться с аналогичными задачами лучше. Роботы могут заменить даже журналистов. Не так давно студент университета Беркли настроил нейросеть так, чтобы она писала посты в блоге. Очень мало кто из людей заметил подмену. Это говорит о том, что алгоритмы с каждым годом становятся всё более совершенными.

Даже разработчики ПО рискуют быть замененными. Есть группа решений для создания решений без кода: вы просто собираете функциональность и логику работы приложения или сервиса из отдельных блоков. Сейчас такие платформы на пике популярности у инвесторов, потому что их использование сильно снижает квалификационный ценз для разработки ПО. Ничто не мешает доверить «сборку» приложений или сайтов программным роботам. У работодателей будет колоссальный соблазн заменить живых людей роботами.

Есть данные, что робот на рутинных операциях в семь раз продуктивнее живого человека. Робот может работать круглосуточно. Ему не надо платить, он не ходит в отпуск, у него не бывает стрессов от выгорания или проблем в семье. Поэтому, когда роботизация примет достаточно массовый характер, мы рискуем пережить очень жесткий сценарий. Скажем, работодатели заменяют обычных сотрудников роботами и оставляют в штате живых специалистов, обладающих экстраординарными способностями, чтобы те придумывали для роботов новые задачи. Таких людей – обладателей системного мышления, настоящих экспертов в своей предметной области – просто-напросто мало. На их фоне опыт и умения «просто хороших» сотрудников – со средними, а не выдающимися скилами – стремительно снижается. Они больше не нарасхват, им не предлагают высокие зарплаты и хорошие должности. Чтобы не потерять в доходах, нужно быть существенно лучше, чем остальные. Это возможно, обладая какими-либо экстраординарными навыками. Такие навыки можно получить двумя способами. Первый – постоянно учиться. Под эту необходимость у нас уже готовят образовательные платформы. Фундаментальное образование переходит в онлайн, «нарезается кусочками» и продается за существенно меньшие деньги, чем, например, стоит год учебы в международном вузе.

Ну и второй способ – браться за задачи, которые ранее казались суперсложными, и к которым привыкли подступаться самые честолюбивые и мотивированные специалисты. Роботы, из-за которых растет конкуренция между людьми, повысят градус стресса для живых специалистов. Такие люди будут вынуждены больше учиться и больше работать, уделяя меньше внимания семье, сокращая количество личного времени. Так что «вкалывают роботы, счастлив человек» – это точно не про будущее нашего общества.

У меня есть три гипотезы, как изменится наша жизнь при массовом внедрении роботов. Первая: станут востребованы чисто гуманитарные профессии, которым алгоритмы не в состоянии предложить замену. Скажем, при деле точно останутся педагоги.

Вторая: поскольку подавляющее большинство людей будут поставлены примерно в равные условия, уровень потребления упадет. Это благоприятно скажется на экологии.

Третья: «налог на роботов» станет источником для безусловного базового дохода, когда все граждане получают выплаты от государства. Думаю, что такие выплаты можно в той или иной степени назвать благом, которое общество получит от роботов.


Кирилл Филенков, руководитель направления роботизации компании Bell Integrator

«Если хранить секретные данные на компьютере, подключенном к сети, и давать сотрудникам доступ к нему, не мудрено, что данные могут оказаться в открытом доступе. Всё дело в подходе»

1. Общество уже попало в так называемое «цифровое рабство». Представьте себе жизнь без смартфона, компьютера, банковских карт и Интернета. Представили? Я с трудом. Современные информационные технологии настолько сильно интегрированы в нашу жизнь, что обходиться без них мы уже не можем. Другой вопрос – так ли это плохо? Я считаю, что нет. Современные технологии дополняют наши возможности и меняют уклад жизни.

2. Только при условии законодательного ограничения данных возможностей. В любом случае, при текущем развитии технологий хранить и обрабатывать информацию о каждом человеке на планете – задача невыполнимая. Поэтому большинству не стоит беспокоиться по данному вопросу. И даже если бы технологии позволяли следить абсолютно за всеми, я не думаю, что это так уж и плохо. Представьте, сколько преступлений можно было бы предотвратить, если бы такие технологии существовали.

3. Практически любые технологии можно использовать как для повышения эффективности, так и для развлечения. Тот же смартфон можно использовать как средство связи, калькулятор, почтовый ящик, а можно как игровую станцию. Вопрос не в том, какие технологии могут делать человека эффективнее, а в том, как человек их использует.

4. Сначала надо определиться, что является угрозами цифрового развития. Утечки информации? Если да – то всё решается грамотным подходом к ее защите. Ведь ценные документы и деньги мы не храним за проржавевшей дверью с хлипким замком, мы покупаем дорогостоящие охранные системы, доверяем защиту нашего имущества профессионалам. Для меня до сих пор остается загадкой, почему большинство думает, что при хранении цифровой информации подход должен быть иным? Если хранить секретные данные на компьютере, подключенном к сети, и давать сотрудникам доступ к нему, не мудрено, что данные могут оказаться в открытом доступе. Всё дело в подходе.


Юлия Шикова, директор учебного центра «Сетевая Академия ЛАНИТ» (входит в ГК ЛАНИТ)

«Судьба любых мощных идей и достижений зависит от точки приложения – получается либо мирный атом, либо атомная бомба»

1. У нас учится много ИТ-специалистов, они и сами знают, как не оставлять цифровые следы. А если серьезно, пока потребление цифровых продуктов и услуг осознанное, рабства не случится. Чтобы оно было осознанным, в мире должно быть много думающих образованных людей. Наша задача как учебного центра и задача других образовательных организаций – помочь людям развиваться, научить их учиться и думать, а по сути – управлять своей жизнью. Взрослые состоявшиеся люди, обогащаясь знаниями, становятся более уверенными, знают, чего хотят достичь, – и такие люди не попадут в цифровое рабство.

2. ИТ – это инструмент, который в хороших руках будет защитой и помощью, а в руках контролеров – средством контроля. В крупных организациях ИТ-служба и служба безопасности являются антагонистами. Цель ИТ – наладить систему взаимодействий так, чтобы всё быстро и правильно работало. Цель ИБ – обеспечить безопасность этих взаимодействий (а в идеале свести их к минимуму). Общая же задача состоит в том, чтобы создать гармоничную систему, где всё надежно, удобно, работоспособно и во благо человека и организации.

3. Надо растить умных, добросовестных людей, которые этот баланс найдут. Воспитывать, учить, предоставлять возможности для развития и творчества. Ценность ИТ-специалистов будет только расти, и их грамотность во многом повлияет на этот баланс.

Судьба любых мощных идей и достижений зависит от точки приложения – получается либо мирный атом, либо атомная бомба. Все новое страшно, но разум человека и его планомерное развитие, понимание, к чему он хочет прийти, помогут нам справиться с угрозами цифрового развития.


Евгений Кочетков, к.э.н., доцент Департамента управления бизнесом факультета высшей школы управления Финансового университета при Правительстве РФ

«Для человека в условиях цифровой экономики ключевой риск – это киберугрозы его персональным данным, нарушение личного пространства. Для цифровой экономики данные – основной актив, это ее топливо»

4. Говоря о цифровой экономике и экономике в целом, не будем забывать, что экономика – это прежде всего про субъективную деятельность человека, а потом уже про компании, которые создают люди. Экономическим фундаментом развития цифровой экономики является существенное снижение транзакционных издержек. Ни один экономический уклад не приводил к такому кардинальному сокращению транзакционных издержек, поэтому говорить о развитии цифровой экономики как результате формирования цифровых технологий это не совсем корректно.

Можно выделить три ключевых элемента цифровой экономики: платформенная бизнес-модель (она основана на применении цифровых технологий), данные и технология искусственного интеллекта.

Данные причины развития цифровой экономики объясняет ее быстрое распространение. Естественно, что в этом очень сильно заинтересован бизнес, который постоянно стремится повысить свою прибыльность. Однако сделать это можно только на основе тех персональных данных, которыми обладает именно человек. Поэтому, говоря о рисках цифровой экономики для людей и компаний, можно утверждать, что эти риски являются взаимно пересекающимися. В то же время от этих рисков больше выгод получает бизнес.

Так, для человека в условиях цифровой экономики ключевой риск – это киберугрозы его персональным данным, нарушение личного пространства. Для цифровой экономики данные – основной актив, это ее топливо. Конечно, в первую очередь это данные, связанные с личными характеристиками и предпочтениями человека, зная которые бизнес может предугадывать спрос на свои товары и услуги. Этим и занимаются сегодня цифровые гиганты (Гугл, Фейсбук), собирая бесплатно наши личные данные и продвигая нам с помощью рекламы продукцию на основе изучения наших предпочтений. Это явление уже получило название в науке – цифровой капитализм.

По аналогии с капитализмом в индустриальной экономике, когда капиталист за минимальное вознаграждение эксплуатировал труд наемных работников, цифровые капиталисты, правда, без эксплуатации нашего труда, обогащаются за счет наших персональных данных, но при этом мы не получаем никакого вознаграждения. В настоящее время политики и ученые обсуждают вопросы формирования специального налогообложения цифровых гигантов в целях выравнивания доходов.

Другой риск для человека в цифровой экономике имеет социальный характер и сопряжен в большей части с возможной угрозой массовой безработицы в силу тотальной замены человека в рабочих процессах цифровыми технологиями, роботами, искусственным интеллектом. В то же время история показывает, что происходящие технологические революции в обществе не приводили к массовой безработице. Более угрожающий риск для человека из этой категории – утрата человеком автономности и полное порабощение человечества роботами. Конечно, это больше риск из разряда футуристики, но футурологи его активно обсуждают.

Возникает вопрос: почему при таких угрозах человечеству всё равно сам человек способствует развитию цифровых технологий? Думаю, ответ лежит на поверхности: капиталистическая система экономики в погоне за прибылью поощряет развитие таких технологий.

Если же мы будем говорить о рисках для компаний в условиях цифровой экономики, то, думаю, они касаются нецифровых компаний. Эти риски могут быть связаны, в первую очередь, с монопольным положением цифровых компаний, диктующим правила игры на рынке всем остальным участникам, во вторую очередь, с неудачной цифровой трансформацией компании. Последнее может привести компанию к краху из-за несоответствия ее бизнес-модели новым цифровым условиям.


Лилия Горбачик, продакт-менеджер, компания Интермедиа

«Пандемия показала нам, что цифровая экономика неизбежна, поэтому мы должны не избегать ее, а учиться жить в новой реальности»

1. Люди смогут управлять своей жизнью, если подойдут к управлению осознанно. Если мы не управляем нашей жизнью, за нас это сделает кто-то другой: гаджеты, социальные сети.

2. ИТ – это инструмент, который может быть использован как во благо, так и во вред. Компании, которые действительно хотят сделать мир лучше и дорожат своей репутацией, уделяют внимание этической стороне вопроса. Но есть огромное количество мошенников, которые используют всё более изощренные способы, чтобы получить наши данные и наши деньги. Задача каждого из нас внимательно изучать компанию и ее репутацию, пользовательское соглашение перед тем, как воспользоваться программным продуктом.

3. Прежде всего, человек должен определиться со своей целью и что эффективность значит для него/нее. Приложения для организации могут помочь спланировать путь к цели и организовать ежедневные задачи, включая медитации, спорт, обучение. Но нужна мотивация, чтобы следовать этому плану. Ни одна технология не заставит человека предпочесть книгу играм. Но технологии могут добавить игровых механик в процесс обучения и сделать его более эффективным.

4. Пандемия показала нам, что цифровая экономика неизбежна, поэтому мы должны не избегать ее, а учиться жить в новой реальности. Защищать и управлять своими персональными данными, деньгами как рядовые граждане, учиться, следить за обновлениями в мире цифровой безопасности. Компании, в свою очередь, должны встроить заботу о безопасности во все процессы. Для этого можно как вырастить компетенцию внутри компании, так и воспользоваться внешними специализированными агентствами.

5. Баланс у каждого свой. Нужно понимать свою степень толерантности к риску, это поможет найти свой баланс. Это касается как процесса управления своими сбережениями, так и ежедневных покупок в Интернете. Вы же не даете подержать свои деньги незнакомцу в супермаркете, каким бы красивым ни был его кошелек? Значит не нужно отдавать свои деньги незнакомым организациям без репутации в Интернете, каким бы высоким доходом вас ни прельщали. Чудес не бывает ни в цифровом, ни в реальном мире.


Владимир Максимов, руководитель департамента развития новых направлений бизнеса ООО «Тошиба Рус»

«В долгосрочной перспективе нам понадобится система более жесткого и прямого общественного контроля над использованием персональных данных»

1. Человек никогда целиком не управлял своей жизнью: все технологии, которые он изобретал, делали его одновременно менее зависимым от внешнего мира, прежде всего природы, и более зависимым от этих технологий. Сегодня мы не ставим вопрос о том, чтобы быть более свободными от транспорта. Мы хотели бы больше ходить пешком, но среда сформировалась таким образом, что нам нужны средства передвижения. Но никто не говорит, что мы рабы метро, автобуса, машины или велосипеда.

Такая же ситуация с коммуникационными средствами, гаджетами, роботами, автоматикой – это только инфраструктура, и человечество (в самом широком смысле) само решает, как ее использовать. Но есть проблема информации, которая передается по этой инфраструктуре и которая действительно преобразует современное понимание «рабства».

К примеру, профессор университета Канберры, специалист по госполитике в сфере ИТ Мик Чинсол предлагает расширить понятие рабства: если раньше под этим термином понимали отчуждение тела человека от его личности в пользу рабовладельца (для определенного использования), то сейчас такому же отчуждению подвергается личная информация о человеке, его виртуальный аватар (комплекс его личных данных, потребительских предпочтений, интересов, мнений), который впоследствии используется государством и корпорациями для контроля или изменения поведения человека, чаще всего без его ведома. Соответственно, в долгосрочной перспективе нам понадобится система более жесткого и прямого общественного контроля над использованием персональных данных.

2. Рано или поздно встанет вопрос общественном контроля над личными данными, информационно-коммуникационной инфраструктурой и другими принципиально важными технологиями. Сейчас у большинства людей есть понимание, что доверить этот контроль ни государству, ни корпорациями нельзя.

По опросам Pew Research, проведенным в 2019 году, более 80 % американцев признались, что они не контролируют оборот их персональных данных. Когда эти данные собирают корпорации, 81 % американцев считают, что плюсы от этого перевешивают минусы; если же государство собирает данные, то скорее негативно оценивают это 66 % опрошенных. Фактически мы имеем дело с кризисом доверия к институтам.

Еще более яркий пример этого кризиса – недавняя блокировка 45-го президента США Д. Трампа в Twitter и Facebook. Хотя в медиасреде к этому моменту в целом сложился антитрамповский консенсус, акции обеих компаний обвалились на фондовых биржах после этого решения. Все понимают, что речь идет об акте цензуры в соцсетях, которые до этого рассматривались исключительно как свободные площадки для волеизъявления (откуда и происходила их рыночная ценность). Некоторые говорят, что поскольку Facebook и Twitter – это частные корпорации, они могут делать всё что хотят. В реальности же мы понимаем, что они стали общественно значимыми коммуникационными площадками, то есть они уже не совсем «частные» корпорации. Частноправовой характер информационно-коммуникационной инфраструктуры противоречит ее реальной общественно важной роли. Доверить контроль над ней государству нельзя – мы рискуем заменить корпоративную цензуру государственной. Полагаю, со временем мы придем к модели контроля, управления или даже владения такими площадками по модели Wikipedia, где сами участники вырабатывают правила игры и контролируют ситуацию. Только таким образом удастся сохранить позитивный общественный контроль над информационными технологиями.

3. Конечная цель всех технологий – сделать человека более эффективным, в этом их суть. Если речь идет о каких-либо модификациях самого тела, то таких разработок уже много: экзоскелеты, разнообразные импланты. К примеру, в прошлом году 78-летнему пожилому мужчине имплантировали полностью искусственную роговицу глаза, которая вернула ему четкое зрение. С годами таких разработок будет больше, причем модифицировать человеческое тело будут не только на техническом, но и на биологическом, генном уровне. Следующий этап – технологии, способные улучшать физические или когнитивные навыки.


Алексей Сабанов, заместитель генерального директора компании «Аладдин Р.Д.»

«Самой эффективной технологией подъема производительности труда может стать внедрение искусственного интеллекта. Кто первым освоит разработку и широкое внедрение ИИ, тот победит в гонке цифровизации»

1. Существует два наиболее известных понятия цифрового рабства. Первое связывают с тотальным отслеживанием всех действий физического лица, сбором полной информации и страхом манипулирования личностью.

Второе понятие основано на страхе потери своего «я» при нарушении конфиденциальности персональных данных, особенно чувствительных (биометрия, медицинская информация и т. п.). Как нетрудно заметить, и то и другое основано на страхе. В то же время цифровизация разных сторон жизни (переход на безбумажные технологии, отказ от применения наличных денег, перевод услуг в онлайн и т. д.) неотвратима и глобальна. Бояться неизбежного будущего глупо, человек на то и существо разумное (Homo Sapiens), чтобы уметь приспосабливаться к изменениям окружающей действительности. Тем более что цифровизация несет в себе массу приятных для личности сервисов, направленных на удовлетворение его индивидуальных запросов. Поэтому каждый сегодня выбирает свой путь: плыть по течению, получая по ходу не только новую порцию страхов, но и приятные сюрпризы от цифровизации, или против течения, получая нарастающие страхи остаться без работы, банковского обслуживания, выездов за рубеж, стать изгоем стремительно меняющегося общества.

2. Очень хороший и своевременный вопрос. Ответ на него и прост, и сложен. В погоне за цифровизацией разработчики систем и сервисов зачастую намеренно отказываются от средств защиты информации. Заставить их идти в ногу с передовыми странами, исповедующими два незыблемых современных принципа Security by Design и Privacy by Design, может только нормативно-правовая база, являющаяся основным «драйвером» развития и внедрения средств защиты информации.

Как известно, «нормативка» всегда отстает от развития технологий. Сейчас наступило время, когда это системное отставание волевым решением должно быть сведено к минимуму. Мало того, необходим срочный пересмотр основных положений зарегулированной, но реально не работающей нормативной базы по защите персональных данных граждан.

Если каждый новый предлагаемый жителям цифровой сервис будет сопровождаться паспортом безопасности, в котором в понятной и прозрачной форме будут описываться риски попадания в чужие руки персональных данных и методы их парирования, а также представлены гарантии защиты персональных данных в базах данных и отсутствия их утечек в понятный и приемлемый период времени, то значительная часть страхов цифровизации уйдет в прошлое. Только в этом случае россияне будут спокойны за защиту своих прав на защиту личной и семейной тайны, гарантированную ст. 23  Конституции и вопрос № 2 отпадет сам собой.

3. Средства автоматизации призваны способствовать повышению производительности труда и снижению вероятности человеческих ошибок. Другое дело, что автоматизированная система должна быть высоконадежной, то есть вероятности сбоев и ошибок не должны превышать определенных уровней. Самой эффективной технологией подъема производительности труда может стать внедрение искусственного интеллекта (ИИ). Кто первым освоит разработку и широкое внедрение ИИ, тот победит в гонке цифровизации, которая может изменить первую десятку мировых держав. Здесь шанс России весьма велик, и им надо воспользоваться, пока мы еще не растеряли бесценные кадры руководителей и научных работников с добротным «социалистическим» образованием. Это я говорю как преподаватель высшей школы (МФТИ, ГУУ, МГТУ) с восемнадцатилетним стажем.

4. Главный капитал многих компаний – это люди. От их творческой отдачи зависит положение компании на рынке, ее доходы и перспективы. Если работники будут спокойны и уверены в своем будущем, компания будет развиваться. В то же время прозрачность подавляющего числа предприятий и организаций как юридических лиц весьма высока и близка к максимальному уровню.

5. Это всё равно, что найти баланс между удобством и безопасностью. Именно этим занимаются компании – лицензиаты ФСБ России и ФСТЭК России. Помогите им с актуализацией нормативно-правовой базы и ее своевременным обновлением на научной основе, и они помогут найти этот баланс.


Светлана Анисимова, генеральный директор Uipath в РФ и СНГ

«Одно из условий оптимального использования ИТ-решений – грамотное государственное регулирование, учитывающее интересы всех групп населения. Но и здесь существует конфликт общественных и личных интересов»

1. Очень философский вопрос. Что, например, подразумевается под цифровым рабством? Картина мира как в фильме «Матрица»? Или то, о чем нам рассказывает одна из серий «Черного зеркала», где людей принудительно заставляли смотреть рекламу? Мы все живем в цифровом рабстве социальных сетей. Медики уже оперируют специальными терминами, которые обозначают различные психические расстройства, вызванные гипертрофированной зависимостью от соцсетей и лайков. Это цифровое рабство или еще нет?

В обозримом будущем вряд ли нас ждет порабощение вышедшем из-под контроля ИИ или технологическая сингулярность. Все самые передовые достижения ИТ, в конечном итоге, пока только могут быть инструментами, помогающими человеку, и работающие под его прямым или опосредованным контролем. Поэтому в ближайшем будущем прерогатива управлять своей жизнью останется у человека.

2. Любое достижение науки и техники можно использовать во благо или во вред. Так и с ИТ, всегда нужно будет соблюдать баланс между выгодами и потенциальным вредом, который можно получить от внедрения конкретной технологии. Развитие GPS-навигации помогает сегодня не заблудиться в любом мегаполисе, и те же гео-службы отслеживают нарушение режима самоизоляции ковидными больными, а потом присылают штраф. Конечно, одно из условий оптимального использования ИТ-решений – грамотное государственное регулирование, учитывающее интересы всех групп населения. Но и здесь, если углубиться в этот вопрос, существует множество неоднозначных и спорных моментов, выражающихся в конфликте общественных и личных интересов.

3. По сути любые технологии в правильном применении могут помогать быть человеку эффективным. Самые обычные digital-инструменты такие как Гугл-календарь или блокнот, Trello и любые другие органайзеры помогают оптимально и эффективно управлять своим временем и рабочими задачами. Умные часы, которые будят вас в правильную фазу сна, помогают быть весь день бодрым и сохранять запас энергии для решения ежедневных задач. А гаджеты умного дома, решая различные бытовые проблемы, освобождают время для различных личных занятий и общения с семьей. RPA-технологии позволяют избавить сотрудников компаний от рутинных и часто повторяющихся операций, помогая сконцентрироваться на решении творческих и интересных рабочих задач. И так далее, примеров можно привести множество.

4. По сути это одни и те же риски, только каждая группы игроков цифровой экономики смотрит на них со своей стороны баррикады. Вот основные риски: информационная безопасность, особенно в кредитно-финансовой сфере; возможность потери работы, стагнации зарплат и рынка труда; риски потери дохода; социальные риски. Для людей основным риском будет являться адекватность и достаточность их компетенций в высококонкурентных условиях, когда на рынке труда будет переизбыток низкоквалифицированных кадров. Для компаний будут актуальны риски, связанные с кибербезопасностью и сохранностью больших объемов данных.

5. Баланс ищется с помощью здравого смысла и различных механизмов корпоративного и государственного регулирования.


Антон Чураков, руководитель ИТ-компании «Цифровой Волк»

«Сами по себе технологии, я считаю, не несут в себе чего-то плохого по умолчанию»

1. Смотря что имеется в виду под фразой «цифровое рабство». Если рассматривать вариант, когда человек большую часть своего времени проводит в телефоне и прочих приложениях, которые не приносят пользы для него самого, то можно сказать, что у него есть определенная зависимость. Что в итоге не лучшим образом сказывается на нем самом.

Если рассматривать другой вариант, что кто-то целенаправленно собирает информацию о нас, пытается что-то вживить в человека и как-то потом управлять и влиять с помощью этого, то сегодня я в это особо не верю.

Исключением из этого пункта, может быть ситуация, когда человек, о котором собирают информацию, – представляет для этих людей особый интерес.

У нас я больше верю в первый исход, так как это уже наступило. И часто вижу эту ситуацию, как с подростками, так и с маленькими детьми. Они часто сидят с телефонами или планшетами, смотрят ютуб и играют в игры и теряют в определенной степени связь с реальностью.

2. Сами по себе технологии, я считаю, не несут в себе чего-то плохого по умолчанию. Разработав, к примеру, систему для хранения данных, – она выступает только в роли инструмента. А вот как уже будут использовать информацию, которая хранится в ней, – зависит от людей, которые ей владеют. Захотят – будут использовать во вред. И наоборот.

Поэтому основное условие, на мой взгляд, – это какую цель преследует человек, который владеет той или иной технологией.

3. Думаю, это по большей части те ИТ, которые позволяют избавить человека от рутинных операций. И те разработки, с помощью которых можно получить больше информации для принятия решения. К примеру, в медицине. В этом случае да, человек может быть более эффективным.

Если будем рассматривать повышение личной эффективности самого человека, то тут мало что поможет. Так как зависит от самого человека и правильной постановки задач. Даже установив 5–10 планировщиков дня и задач, человек будет выполнять то, что является более приоритетным и важным для него. А порой такие задачи человек может и не записать в план. Как бы странно это ни звучало. И, думаю, у многих было такое, что, обозначив задачи, вы в итоге выполняете совсем другие. А что запланировано – оказалось не приоритетным.

4. Я бы назвал один из главных рисков, который сильно пересекается как с компаниями, так и с обычными людьми, – это информационная безопасность данных. А риск именно в том, что не будет проведена защита на должном уровне. Вследствие чего данные могут оказаться в открытом доступе. У людей – это данные по картам, телефоны, биометрия и другая личная информация. У компаний – это по большей части документы, которые составляют коммерческую тайну.

Поэтому многие организации вкладывают деньги в развитие информационной безопасности. Вряд ли кто-то из компаний хочет подпортить свою репутацию и выплачивать после утечки данных штрафы.


Антон Ларсен, директор отдела промышленных решений компании Skymec

«Большинство угроз, которые несет цифровая экономика, можно нивелировать при помощи постепенного внедрения цифровых технологий»

1. Смотря, что подразумевать под термином «цифровое рабство». Ряд исследователей под ним понимают полную зависимость человека от новомодных технологий, устройств и социальных сетей. Например, сейчас люди уже вовсю пользуются дебетовыми/кредитными картами и уже не представляют, что будут делать без них. Также многие граждане часто заказывают продукты, одежду и лекарства на дом. Это сильно облегчает жизнь тем, кому сложно сходить в магазин или тем, у кого просто нет на это времени. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что технологии уже стали частью нашей жизни. В будущем неизбежно появятся инновационные решения, от которых мы будем зависеть еще больше, – например, наши дома станут еще «умнее». Но пока назвать это «цифровым рабством» довольно сложно – устройства только выполняют прихоти человека.

Есть и более радикальные теории, которые под цифровым рабством понимают повсеместную роботизацию – то есть, когда человек находится под властью машины. Уверен, что такой исход человечество не постигнет. Роботы могут выполнять только те задачи, на которые их программируют люди. Например, машина может выучить, что объект на четырех ножках с сиденьем и спинкой – это стул, но смысл понятия «стул» ей недоступен. Поэтому мировое господство роботов вряд ли когда-то случится. Потому что сами понятия «власть» и «захват» технологиям не понятны.

2. На мой взгляд, информационные технологии всегда применялись для помощи людям и обеспечения их безопасности. Как пример можно рассмотреть промышленные дроны. Уже несколько лет они активно используются для участия в спасательных операциях и для ликвидации ЧС. Они находят пострадавших намного быстрее, чем обычная поисковая бригада. Оснащенные тепловизорами и камерами с многократным зумом беспилотники способны проводить поиск пострадавших даже в экстремальных условиях: при низких температурах, снегопадах или в ночное время суток. Некоторые дроны с помощью систем сбрасывания грузов могут доставить людям спасательные инструменты, провизию или аптечку. Участие дронов в таких операциях – не редкость. Согласно отчету DJI – крупного производителя беспилотников, за 2020 год с помощью этих устройств было спасено 413 человек.

3. Сейчас есть много технологий, направленных на увеличение производительности. Например, CRM-системы, которые помогают компаниям постоянно улучшать и оптимизировать отношения с клиентами. Также есть различные трекеры задач, такие как Trello, Remember The Milk, GTasks и др. Помимо этого существует много приложений для поддержания здорового образа жизни, которые охватывают спорт, питание, медитации и общую продуктивность. Если говорить про технологии в физическом виде, то сейчас практически в любой аптеке мы можем встретить умные весы, которые могут измерить основные показатели здоровья. Также в фитнес-клубах уже активно используются интеллектуальные тренажеры.

4. Одним из основных рисков, связанных с масштабированием цифровой экономики, – это возможный дефицит квалифицированных кадров. В условиях цифровизации и научно-технического прогресса система образования не сможет быстро перестроиться. Следовательно, возникнет разрыв между потребностями работодателей и знаниями работников. При этом пострадают не только сами специалисты, но и компании, поскольку нехватка кадров будет существенно тормозить бизнес.

Также цифровизация может привести к сокращению количества компаний. В постиндустриальном обществе основное преимущество для компаний на рынке – это наличие современного оборудования. Однако не у всех предприятий будет возможность приобрести его. При отсутствии передовых технологий компания потеряет свою конкурентоспособность и обанкротится. Это приведет к созданию олигополии и, соответственно, к снижению предложений на рынке труда.

Еще один серьезный риск – угрозы информационной безопасности. Широкое применение информационных технологий несет в себе риски, связанные с хищением персональных данных. Объектами для кибератак могут стать как предприятия, так и обычные люди. В обоих случаях ущерб будет колоссальным.

5. Большинство угроз, которые несет цифровая экономика, можно нивелировать при помощи постепенного внедрения цифровых технологий.

Например, одно из негативных последствий автоматизации – дефицит кадров. Но если вводить новые технологии на производство постепенно, то работники успеют пройти переквалификацию. При этом система образования сможет быстро адаптироваться к нововведениям и подготовить новых молодых специалистов.


Артём Матвеев, руководитель интернет-магазина enkor24.ru (ООО «Компания Энкор»)

«Цифровизация способна стать как решением множества проблем, так и их катализатором»

1. Цифровое общество может выглядеть как (почти) идиллическая электронная община, наследующая положительные качества патриархальной общины (открытые данные, суд равных и т. д.) без ее отрицательных качеств (ты обречен жить там, где родился; открыты все твои данные, а не только те, которые действительно имеют общественное значение и т. д.).

Но цифровое общество может выглядеть и как нетократический концлагерь, если человечество повторит ошибку, допущенную с денежным обращением, и позволит сложиться асимметричной властной структуре, которая не просто усугубит закон Матфея («деньги к деньгам»), а превратит властные центры в сверхмассивные черные дыры, которые всё поглощают и ничего не отдают, что и приведет к коллапсу цивилизации.

2. ИТ будут безопасны в условиях, в каких будут безопасны и все другие достижения цивилизации, – в условиях равномерного распределения выгод и рисков (убытков). К счастью, это те же условия, которые способствуют развитию коллективного интеллекта, творческих способностей каждого человека и, в итоге, появлению субъектности развития человечества. А, по определению профессора В.Е. Лепского, основной проблемой сейчас является именно безсубъектность развития человечества (Лепский В.Е., Технологии управления в информационных войнах (от классики к постнеклассике), с. 3).

Проще говоря, человечество развивается в никуда, т. к. субъекты управления – мировые номенклатурные элиты – руководствуются только индивидуальными/корпоративными интересами, а широкая общественность является не субъектом, а объектом управления. Современные ИТ как раз позволяют решить эту проблему, давая возможность каждому человеку участвовать в глобальном мыслительном процессе. К сожалению, коллективный интеллект – менее популярная тема, чем искусственный интеллект. Тем не менее в его арсенале уже есть такие наработки, как модель влияния упёртых несогласных на повышение качества коллективных решений, метод спасения коллективной мудрости, когда среднее мнение группы ошибочно (обнаружение информированного меньшинства) и т. д. В списке достижений коллективного интеллекта, например, тот факт, что ЦРУ в марте 2020 года на своем поле разгромно проиграло непрофессионалам-краудсорсерам в ходе HUNT CHALLENGE 2020.

3. Множество ИТ облегчают жизнь человека, сокращают трудозатраты и, казалось бы, тем самым делают его эффективным. Но это далеко не так. Многие информационные системы превращают человека в свой придаток, ограничивают или полностью исключают его инициативу. А цель должна быть иной – выявлять и развивать творческий, интеллектуальный и моральный потенциал каждого человека. Ведь мы не знаем, с какими вызовами столкнется человечество завтра, и не знаем, кто будет носителем спасительного решения. Поэтому необходимо выявлять и развивать способности каждого. На это нацелена вальдорфская педагогика и системы образования, основанные на ее принципах (Финляндия, Швейцария и т. д.). Эти принципы должны применяться и в технологиях непрерывного образования.

Коллективный интеллект – важное средство развития способностей, ведь наш интеллект – вовсе не сам мозг, а его «прошивка», плод социальных взаимодействий миллиардов Homo sapiens в течение миллионов лет). Но это далеко не единственное средство. Назначение интеллекта – не думать, а облегчать жизнь тела в среде. Поэтому органическое сельское хозяйство и другие виды деятельности, связанные с физическим трудом, важны именно как источники интеллектуального опыта, имеющего телесное происхождение.

4. Риски цифровой экономики для людей и компаний различаются кардинально (если под компаниями мы подразумеваем организации с постоянной иерархией). То, что хорошо для людей, плохо для компаний и наоборот. Цифровизация открывает возможность для уберизации корпораций любого масштаба (вплоть до государства). Но сама по себе цифровизация приведет в соответствии с законом Матфея лишь к концентрации власти на верхнем уровне и установлению концлагерного режима на всех остальных. А развитие рабочего самоуправления, производственной кооперации и подобных горизонтальных структур (в т. ч. в финансовой сфере) требует целенаправленных усилий.

5. Баланс между преимуществами цифрового развития и его угрозами достижим только при условии равномерного и справедливого распределения положительных и отрицательных последствий цифровизации. Это возможно только в том случае, если широкая общественность перестанет быть объектом управления и станет его субъектом. Современное развитие ИТ сопоставимо по своей цивилизационной значимости с появлением денежного обращения. Речь уже не просто о балансе выгод и рисков, как в случае, например, с применением электричества или ядерной энергии. Речь о возможной и весьма чреватой социальной деградации. Человечество явно не справилось с нежелательными последствиями денежного обращения, в частности, не смогло преодолеть закон Матфея («деньги к деньгам»). Разрушительные последствия этого бессилия – социальные, культурные, экологические и т. д. – неисчислимы (многие мы еще просто не осознали). Поэтому важно именно сейчас не ошибиться и не дать слабину, т. к. цифровизация способна стать как решением множества проблем, так и их катализатором.

 

 

В начало⇑

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Выпуск №01 (104) 2021г.
Выпуск №01 (104) 2021г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика