5 вопросов о «цифре»
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
апрель    2019
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
27
28
30

показать все 

Новости партнеров

22.04.2019

«РОССИЙСКАЯ НЕДЕЛЯ ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ-2019»: ПЛОЩАДКА ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ДИАЛОГА КОМПАНИЙ ИТ-ОТРАСЛИ

Читать далее 

19.04.2019

Необходимые подходы к формированию интеллектуальных транспортных систем в России. Об этом 23 мая расскажет спикер Connected Car Conference, президент ассоциации «Цифровая эра транспорта» Антон Журавлев.

Читать далее 

19.04.2019

Представляем первых двух участников панельной дискуссии на тему: «Нормативно-правовое обеспечение развития цифровых технологий на транспорте. Правовые основы для обмена данными».

Читать далее 

18.04.2019

Startup Village в «Сколково» соберет ведущих экспертов в области технологического предпринимательства

Читать далее 

показать все 

Статьи

26.03.2019

Пять трендов одного года

Читать далее 

26.03.2019

Четыре принципа кибербезопасности для финансистов

Читать далее 

26.03.2019

Доктор_Айболит> Remote connection established

Читать далее 

26.03.2019

Цифровая трансформация в российских реалиях. Взгляд Dell Technologies как причина для оптимизма

Читать далее 

25.03.2019

Онлайн? Офлайн? Омниканальность?

Читать далее 

22.03.2019

5 вопросов о «цифре»

Читать далее 

21.03.2019

Все под контролем

Читать далее 

12.03.2019

Тренды по UC

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

показать все 

5 вопросов о «цифре»

Главная / Статьи / Опросы / 5 вопросов о «цифре»


5 вопросов о «цифре»

Цифровая трансформация одними компаниями уже воспринимается как реальность, другие о ней только задумываются, а есть и такие, которые вовсе отрицают ее необходимость на нынешнем этапе. На чьей стороне вы?

Цифровая трансформация – рекламный шум или неизбежность?
Необходима ли она вашей компании? Да? Нет? Почему?
Какие инструменты/условия/ресурсы вам понадобятся для трансформации? И какие перемены она должна произвести в компании?
Готов ли сегодня российский бизнес к цифровой трансформации? Аргументируйте свою точку зрения.
Сколько лет понадобится вашей компании и бизнесу в целом для перехода в цифровую реальность?

На вопросы «БИТа» отвечают эксперты ведущих компаний.


Тарик АльхаураниТарик Альхаурани, директор по развитию бизнеса KYOCERA Document Solutions Russia

«Цифровизация – это не внедрение определенного набора технологий, а настоящая гонка, которая никогда не прекратится»

1. Цифровая трансформация – неизбежность. Без внедрения инновационных решений компании не смогут оставаться конкурентоспособными в современном мире и своей отрасли. Развитие технологий набирает стремительные темпы, задача компаний – не просто участвовать в этой гонке, а первыми внедрять высокотехнологичные решения. Вопрос скорости становится все более и более критичным для организаций. Кто не успевает – остается за бортом.

Самый простой и понятный пример – покупки в магазинах. Раньше кассиры использовали счеты, затем появились кассовые аппараты, которые модернизировались и со временем стали меньше размером. Компании внедрили сканирование штрих-кодов, стала возможной оплата банковской картой, бесконтактная оплата с помощью смартфона, умных часов и т.д. Магазины, которые не принимают оплату картой, теряют клиентов. Компании, которые не внедряют новейшие ИТ-разработки, теряют заказчиков.

2. Цифровизация – это не внедрение определенного набора технологий, а настоящая гонка, которая никогда не прекратится. Вендоры стараются опередить запросы заказчиков, создавая новые решения. KYOCERA постоянно внедряет новейшие ИТ-разработки и обновляет свой портфель решений, чтобы наши заказчики оставались на шаг впереди своих конкурентов.

3. Внедряя любое решение, мы параллельно информируем команду о новых цифровых возможностях, учим использовать их на 100%. Если сотрудники не знают, как работать с новыми инструментами, они не будут их использовать. Это значит, что никакого смысла в их внедрении нет. Компания потратит бюджет, а результат не получит. В этом и во многих других вопросах нам помогают партнеры, чьи решения мы интегрируем.

4. Российские компании открыты к изменениям, в частности – к цифровым. Не всегда готовы сотрудники, на работе которых эти изменения отразятся. Задача менеджмента – помочь им преодолеть боязнь перемен, подготовить их к переходу к новым инструментам. При обучении и поддержке и со стороны руководства сотрудники быстро адаптируются и встречают внедрение технологий очень позитивно.

5. Ландшафт ИТ-решений и требования рынка быстро меняются. На текущий момент KYOCERA соответствует всем требованиям, мы не перестаем следить за ИТ-новинками, наиболее перспективные – оперативно внедряем. Кроме того, мы сами предлагаем услуги, которые помогают клиентам решать их бизнес-задачи цифровым путем, и постоянно работаем над их улучшением.


Илья РоговИлья Рогов, директор по облачным сервисам дата-центра Xelent

«цифровая трансформация не может быть эффективной в случае, если она навязана сверху. Этот процесс должен происходить естественно, исходя из потребностей бизнеса»

Цифровая трансформация сама по себе ни в коем случае не является целью. Важно, чтобы это процесс проходил осознанно, потому что цифровая трансформация должна иметь конечную цель, а именно – качественный переход в новое состояние: например, когда идет речь о получении новых навыков, формировании компетенций или какого-то уникального опыта и создании эксклюзивного предложения для рынка – это должно являться целью цифровой трансформации.

Однако цифровая трансформация не может быть эффективной в случае, если она навязана сверху. Этот процесс должен происходить естественно, исходя из потребностей бизнеса. То есть для того, чтобы бизнес пришел к необходимости этой трансформации, он должен сам увидеть новые возможности и захотеть их добиться. И тогда это действительно может привести к открытию новых возможностей и конкурентных преимуществ.

1. Утверждать, что любая организация должна непременно пройти через процесс цифровых трансформаций, неправильно. Есть традиционные отрасли и традиционные бизнесы, которым это не требуется.

Возьмем в качестве примера сферу искусства: художника или какое-то ремесло, которое требует исключительно ручного труда – здесь цифровизация может и навредить. Но, безусловно, большинству бизнесов цифровая трансформация поможет.

Мы знаем много кейсов, когда компании, которые разрабатывали какой-то вспомогательный цифровой инструмент в своем бизнесе, а потом именно благодаря этому инструменту создавали новый продукт и осваивали новые для себя рынки. Поэтому единственно верного ответа нет: для кого-то цифровая трансформация – это рекламный шум, для кого-то – неизбежность, а для кого-то – совершенно не их история.

2. Мы работаем в IT. Мы точно знаем, что применение цифровых инструментов помогает бизнесу, и нашей компании в том числе. У нас есть несколько проектов по цифровизации и автоматизации нашего бизнеса. И мы верим в то, что они помогут нам эффективно развиваться.

3. Каждый случай индивидуален. Все зависит от специфики бизнеса. Наверное, главное, что требуется – воля руководства, которое понимает, для чего ему это надо, и к каким результатам приведет. А также важны умения специалистов компании: внедрять сами инновации, а также производить перемены в сознании сотрудников. Это вспомогательные инструменты, которые помогают трансформации пройти гладко.

4. Очевидно, что перемены эти должны быть позитивными. Даже когда это приводит к полному переустройству бизнеса.

Пример реального кейса: до цифровой трансформации компания была поставщиком, изготавливала детали для крупного автопроизводителя. После – стала маркировать свои запчасти шрихкодами для того, чтобы знать количество остатков на складе. Это привело к революционным изменениям бизнес-процессов: компания полностью отказалась от производства и стала маркировать полный спектр запчастей от автопроизводителей, заняв совершенно иное место в цепочке поставок и став ее необходимым звеном. Этот кейс как раз демонстрирует, как цифровая трансформация открывает новые горизонты. И подобных историй много.

5. Мы бы не стали говорить за весь российский бизнес – он очень разный. Есть те, кто на пороге цифровой трансформации, а есть те, у кого это процесс идет полным ходом и имеет положительные результаты. Тут нельзя не вспомнить про Сбербанк, который сейчас идет к тому, чтобы стать IT-компанией вместо того, чтобы оставаться крупным потребительским государственным банком. Но, безусловно, существуют компании, которые еще не готовы трансформироваться. Это выбор каждого бизнесмена, который умеет оценивать свои риски и возможности на рынке.


Дмитрий БессольцевДмитрий Бессольцев, директор департамента ИТ-аутсорсинга ALP Group

«Перед началом масштабных проектов по цифровой трансформации госкомпаниям необходимо проверить, выдержит ли их фундамент»

1. С точки зрения дела – неизбежность. В некоторых сегментах рынка крупные коммерческие компании около 4-х лет выполняют ИТ-проекты по цифровой трансформации. Строят магазины и рестораны будущего, которые узнают постоянных клиентов и подстраиваются под их предпочтения. Таких проектов мало, но они есть. Существенно изменился и ИТ-аутсорсинг. Наша компания почти три года назад создала первый в стране экспертный сервис централизованного мониторинга и контроля за состоянием ИС (СЦМК). На основании непрерывного анализа поступающих данных о десятках показателей, по не заметным для человека признакам, СЦМК выявляет начинающие формироваться ИТ-инциденты. И подключает к анализу ситуации многопрофильные команды экспертов, которые в 75% случаев нормализуют ситуацию.

Цифровая трансформация нужна и в системе госуправления. Но если заказчикам не выделят денег и не поставят задачу сверху, проекты не стартуют. Или могут стать повторением идей и подходов из прошлого. Сейчас самые продвинутые в ИТ госструктуры создают порталы госуслуг, внедряют современные СЭД, повышают с их помощью оперативность процессов. Но таких проектов тоже немного, а масштаб их маловат по сравнению с тем, что можно сделать.

Перед началом масштабных проектов по цифровой трансформации госкомпаниям необходимо проверить, выдержит ли их фундамент – т.е. ИТ-инфраструктура, которая зачастую создавалась десятилетиями, без единого плана. Правильно начать с построения новой ИТ-инфраструктуры – более гибкой, полнее автоматизированной, лучше управляемой. Но пока рынок не увидит 1.6 трлн рублей., выделенных правительством на нацпроект по цифровой экономике, трансформация для большинства госструктур будет недостижимой.

2. Наша компания из тех, кто живет за счет постоянной цифровизации и трансформации своих процессов. Во-первых, потому что нам приходится конкурировать с более крупными ИТ-компаниями, у которых намного больше ресурсов. Мы должны быстро изучать новые технологии, решать, на какие из них делать ставку. И максимально автоматизировать услуги, «зашивая» в них эти технологии. Только так мы можем компенсировать разницу в ресурсах и отсутствие лоббирования интересов в верхах. А в конечном счете – не только успешно развиваться, но и находить новые пути для роста качества ИТ-обслуживания.

Без быстрого и заблаговременного освоения новых технологий (мы перевели основной бизнес на OpenSource еще в 2010, выполнили работы по автоматизации конфигураций для Linux-инфраструктур, создали СЦМК) на сложном и тесном «сервисном» поле некуда двигаться.

Во-вторых, будучи сервисной ИТ-компанией, мы должны уметь квалифицированно отвечать на запросы клиентов, в центре которых тоже находится цифровая трансформация – их бизнеса. Если не представлять, как подготовить к таким проектам ИТ-инфраструктуру, то грош цена предложениям «цифровизоваться».

3. СЦМК, о котором я говорил выше. Внедрив его у большинства наших клиентов и превратив в технологическую основу ряда сервисов (автоматизированного сайзинга IaaS-ресурсов и др.), мы сбросили 25-45% ресурсных затрат на обнаружение серьезных ИТ-инцидентов и ложных срабатываний, на отделение одного от другого. Стали не просто реагировать на ИТ-инциденты и бороться с их последствиями, начали отлавливать сложные проблемы на стадии возникновения.

Клиенты перестали тратить деньги на повторное решение ИТ-проблем, мы – ресурсы на их повторное устранение. У наших специалистов, выполняющих ИТ-аудиты, на 50% сократились временные затраты на «сборку» отчетов для клиентов. Описание типовых частей серверных ландшафтов у заказчиков стал делать программный робот, а специалист – подключаться только, если робот не может выполнить работу. Ресурсы инженеров высвободились – кто-то ушел на более интересные, сложные и дорогие проекты, кто-то стал работать с новыми продуктами в Центре компетенций по импортозамещению и OpenSource. Некоторые услуги за счет автоматизации стали дешевле (быстрые и легкие ИТ-аудиты), их маржинальность повысилась (т.к. рутина стала выполняться быстрее и без ошибок, человеко-часов на нее стало тратиться меньше).

Перед нашими клиентами, трансформирующими бизнес с помощью ИТ, стоят те же задачи. Поднять маржинальность услуг, сохранить динамику развития, несмотря на кризис и стагнацию экономики, найти место в цифровой экономике и цифровизированном госуправлении. Наше ИТ-обслуживание с жесткими SLA по всей России тоже помогает им успешно решить их.

4. Наши самые передовые заказчики из крупного бизнеса (ритейл, рестораны быстрого питания, телекоммуникационные компании) готовы трансформировать бизнес – и ментально, и в технологической части. Они несколько лет ведут взаимосвязанные проекты, где ИТ меняют работу крупных подразделений или организации с помощью ИТ. То есть имеет место цифровая трансформация.

В проектах используются ранее не применявшиеся технологии и продукты, происходит переход на микросервисную архитектуру, которую проще развивать, чем монолитную. Именно крупные коммерческие компании являются главным проводником «в цифру». Они внедряют цифровые системы управления контентом, интегрируют продажи в торговом зале и через интернет. Большой эффект на рынок оказывают высокоавтоматизированные сервисы, связанные с местоположением, например, заказ такси, изменивший не отдельные компании, а весь этот рынок. Портал Москвы, портал «Госуслуги» также служат ориентиром для своих сегментов рынка. Но в целом госсектор медлит. Ему нужны бюджеты, критерии оценки качества проведенной трансформации «сверху», рынок поставщиков соответствующих услуг. Пока ничего этого нет. Однако если установка на цифровизацию и технологический суверенитет получит адекватную ресурсную поддержку, именно госсектор может наиболее масштабно переходить на новое ПО и трансформировать ИТ-инфраструктуру на новую, на базе отечественных компонентов. Процесс пойдет гладко и даст отдачу на вложенные средства, если эта инфраструктура будет программно-управляемой и будет соответствовать другим критериям, определяющим т.н. «ИТ-инфраструктуру 2.0».

5. Многое мы уже сделали, и хорошо понимаем, что будем делать в ближайшие три года в части цифровизации бизнеса. На эти три года и у нас, и у большинства наших заказчиков из Enterprise и развитых средних компаний есть дорожные карты. За это время мы планируем полностью цифровизовать оказание услуг в регионах РФ. Дальше планирование только крупными штрихами, т.к. все будет определяться труднопредсказуемой траекторией развития рынка.


Борис ДубовБорис Дубов, директор департамента партнёрских операций компании Xerox Россия

«Цифровая трансформация – бесконечный процесс, но ресурсы для её реализации конечны. Это понимание задаёт правильную постановку вопроса, что, безусловно, является залогом нахождения правильного решения или решений»

1. Цифровая трансформация – наша реальность, именно она определяет, каким будет завтрашний день в мире ИТ и экономике в целом. С каждым годом в числе ведущих мировых компаний становится всё больше тех, которые ведут в цифровой среде весь бизнес или значительную его часть. Потому что за этим будущее.

Переход в цифровую среду позволяет повысить эффективность бизнес-процессов, а значит их производительность и прибыльность. При этом рутинные операции автоматизируются, а работать с информацией и документами становится быстрее и проще. Кроме того, цифровая трансформация помогает получать больше отдачи от инфраструктуры и человеческих ресурсов.

2. Цифровая трансформация необходима любой компании, потому что она помогает решить главную задачу бизнеса – максимизировать доходы и прибыльность. Цифровые технологии помогают нам грамотно использовать информацию о рынке, проблемах и потребностях наших заказчиков, повышать эффективность внутренних процессов и улучшать работу с партнёрами и клиентами. А ещё, внедряя цифровые технологии у себя, мы тем самым нарабатываем экспертизу для помощи заказчикам в цифровой трансформации их бизнес-процессов.

3. Прежде всего, необходимо понимать стратегию и тренды развития рынка и ключевых заказчиков. При этом особенно важна чёткая регламентация новых процессов, которые должны выстраиваться в компании. Однако стоит учитывать, что рынок меняется, а вместе с ним меняется и организация бизнес-процессов. Поэтому перед нашей и, наверное, перед любой другой компанией стоит стратегическая задача выстроить гибкую цифровую среду, которая позволяет адаптироваться к новым условиям быстро и с минимальными затратами. Разумеется, при этом никакие изменения не должны негативно отражаться на безопасности и стабильности информационных систем.

4. Российский бизнес крайне неоднороден, поэтому нельзя сказать, что он в целом готов или не готов к цифровой трансформации. С одной стороны, в нашей стране есть естественные монополии, у которых снижена мотивация присоединяться к этому процессу. С другой стороны, в сегменте СМБ есть множество компаний, которые активно внедряют цифровые инструменты ведения бизнеса и взаимодействия с потребителем. Спрос рождает предложение, и крупные организации также начинают использовать такие инструменты при работе с СМБ. Таким образом, можно сказать, что в России цифровая трансформация идёт «снизу».

Степень готовности к преобразованиям зависит и от сегмента. Например, в цифровую среду быстро переходят маркетинговые коммуникации и банковские услуги. Этот процесс набирает силу и в области госуслуг, что говорит о самых серьёзных намерениях государства по поддержке цифровой трансформации.

Если говорить о проблемных зонах, нельзя не затронуть региональную специфику. Из-за различий в экономическом развитии, географическом положении и климатических условиях в некоторых районах нашей страны есть серьёзные препятствия для распространения сложных ИТ-решений.

5. Восьмерка, перевернутая на бок – знак бесконечности. Рынок и условия ведения бизнеса непрерывно меняются, а технологии продолжают совершенствоваться, следовательно, компаниям приходится постоянно подбирать оптимальные платформы, перестраиваться и подключать новые ресурсы, чтобы адаптироваться к этим изменениям. Крайне важно при выработке собственной стратегии или при работе с заказчиком чётко понимать: цифровая трансформация – бесконечный процесс, но ресурсы для её реализации конечны. Это понимание задаёт правильную постановку вопроса, что, безусловно, является залогом нахождения правильного решения или решений.


Валерий АндреевВалерий Андреев, заместитель директора по науке и развитию компании «ИВК»

«Цифровизация – это не полная открытость, а эффективная организация труда»

Изначально термин «цифровая трансформация» возник в применении к автоматизации деловых процессов госсектора. Суть в том, чтобы упростить взаимодействие между объектом и субъектом: между госструктурой, владеющей информацией, и гражданином, которому эта информация необходима. Государство стремится быть более открытым для граждан, обеспечить им законное право на доступ к информации и получение госуслуг, основанием для которых служат персональные данные самого человека или его близких. Если же расширить границы применения термина, то его можно отнести к выводу на новый качественный уровень любых сервисов, которые любая организация предоставляет человеку. Чем более емким, высокоскоростным и интеллектуальным становится Интернет – тем более сложные и разнообразные услуги должны быть доступны гражданину.

Так выглядит цифровая трансформация в замысле. На деле же этот процесс тормозится серьезными препятствиями. На сегодняшний день основной сдерживающий фактор – это отсутствие целевого финансирования госпрограммы. Размытость финансирования по разным программам и ведомствам привела к расплывчатости текущих результатов. Другим серьезным тормозом служит недоверие граждан к надежности защиты персональных данных. Вся наша жизнь, по сути, оказывается «опубликованной» на разнообразных ресурсах. Чем больше сервисов получает человек посредством Интернет – тем больше он должен оставить в сети «цифровых следов»: подавляющее число сервисов активируются исключительно после предоставления персональных данных в запрашиваемом объеме. У нас просто не остается выбора, если не считать выбором сознательный уход в «доцифровую эпоху». И, ставя очередную «галочку» под соглашением на обработку персональных данных, каждый из нас понимает: несмотря на обещание сохранения их приватности, риск утечки вполне реален. Недаром с завидным постоянством появляются сообщения об удачных атаках, – например, на банки, владеющие практически исчерпывающей информацией о финансовых возможностях вкладчиков. Эти атаки принимают все более профессиональный, агрессивный и затяжной характер, и далеко не всегда злоумышленников «вычисляют» и обезвреживают. Резонно предположить, что на очереди –манипуляции данными о здоровье, недвижимости и других важных аспектах нашей жизни.

Возникает естественный вопрос: готовы ли мы к цифровой трансформации, в которой несомненные преимущества соседствуют с рисками разрушительной силы? На сегодняшний день – нет, в полной мере не готовы. Государство пока не доказало свою способность формировать безопасную среду цифровой экономики, способность оградить цифровые ресурсы от компрометации.

А бизнесу – необходимо ли ему подобное обобществление данных? Если концепцию цифровых сервисов экстраполировать на деятельность коммерческих организаций, то цифровая трансформация способна помочь эффективно организовать взаимодействие фирмы и ее сотрудников. Работникусовершенно не обязательно ходить на работу, чтобы эффективно выполнять свои служебные обязанности. Он может делать это из любой географической точки в любое время суток. Традиционный офис уступает место виртуальному, где люди работают в группах, имея доступ к корпоративным информационным каналам. Смысл цифровой трансформации сводится к удаленной работе. Вместо принудительного присутствия в ненавистном многим open space сотрудники рассредоточиваются по индивидуальным пространствам: возникает виртуальная кабинетная система нового уровня. Но эта модель выглядела заманчиво только в период своего зарождения. Довольно быстро обострились вопросы контроля над деятельностью сотрудников и эффективности удаленного взаимодействия. В итоге, «вольноотпущенные» работники по собственной инициативе стали собираться в коворкинг-клубах, чтобы в живом общении решить текущие задачи. Стал возникать своего рода «самоорганизующийся офис», тоже, впрочем, не привязанный к конкретной географической точке. Люди оказались не готовы погрузиться в новые технологические реалии, существенно отличающиеся от привычной жизни. Человек не очень-то стремится стать «цифровым». Самым эффективным по-прежнему остается живое общение. Возможно, для бизнеса цифровая трансформация состоит в том, чтобы сотрудники получили как можно более широкий и надежный доступ к корпоративным информационным ресурсам и одновременно – свободу выбора организационных форм своей работы? «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям».

Что же касается ключевой деятельности, то здесь бизнес цифровизован оптимально. Он полностью готов к цифровой трансформации – не потому что хочет выглядеть «продвинутым», а потому, что готов к переменам изначально и непрерывно трансформируется. Коммерческие организации нацелены на получение наибольшей прибыли при минимальных затратах, поэтому бизнес постоянно ищет, пробует и использует инструменты, помогающие организовать работу еще эффективнее. Централизованный документооборот, средства корпоративных коммуникаций, автоматизация финансовой деятельности, инструменты взаимодействия с клиентами и многое другое – все это первым опробовал на себе бизнес. Его подгонять к цифровизации не надо, он сам постоянно идет в эту сторону. Например, наша компания была первой в стране, внедрившей ERP SAP на производственном предприятии. Это было продиктовано жесткой необходимостью. «ИВК» приобрела завод «Квант» в сложнейшие раннеперестроечные годы. Надо было срочно проанализировать, как он работает, а для этого, насытить его «мозгом». Система и по сей день используется на заводе, хотя, конечно, существенно модернизированная.

Но полное выведение бизнеса в сеть, предоставление его сотрудникам и клиентам исключительно в виде виртуального сервиса – это пока утопия. Публикация всех бизнес-данных на сетевых ресурсах – это смелость, граничащая с безумием. Деньги делаются в тишине, коммерческую тайну никто не отменял. Тем более, мы видим, какие проблемы с безопасностью уже возникают у наиболее цифровизированных бизнесов – у банковского сектора, например. Они терпят огромный ущерб от удачных атак хакеров.

Цифровизация не есть полная открытость. Цифровизация – это эффективная организация труда, которая, в конечном итоге, влечет за собой его высокую производительность при разумных трудозатратах. Так работает бизнес. В идеале, так должна работать и государственная машина. Со стороны технологий – полная готовность. Дело за выработкой критериев оценки эффективности деятельности и реализацией необходимых мероприятий по защите персональных данных. Без этого все рассуждения о цифровой трансформации останутся лишь громкими словами.


Вячеслав ЛогушевВячеслав Логушев, директор направления ИТ-сервиса и аутсорсинга компании X-Com

«Уже в обозримой перспективе цифровая трансформация бизнеса станет непременным условием его выживания на рынке. Ведь еще относительно недавно преуспевающие независимые службы уже проиграли конкуренцию крупным онлайн-агрегаторам»

1. Для начала определимся с терминами. Под цифровой трансформацией бизнеса подразумевают глубокое преобразование бизнес-модели, корпоративной культуры, продуктов и сервисов посредством инновационных технологий. И хотя понятие инноваций в нашей стране воспринимается неоднозначно, цифровизация – естественный и неизбежный этап эволюции бизнеса, открывающая качественно новые возможности развития бизнеса и стать эффективным механизмом роста его стоимости. В частности, цифровая трансформация позволяет компании оперативно реагировать на изменение внешней среды, повышает оперативность и качество принимаемых решений, создает новые каналы коммуникаций бизнеса с заказчиками, позволяет совершенствовать имеющиеся и создавать новые продукты в соответствии с требованиями рынка.

Цифровые технологии охватили практически все сферы нашей жизни, а в будущем их проникновение будет усиливаться. Мобильные приложения для заказа товаров или услуг, онлайн-банкинг, блокчейн-реестры страховых компаний, робот-помощник поддержки оператора мобильной связи, таргетированная реклама, использующая большие данные – вот лишь небольшой набор сервисов, который был бы невозможен без цифровой трансформации. Уже в обозримой перспективе цифровая трансформация бизнеса станет непременным условием его выживания на рынке. Ведь еще относительно недавно преуспевающие независимые службы уже проиграли конкуренцию крупным онлайн-агрегаторам.

2. В повседневной практике мы широко применяем технологии, повышающие удобство коммуникаций с партнерами и клиентами. Так, с 2016 года мы постепенно отказываемся от традиционного бумажного документооборота в пользу юридически значимого электронного. Уже сейчас это позволяет нам обмениваться с контрагентами счетами, счетами-фактурами, актами, накладными и другими документами, экономя таким образом на печати, пересылке и хранении архива бумажной документации. Преимущественно цифровая трансформация – прерогатива крупных компаний, но и SMB-сектор стремится не отставать от него, используя доступные для него возможности. В частности, эти компании широко используют таргетированые SMS-рассылки на основе обработки больших данных, онлайн-запись на прием в организации сферы услуг, системы электронной очереди, IP-телефонию с функционалом, повышающим качество коммуникаций с клиентами.

4. Процесс трансформации – достаточно долгий, сложный и дорогой. В наших реалиях ему сопутствует множество трудностей: критический недостаток квалифицированных специалистов, ограниченная скорость преобразований, консерватизм высшего руководства компаний, сопряженный с излишней бюрократизацией бизнес-процессов. Но едва ли не главная проблема – ограниченность ИТ-бюджетов большинства российских компаний, вынуждающая их отказываться от преобразований, требующих существенных (и не только финансовых) инвестиций.


Борис ЩербаковБорис Щербаков, Вице-президент и генеральный директор, Dell EMC в России, Казахстане и Центральной Азии

«Для стратегического планирования мы используем как внутренние цифры, так и экспертную оценку развития рынка»

1. Словосочетание «цифровая трансформация» употребляется настолько часто, что к нему уже начинают относиться с недоверием. К счастью, такой скепсис необоснован: цифровая трансформация – реальный и глобальный тренд, который уже меняет традиционный бизнес-ландшафт, не говоря уж о мире технологий. Это новая ступень, на которую перешагивают компании по всему миру, внедряя ИТ-инструменты в основные бизнес-процессы, чтобы радикально совершенствовать свою деятельность. Уже существуют сотни примеров трансформации бизнеса в результате внедрения передовых ИТ-технологий в разных отраслях: достаточно вспомнить, как изменилась отрасль перевозок благодаря внедрению трекинга и GPS-датчиков – сократились простои и расходы топлива и рабочего времени, производительность выросла.

4. В российской бизнес-среду уже сложилось понимание необходимости цифровой трансформации. Это подтверждается результатами последнего опроса компаний, проведенном Dell Technologies, – Digital Transformation Index II. 96% опрошенных руководителей российских компаний подтвердили, что понимают: при нынешней динамике рынка и происходящей качественной динамике в ближайшие 5 лет они столкнутся с серьезными трудностями в удовлетворении запросов клиентов без перехода на цифровые рельсы (в глобальном срезе картина более спокойная: всего лишь половина озабочена грядущими трудностями). При этом четверть опрошенных в России считает, что без активных действий в поле цифровой трансформации они смогут полностью потерять рынок через 5 лет. Опрос также дал понять, что для ряда российских компаний цифровая трансформация – не просто концепция, а реальность текущей работы: 7% респондентов свидетельствуют, что процессы цифровой трансформации в их компаниях уже запущены и затрагивают многие элементы в производственных процессах. 19% компаний, согласно результатам исследования, реализуют уже готовые планы собственной цифровой трансформации и даже привлекли инвестиции в активной фазе.


Сергей КурьяновСергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу «ДоксВижн»

«Кто готов – тот успеет трансформироваться. Кто не готов – уже умирает, даже если еще пока этого не осознает»

1. Неизбежность. Через хайп проходит сейчас почти все, но не все остается после хайпа. Трансформация останется. Она идет сама по себе, за пределами предприятий, остановить ее невозможно. Суть трансформации в изменении способов взаимодействия людей и предприятий друг с другом. Это легко понять, наблюдая уже имеющиеся примеры. Например, почти все уже пользуются Яндекс.Такси или другими службами carsharing. Таксопарки, конечно, могут не меняться, не трансформироваться, но мы уже не в состоянии вернуться к старому способу – безнадежно стоять на обочине с протянутой рукой или часами звонить диспетчеру, чтобы, дозвонившись, услышать «сейчас машин свободных нет, только на завтра». Совершенно очевидно, что через трансформацию должны пройти все – и предприятия, и государство, и люди (как потребители и как работники тоже). Трансформируйся или умри – вот лозунг сегодняшнего дня. То, что наше государство смогло измениться и сделать это вовремя – это огромная заслуга тех чиновников и экспертов, которые в этом участвовали. Очевидно, что таксопарки свое время упустили, теперь им уже поздно трансформироваться. Надо было этим заниматься 5 лет назад.

2. Необходима. И уже идет. Мы уже давно не рассылаем никаких дисков с дистрибутивом. Все скачивается через интернет, и активация происходит удаленно на наших серверах. Мы уже давно основную массу запросов в техподдержку принимаем через портал поддержки, хотя и телефонный «вход» тоже работает. При этом нашим порталом пользуются не только заказчики, но и партнеры. Портал играет для них роль платформы, с помощью которой они оказывают услуги нашим заказчикам. Мы уже 90% наших мероприятий проводим онлайн, в формате вебинаров. И это удобнее всем. То же самое касается и обучения специалистов партнеров и заказчиков. Почему? Потому что, если бы мы работали как раньше, нас бы уже не было на рынке, способы работы предприятий с поставщиками софта изменились радикально – это опять к вопросу о связи внешней и внутренней трансформации.

3. Я уже перечислил сайт и портал в качестве инструментов. Это инструменты, которые «смотрят наружу». Тех, которые «смотрят внутрь», – на порядок больше. Изменения в способах взаимодействия с рынком требуют синхронных изменений в бизнес-процессах; не буду перечислять технологии, которыми мы пользуемся, но их много. Именно внутренняя трансформация позволяет нам радикально повышать качество продукта, скорость его развития и качество сервисов консалтинга и поддержки. В общих чертах о дальнейших планах – мы хотим интегрировать наше партнерское сообщество, чтобы реально превратиться для наших заказчиков в «расширенное предприятие», с единым окном и множеством вариантов решения задачи, с неизменно высокой оперативностью и качеством. Главными технологиями в этом направлении останутся сайт и портал. Рассматриваем различные варианты – от частичного перехода на модель OpenSource до распределенного управления проектами в проектных командах.

4. Кто готов – тот успеет трансформироваться. Кто не готов – уже умирает, даже если еще пока этого не осознает.

5. Это процесс, который не завершится в ближайшие годы, пока что он только ускоряется, и темпы ускорения растут. Возможно, он никогда и не закончится. Мы начали трансформироваться лет 5-6 назад и, думаю, через 5 лет точно не завершим этот процесс. При этом может оказаться, что через 5 лет наш бизнес будет похож на нынешний не больше, чем Gett на таксопарк советских времен. Но нашей миссией все равно останется управление цифровым контентом в интересах бизнеса наших заказчиков.


Светлана СавельеваСветлана Савельева, руководитель департамента развития отраслевой экспертизы группы компаний Softline

«Цифровая трансформация затрагивает различные аспекты деятельности любой компании. Прежде всего, необходимо разработать стратегию и «дорожную карту» цифровой трансформации»

1. Есть факты, которые сложно не принимать во внимание. Например, в списке Fortune Global 500 осталось только 12% компаний, входивших в него в 1955 году. При этом топ-компании из традиционно прибыльных отраслей, таких как нефтегаз, машиностроение и сетевой ритейл, уступили место сугубо цифровым компаниям, таким как Apple, Google, Amazon и Facebook. Таким образом, можно наглядно отследить судьбу компаний, проигнорировавших необходимость адаптации бизнеса в цифровую эпоху. Известно, что к концу 2017 года 70% из Fortune 500 создали команды по цифровой трансформации или инновациям.

2. Сегодня цифровая трансформация является фундаментом для развития и диверсификации бизнеса за счет использования цифровых технологий, использования преимуществ новых бизнес-моделей, а также охвата новых клиентских сегментов. В частности, учитывая специфику нашей компании, можно говорить о таких преимуществах, как использование платформенных решений и сервисных моделей для доставки ИТ-решений и сервисов до клиентов. Благодаря доступности цифровых каналов доставки, наша компания может практически без ограничений предоставлять цифровые сервисы клиентам в любой стране, что очень важно с учетом стратегического курса компании на развитие международного бизнеса.

3. Цифровая трансформация затрагивает различные аспекты деятельности любой компании. Прежде всего, необходимо разработать стратегию и «дорожную карту» цифровой трансформации. Трансформация должна охватить такие направления, как внедрение инноваций в рамках компании, использование цифровых технологий при создании и предоставлении продуктов/услуг клиентам, внедрение цифровой корпоративной культуры, создание партнерской экосистемы. Например, для повышения эффективности бэк-офиса компании можно внедрить роботизацию рутинных операций на основе технологии RPA, для повышения продаж – создавать цифровые маркетплейсы и платформенные сервисы.

4. Результаты недавних опросов по тематике цифровой трансформации в России (Softline совместно с аналитическим агентством OSP Data и порталом CIO.ru так же в 2018 году проводил такой опрос среди своих клиентов) показывают, что около трети компаний уже находятся в процессе реализации стратегии цифровой трансформации, еще треть – присматривается либо планирует подобные мероприятия в ближайшем будущем. Кстати, результаты глобального исследования IDG «State of Digital Business Transformation 2018» показывают похожие результаты. Более того, около трети компаний сообщают о том, что цифровой бизнес уже помог им добиться роста доходов в среднем на 23%.

5. Период для реализации цифровой трансформации сильно зависит от уровня «цифровой зрелости» компаний и от стратегических целей, которые компании ставят перед собой в рамках этой трансформации. Так, менее зрелые компании (эксперты к этой категории относят компании из индустрии развлечений, строительства, медицины, сферы услуг) делают ставку на повышение эффективности работы максимально быстрое извлечение прибыли и сохранение конкурентоспособности. Компании с более высоким уровнем «цифровой зрелости» (компании из телекома, ИТ, банковского сектора) преследуют более дальновидные цели, такие как улучшение качества обслуживания клиентов, реализация новых бизнес-моделей и цифровых возможностей. Наши наблюдения за рынком показывают, что компании, вставшие на путь цифровой трансформации 2-3 года назад, все еще находятся в середине пути.


Сергей СеменовСергей Семенов, директор бизнеса «Энергоэффективность и устойчивое развитие» Schneider Electric в России, СНГ и Польше

«Не так много компаний готовы уже сейчас принять тот факт, что без цифровых преобразований дальнейшее развитие бизнеса невозможно»

1. Безусловно, цифровая трансформация – неизбежность. Это то, что уже сейчас происходит по всему миру. Мы прекрасно понимаем, что другого пути нет – только таким образом можно оставаться в тренде и сохранять конкурентоспособность. Во-первых, цифровая трансформация – это трансформация клиентского опыта. Клиенты сегодня в хорошем смысле слова избалованы количеством предложений на рынке. Сейчас необходимо осознать, как преобразования могут помочь увеличить продажи и улучшить взаимодействие с клиентами. Чтобы понимать, что нужно клиенту, необходимы надежные инструменты, которые помогут управлять огромными массивами данных. Цифровые технологии помогают предугадывать предпочтения клиентов, тренды и выводить на рынок востребованные продукты. Во-вторых, это трансформация внутренних процессов компании. Необходимо, чтобы все внутренние бизнес-процессы были оцифрованы, чтобы каждый работник ощущал себя частью компании, мог влиять на принятие решений и высказывать свое мнение. Соответственно, это новые бизнес-модели, которые формируются на основе больших данных. Качественные и верные управленческие решения по развитию бизнеса могут приниматься только при полной прозрачности и возможности моделировать.

2. Конечно, цифровая трансформация критически необходима каждой технологической компании. В Schneider Electric процесс цифровых преобразований уже запущен и находится в активной стадии. Сегодня цифровая трансформация – одно из ключевых направлений развития нашей компании. Мы понимаем, что нельзя останавливаться, нет никаких видимых горизонтов, когда можно сказать «мы реализовали цифровую трансформацию». Schneider Electric – один из передовых провайдеров решений для цифровой трансформации в различных сферах бизнеса – от горной промышленности и металлургии до ритейла и гостиничного бизнеса. Для каждого сектора у Schneider Electric есть набор подходящих цифровых инструментов и компетенции, необходимые для их успешной реализации. Я думаю, мы идем в ногу со временем, помогая становиться лучше не только себе, но и нашим заказчикам.

3. Первое, с чего нужно начинать – это понять необходимость цифровизации. Самое важное для цифровой трансформации, все-таки осознание ее неизбежности и критической необходимости. И сейчас, на мой взгляд, не так много компаний готовы уже сейчас принять тот факт, что без цифровых преобразований дальнейшее развитие бизнеса невозможно. Руководство компании должно осознать, что трансформация – это, грубо говоря, то же самое, что телефон или интернет. Другими словами, это то, что в скором времени станет не просто перспективой, но объективной реальностью.

4. Степень готовности российских компании к цифровой трансформации во многом зависит от менеджмента – их уровня компетенции и умения строить перспективные планы развития. прогнозировать. Некоторые ментально уже готовы к преобразованиям, другие же – нет. Многие российские компании с дальновидным менеджментом понимают, что нельзя продолжать ездить на лошадях, когда люди уже катаются на автомобилях. Необходимо понимать, что для многих компаний неспособность осознать важность цифровых преобразований – это серьезная угроза остановки развития бизнеса. Часть этих компаний уже приняла решение о том, что необходимо двигаться дальше, но некоторые до сих пор не готовы принимать цифровую трансформацию как что-то неизбежное, с чем мы будем работать в ближайшие несколько десятков лет. Не секрет, что цифровая трансформация – это не однодневный процесс, от которого невозможно получить мгновенный эффект «здесь и сейчас». Однако уже есть ряд примеров, когда российские компании внедрили инициативы цифровых преобразований и это привело к отличным показателям. В том числе к увеличению доли компании на рынке.

5. Сложно сказать, что цифровая трансформация – это конечный процесс. По моему мнению, цифровизация в общем смысле не закончится никогда. Потому что всегда будет развиваться компания, будет развиваться бизнес, будут появляется новые технологии, и, соответственно, новые бизнес-модели. Это скорее повторяющийся цикл, который с каждым разом выходит на новую ступень развития. При этом взять курс на цифровизацию нужно как можно скорее, чтобы компания росла и развивалась. Бизнесу, который не начинает цифровую трансформацию сейчас, в дальнейшем будет очень сложно перестроиться и резко все изменить. Потому что речь идет не только о каких-то внутренних бизнес-процессах компании, системах CRM, ERP и так далее. Мы говорим о цифровизации технологических процессов, про управление производством, о том, как между собой совместить планирование, управление закупками. Человеку с каждым годом предоставляется все больше возможностей заниматься более творческими, более интересными занятиями. Работой, которая будет приносить реальный результат. И со временем рутинная работа будет требовать все меньше ресурсов, а менеджерские задачи все больше.


Сергей МайдебураСергей Майдебура, директор департамента информационных технологий ООО «Байкал-Сервис ТК»

«Цифровая трансформация должна идти в обязательном сопряжении с внешними процессами, которые влияют на жизнь компании: продажами, общением с клиентами, взаимодействием с госорганами и т.д»

1. И то, и другое. За последнюю четверть века понятие «цифровой трансформации» (ЦТ) сменило несколько значений. К примеру, в начале 2000-х под ним понималась максимальная автоматизация. Но условный переход с эксель на автоматизированную базу данных – это не ЦТ. Дело не в простом повышении автоматизации и ускорении производственных процессов. ЦТ должна идти в обязательном сопряжении с внешними процессами, которые влияют на жизнь компании: продажами, общением с клиентами, взаимодействием с госорганами и т.д.

2. Необходима, как и всем остальным компаниям. Отрасль грузоперевозок не является исключением. Альтернатива очень простая: если не перестроишься, то уйдешь с рынка.

3. ЦТ в нашей компании происходит здесь и сейчас: внедряются методики работы с «цифрой», снижается роль человеческого фактора. Эта работа требует привлечения программных, аналитических, экспертных систем, соответствующих специалистов. Одним из важнейших признаков успешного проведения ЦТ – это изменения сознания сотрудников. Речь ведь не том, чтобы усвоить алгоритм нажатия каких-то кнопок. Крайне большую роль в этом процессе играет позиция руководителей. Потому что их мышление и подход к бизнесу служит образцом для остальных сотрудников.

4. Готов, но надо создавать соответствующие условия. Во главе российского бизнеса в основном стоят люди старой закалки: «Всегда так работали, и все же было нормально». Молодежь, которая видит необходимость и возможности в ЦТ, зачастую удалена от принятия решений. Поэтому и темпы ее внедрения по стране оставляют желать лучшего. При том что Россия находится не в авангарде ЦТ, а значит, не набивая шишек, с минимальными затратами может использовать опыт и решения других стран.

5. К настоящему моменту мы уже полностью оцифровали все процессы, связанные с заказом услуги и текущим взаимодействием с клиентом. Но надо понимать, что мы живем не в вакууме, и обязаны соблюдать действующее законодательство, в соответствии с которым, например, вынуждены собирать с клиентов «живые» подписи и хранить эти бумаги по пять лет в архиве. Технически же через 3-5 лет у компании будет полный инструментарий, чтобы жить в «цифре».


Лилия АлееваЛилия Алеева, директор по маркетингу ICL Services

«Я вижу, как многие компании бодро рапортуют о том, что хотели бы, но когда дело доходит до реальных проектов – здесь все становится сложно»

Переход к цифре изначально воспринимался многими как хайп, но по мере появления реальных проектов, где на фактических кейсах можно увидеть те преимущества, которые несут в себе внедренные решения, стало ясно, что теперь это неизбежность.

Сегодня все компании, вне зависимости от отрасли, решают схожие задачи и проблемы. Необходимость повышать конкурентоспособность и производительность труда, вопросы кадрового голода, оптимизации ресурсов, требования акционеров к норме доходности – эти вопросы требуют принципиально иной подход. Существуют небольшие шаги, которые в своем системном проявлении могут дать компании существенный прирост показателей эффективности: роботизация некоторых функций человека, замена отдельных участков принятия решений искусственным интеллектом, а также автоматизация самообучаемой и применяющей эти знания в рамках исполнения ежедневных функций системы. Наша компания несколько лет назад приняла необходимость перехода к цифровому бизнесу.

Для нас этот вопрос стоит наиболее остро, чем для других игроков рынка. Мы как ИТ-компания должны не только применять у себя, но и уметь помогать нашим клиентам внедрять эти решения, выступать неким центром компетенций для них. Для решения данной задачи в свое время были сформированы исследовательские группы, цифровые инициативы выведены в отдельное направление, обозначены приоритетные направления цифровизации, определены ключевые элементы бизнес-процессов, где внедрение цифровых решений позволит нам получить новые сильные точки роста. В основном это были наши ключевые процессы оказания сервисов. По мере работы стало очевидно, что трансформация захватывает более широкие пласты и служит драйвером улучшений в смежных с этими процессами областях.

Что касается готовности к цифровой трансформации – с одной стороны сложно быть не готовым, когда о ней говорят повсюду. Однако, я вижу, как многие компании бодро рапортуют о том, что хотели бы, но когда дело доходит до реальных проектов – здесь все становится сложно, потому что для перевода компании на цифровые рельсы должна быть проведена обязательная работа по формализации и оптимизации бизнес-процессов компании, порой нужны административные изменения и возможные изменения/реорганизация структуры компании. Все это влияет на требования к информационной системе и возможным цифровым решениям.


Алексей АнаньинАлексей Ананьин, президент группы «Борлас»

«Цифровая трансформация стала качественно новым функциональным набором инструментов улучшения работы действующего промышленного сектора экономики»

1. Цифровая трансформация – это не рекламный шум, а уже реальная картина сегодняшнего дня. Она происходит во всех сферах нашей жизни: в экономике, производственной отрасли, социальной сфере. На основе диджитал-технологий создаются «умные города», происходят преобразования в инфраструктуре, экономике, здравоохранении, образовании. Цифровая трансформация стала качественно новым функциональным набором инструментов улучшения работы действующего промышленного сектора экономики. В промышленной отрасли этот механизм уже запущен и по своему масштабу, объему и сложности получил вполне конкретное определение - четвертая промышленная революция или Индустрия 4.0. Концепция «Индустрия 4.0» предусматривает сквозную цифровизацию всех физических активов предприятия и их интеграцию в единую экосистему.

2. «Борлас» уже не первый год находится на пути цифровизации и трансформации бизнеса в соответствии с трендами в ИТ-индустрии. Наша команда уже выросла из своей традиционной функциональной структуры классического интегратора. Сегодня мы не столько поставщики «железа» и программного обеспечения, сколько стратегические партнеры по решению бизнес-задач своих заказчиков, а также разработчики бизнес-приложений. Накопленный опыт работы, понимание тенденций развития рынка, сбалансированный портфель продуктов, ресурсов и компетенций позволяет нам оценить ситуацию изнутри и предложить технологические инновационные решения в соответствии с текущим уровнем цифровизации и с учетом ожидаемых результатов.

3. Мы организуем бизнес на основе определенного пула проработанных решений, предлагая модели цифровой трансформации предприятий и концепты стандартов в области промышленного интернета вещей, умного производства, искусственного интеллекта, информационной безопасности, работы с «большими данными» и с инструментарием Big Data. Но всегда начинаем с глубокой экспертизы, в ходе которой разрабатываем стратегию, позволяющую эффективно выполнить проект как с точки зрения оптимально затраченных средств, так и с точки зрения максимально полного решения поставленных заказчиком задач.

4. Уже сегодня мы ведем крупные проекты по цифровой трансформации производства в таких отраслях, как машиностроение, энергетика, авиастроение, металлургия и сельское хозяйство. «Борлас» выступает стратегическим партнером компаний, взявших курс на Digirati, на все лучшее, что представлено сегодня в сфере информационных технологий. Очевидным становится тот факт, что «цифровые зрелые» предприятия превосходят своих конкурентов в бизнесе, потому что в результате внедрения интеллектуальных решений на производстве реализуют крупные высокотехнологичные проекты, получают рост производительности и сокращение сроков выхода новых изделий на рынок.

5. Известно, что в ближайшие пять лет интеллектуальные технологии могут внести дополнительную ценность в глобальную экономику в размере 500 миллиардов долларов. По данным Института цифровых преобразований, умные заводы приведут к семикратному увеличению годового прироста эффективности к 2022 году. Некоторые отрасли промышленности способны достигнуть двукратного роста своей операционной прибыли и маржи с помощью интеллектуальных технологий. Поэтому решения для Индустрии 4.0 в области промышленного интернета вещей, умного производства, искусственного интеллекта, информационной безопасности, облачных систем и Big Data становятся самой ценной валютой в ИТ-мире, способной открыть бизнесу новые возможности, вывести его на совершенно новый уровень.


Андрей КоптеловАндрей Коптелов, эксперт в области бизнес-анализа, управления проектами и процессами учебного центра Luxoft Training, вице-президент ABPMP Russia, опытный коуч и консультант

«Уход клиентов в интернет требует от компаний большинства отраслей планировать мероприятия по цифровой трансформации»

1. Цифровая трансформация – это не шум, а реальность. Мы заказываем такси через приложение, банковские переводы совершаем без похода в банковский офис, а учимся удаленно с применением инновационных технологий. Однако многие поставщики ИТ-решений, прикрываясь волной интереса к цифровизации, продают свои «классические» ИТ-решения, направленные на автоматизацию учета и планирования в организации. Отличие цифровой трансформации от «классической» автоматизации – это существенное изменение бизнес-модели за счет роботизации основных операций, что позволяет обеспечить экспоненциальный рост бизнеса.

2. Уход клиентов в интернет требует от компаний большинства отраслей планировать мероприятия по цифровой трансформации. Обучение одна из первых отраслей, которая стала уходить в цифру, ведь учебный контент в цифровой форме может быть передан на любые расстояния. Лететь через всю страну, чтобы послушать бизнес-тренера, – это уже нонсенс. Все стало доступно через интернет в любом месте и в любое время. Слушатели моих курсов в онлайн учатся тогда, когда им удобно, при этом качество обучения даже лучше, чем в классическом формате.

3. Для цифровизации обучения все инструменты уже есть. Существуют множество open source платформ для поддержания учебного процесса, сервисы проведения вебинаров также уже доступны и привычны слушателям. Фактически тренер превращается в создателя обучающей системы, «зашитой» в цифровую форму, внутри которой слушатели учатся и сдают тесты. На данный момент хотелось бы развернуть нейросеть для технической поддержки слушателей и ответа на их вопросы. И вполне возможно, со временем это желание исполнится.

4. В разных отраслях степень готовности разная, если говорить о финансовой сфере, то она уже в «цифре», вслед идет розничная торговля, телекоммуникационные компании, университеты и тренинговые центры. Даже в государственном секторе часть сервисов уже предоставляется в цифровом виде. В то же время производственные и нефтедобывающие компании лишь приступают к цифровизации, запуская первые проекты, как правило, связанные с технологиями промышленного интернета и Индустрии 4.0.

5. Для обучения период перехода в «цифру» займет два-три года, но это не значит, что все будут учиться онлайн. Останутся гибридные формы обучения, и даже тренинги с личным присутствием слушателей, ведь есть группы клиентов, которые не хотят уходить в цифру, и для них будет использоваться классическая модель обучения.


Антон ГлазуновАнтон Глазунов, коммерческий директор компании «РосПром Персонал»

«Только создание живого рынка, развитие конкуренции и открытость мировому опыту поможет российскому бизнесу в относительно обозримом будущем перейти в реалии цифровой экономики»

Если под цифровой трансформацией понимать изменение бизнес-процессов компании посредством внедрения современных технологий, то это, конечно же неизбежность. Однако, неизбежностью цифровая трансформация станет только для прогрессивных экономик мира. Для «догоняющих» экономик и слабо развитых стран она так и останется рекламным шумом и несбыточной мечтой. А возможно и угрозой тотальной безработицы, и необходимостью увеличивать финансирование на повышение уровня образования своих граждан и их профориентацию.

Цифровая трансформация для нашей организации сулит очень радужные перспективы. К примеру, к двадцать первому году мы собираемся отказаться от всех коммерческих сайтов по поиску персонала. И превратить сегодняшние затраты на рекламу наших вакансий в инвестиции для собственных проектов. Новые технологии, о которых ещё вчера можно было узнать только из голливудских фильмов, позволяют нам изучать активность соискательской аудитории на просторах всего Рунета. Выявлять интерес к конкретным вакансиям у пользователей и осуществлять качественный таргетинг.

Удручает только то, что наши клиенты, а это в основном крупные машиностроительные предприятия, подходят к эпохе цифровой трансформации абсолютно не подготовленными в технологическом и практическом плане, а главное – никто не готовит квалифицированные кадры, которые так необходимы для перехода в новую эпоху. По-прежнему вокруг больших машиностроительных заводов «жмутся» доморощенные и посредственные подрядчики, их симбиотические связи не создают вокруг предприятия той инфраструктуры, которая так важна для прогресса их порой единственного заказчика.

На мой субъективный взгляд, только создание живого рынка, развитие конкуренции и открытость мировому опыту поможет российскому бизнесу в относительно обозримом будущем перейти в реалии цифровой экономики.


Артем МатвеевАртем Матвеев, руководитель интернет-магазина enkor24.ru

«Видение цифрового будущего формируется преимущественно с технократической стороны, социально-экономические и моральные аспекты практически не вовлекаются в широкую дискуссию, из-за чего значительная часть общества относится к цифровизации негативн»

Цифровизация – это неизбежность. Но она должна быть комплексной и сознательной. Стихийное развитие e-commerce привело, например, сейчас к тому, что тысячи человекочасов в день расходуются на копирайтинг – работу, не создающую ценности для конечного покупателя. При этом применение мастер-данных (МД) непростительно игнорируется.

Мастер-данные отличаются от набора сведений о товаре тем, что их состав удовлетворяет потребности основных игроков рынка и обеспечивает сопоставимость товаров. Главное преимущество мастер-данных (МД) – их централизованное хранение, за счет чего достигается лёгкий обмен полными и качественными данными о товарах. МД – важный элемент электронного документооборота (в цифровизации одно цепляется за другое, цифровизация одного сектора способствует цифровизации другого и наоборот).

Может показаться, что повсеместное применение МД лишит работы большое количество людей, и это приведёт к масштабным негативным последствиям. Но помнит ли кто-нибудь о типографских наборщиках? Эта профессия вымерла с появлением офсета, фотонабора и т.д. То же самое с применением МД: какая-то неизбежная часть рутинной работы останется, и её возьмут на себя исполнители, которым рутинность этой работы не в тягость, зато отпадет избыточная часть рутины, которая сейчас пожирает большую часть жизни тысяч сегодняшних фрилансеров.

Это только один пример того, как отсутствие сильного экспертного сообщества, неспособного расставлять рациональные приоритеты и решать межотраслевые проблемы, приводит к тому, что технический прогресс принимает уродливые формы. Локомотивы цифровизации сосредоточены на монетизации собственных проектов (зачастую дублирующих имеющиеся), видение цифрового будущего формируется преимущественно с технократической стороны, социально-экономические и моральные аспекты практически не вовлекаются в широкую дискуссию, из-за чего значительная часть общества относится к цифровизации негативно.


Владимир РоманенкоВладимир Романенко, директор TRIDANIX.COM (TM)

«Вследствии непонимания многими сути цифровой трансформации (в том числе и СМИ), сейчас наблюдается много рекламного шума»

1. Неизбежность. Хотя, вследствии непонимания многими сути цифровой трансформации (в том числе и СМИ), сейчас наблюдается много рекламного шума.

2. Да, необходима. Много задач, которые уже не решаются банальной автоматизацией. Нерешённые или плохо решённые задачи, соответственно, тормозят развитие бизнеса и снижают конкурентоспособность. Кроме того, нам необходимо иметь опробованные инструменты цифровизации, чтобы решать проблемы своих клиентов.

3. Системы учета (оперативного, бухгалтерского, управленческого), системы взаимодействия с клиентами и поставщиками.

Новые системы:

  • убирают рутину (существующие системы этого не делают, только прибавляют);
  • позволяют качественно менять кадровый состав компании, ориентируясь на более творческие личности;
  • увеличивают скорость и качество взаимодействия с клиентами и поставщиками.

4. В большинстве не готов. Причины следующие:

  1. Некачественное образование;
  2. Скверная работа государства по поддержке малого и среднего бизнеса. Некачественные услуги через цифровые каналы, несоответствие крайней жёсткости фискалов и качества оказываемых услуг со стороны государства. Часть причин вытекает из п.1.
  3. Недостаток покупательной способности как в потребительском секторе, так и на рынке b2b. Соответственно отсутствие спроса на цифровую трансформацию. Большинству хотя бы в учёте порядок навести, сначала.

5. Полгода, максимум год. Уже двигаемся и разрабатываем соответствующие инструменты.


Денис ГасилинДенис Гасилин, Директор по маркетингу ГК «РАМАКС»

«Стремиться реализовать программу «Цифровая экономика России 2024» целиком и всеми силами важно, от этого зависит динамика цифровизации страны в целом»

2. Я представляю крупную российскую ИТ-компанию – разработчика и системного интегратора, которая и занимается цифровой трансформацией бизнеса в России. Для нас и наших клиентов цифровые технологии – это данность, а не эфемерное понятие. Поэтому их роль для меня огромна, так как от прогресса, связанного в том числе с реализацией программы «Цифровая экономика России 2024», зависит будущие успехи моей компании, а, значит, и мои тоже.

5. Конечно, цели ставятся на перспективу, и все понимают, что до этого времени может возникнуть много новых вводных, которые повлияют на исполнение намеченных задач в срок. Но стремиться реализовать программу целиком и всеми силами важно, от этого зависит динамика цифровизации страны в целом. Поэтому все участники программы должны приложить максимум усилий. Однозначно можно реализовать такие из направления, как формирование новой регуляторной среды, обеспечивающей благоприятный правовой режим для возникновения и развития современных технологий, создание системы поддержки поисковых, прикладных исследований в области цифровой экономики. Что касается целей, связанных с информационной безопасностью, то там не всё так однозначно, слишком много подводных камней мы имеем в текущий момент.


Елена БреславЕлена Бреслав, руководитель проектов по развитию электронного обучения и дистанционных образовательных технологий

«Успех цифровизации бизнеса определяется одним-единственным фактором: пользуется первое лицо цифровыми технологиями или нет»

1. Неизбежность: она проистекает из требований потребителей находить информацию в Интернете, общаться, получать отзывы и пр., требований сотрудников связываться внутри компании по сети, необходимости получать информацию о конкурентах со скоростью, которая обеспечивается только цифровыми технологиями, работать по цифровым технологиям с оборудованием, завязанным на цифру и т.д.

2. В силу п. 1 она необходима всем, и наша компания (обслуживаем образование) не исключение.

3. Мы – компания маленькая, и мы уже «в цифре». Вузам и университетам, нашим основным клиентам, нужна полная системная перестройка – от ИТ-инфраструктуры и обучения сотрудников, включая преподавателей, применению цифровых технологий, до изменения методов и инструментов управления. Через электронное обучение студентов, само собой.

4. По-разному. В целом не очень. Самое узкое место – квалификация управленцев. Успех цифровизации бизнеса определяется одним-единственным фактором: пользуется первое лицо цифровыми технологиями или нет. Там, где пользуется, цифровизация идет успешно или вообще уже произошла. Остальные заложники замшелости своего руководства.

5. Мы уже там, как я ответила. Типичному вузу при хорошем управлении требуется 3-5 лет. Но хорошее управление в вузе – редчайшее исключение (на то есть объективные причины в т.ч.), поэтому добавляем года три. Итого 6-10 лет. Отдельные специальности могут вырываться вперед, конечно.


Лариса МальковаЛариса Малькова, управляющий директор департамента «Цифровые решения», руководитель практики Digital Delivery компании Accenture Russia

«Необходимо понимать, что цифровизация – это не просто внедрение технологий, но еще и культурная трансформация, необходимость думать по-другому, применять новые подходы к работе, а иногда и полностью изменить структуру и бизнес-модель компании, что намного сложнее»

1. Цифровая трансформация – неизбежность как для компаний, ориентированных на конечных потребителей, так и для производственных предприятий. Просто цели отличаются. Первым цифровые технологии позволяют понимать своих клиентов с новой глубиной детализации, предоставляют больше каналов для коммуникаций с потребителями. Для производственных компаний цифровизация связана с оптимизацией процессов, изменениями в производственных цепочках и большей эффективностью. В том и другом случае компании находятся на этапе создания цифрового двойника- цифровой проекции клиента, процесса или оборудования. Это позволяет безопасно и менее затратно проигрывать сценарии, моделировать. По-другому бизнесу сейчас сложно конкурировать.

4. Вопрос уже не стоит: готов бизнес или не готов, по этому пути надо идти, другое дело – цена вопроса и как получить отдачу от инноваций соразмерную инвестициям, как отбирать такие проекты, как научиться try and fail fast, как после удачных пилотов перейти к масштабным, промышленным решениям Некоторые компании, сделав первый шаг на пути цифровизации, внедряя инновации и не получив моментально результат, разочаровываются. Необходимо понимать, что цифровизация – это не просто внедрение технологий, но еще и культурная трансформация, необходимость думать по-другому, применять новые подходы к работе, а иногда и полностью изменить структуру и бизнес-модель компании, что намного сложнее. Среди «чемпионов» такое понимание уже есть.


Николай ХаритоновНиколай Харитонов, глава представительства компании Vertiv в России и Белоруссии

«Успех цифровизации бизнеса определяется одним-единственным фактором: пользуется первое лицо цифровыми технологиями или нет»

1. Сегодня цифровая трансформация cтала одним из важнейших катализаторов развития любого бизнеса в любой точке мира. Те компании, которые сопротивляются и не идут навстречу новым технологическим решениям, неизбежно начинают отставать, теряя производительность и уникальные конкурентные преимущества. Обычно они сами чувствуют потребность в автоматизации бизнес-процессов, потому что ежедневно (если не ежесекундно) в мире появляются новые ИТ-решения, способные сократить затраты на производство и персонал, оптимизировать рабочие процессы и в конечном итоге открыть новые возможности для роста компании.

2. Безусловно да. Работая над комплексными технологичными проектами с нашими заказчиками, среди которых ведущие телекоммуникационные операторы, сервисные провайдеры, крупные финансовые организации, мы не можем оставаться в стороне. К нам приходят за экспертизой, за решением стратегически важных задач в области построения и обслуживания центров обработки данных, и это мотивирует нас постоянно двигаться вперед и внедрять инновации как в области оборудования, так и в бизнесс-процессах внутри компании.

4. Мы в Vertiv как раз создаем решения, которые позволяют бизнесу принять вызовы цифровой трансформации. В крупных компаниях огромное количество данных, которые нужно хранить и обрабатывать. Для этого создаются центры обработки данных, требующие больших производственных мощностей. Vertiv внедряет решения для эффективной и бесперебойной работы ЦОДов. В качестве примеров можно упомянуть бесперебойное электропитание, поддержание температурного режима и управление инфраструктурой. Эти решения крайне востребованы в России. По прогнозам аналитиков McKinsey, к 2025 г. доля цифровой экономики в ВВП России возрастет более чем вдвое и будет составлять не менее 8-10%. Значит объем цифровых данных, нуждающихся в обработке, также возрастет не менее чем вдвое. Сегодня можно говорить, что российский бизнес входит в цифровую эпоху быстрыми темпами, и в ближайшие 5 лет большинство компаний будут активно поддерживать эти процессы.

5. Мы все уже живем в цифровой реальности. Технологии стали частью нашей повседневной жизни и частью любой отрасли бизнеса. Цифровая трансформация, как процесс, вряд ли может быть ограничена каким-либо сроком, так как рынок технологий находится в постоянной динамике. Появляются новые решения, которые создают дополнительную ценность для бизнеса, а значит влекут за собой новый этап необходимых преобразований.


Сергей ПопковСергей Попков, основатель AIC, сооснователь Skillbox

«Самый главный и ценный ресурс для перемен в компании и внедрении – это люди. Особенно, если у них уже есть цифровой продуктовый опыт»

1. Цифровая трансформация – это естественный процесс обновления рынков и бизнеса, ввиду появления новых технологий и возможностей. Звучит сложно, и действительно похоже на маркетинговый прием. На самом деле, перемены в разных отраслях уже случились. Компании, которые впервые попробовали новые цифровые технологии и переделали целые рынки (агрегаторы авиабилетов, приложения для такси, телемедицина и т.д.) вряд ли знали, как это называется. Они просто сделали это! И были первыми. Они стали пионерами, которые на старте были не видны для классических консервативных больших игроков. Вот именно в этом моменте и появилось понятие цифровой трансформации. Если у них получилось, тогда как это сделать нам? Хотя большинство владельцев бизнеса не до конца понимают, что это такое и как это внедрять в своей компании.

2. Наступает момент, когда цифровые перемены для бизнеса уже не являются революцией, а становятся классикой жанра. К примеру, мобильный онлайн-банкинг. Или вообще банк без отделений. Пионером в этой сфере был Тинькофф. Теперь это стандарт и классика для любого банка. Если у банка нет приложения и мне нужно идти за картой в отделение – скорее всего это мертвый банк. Уже более 10 лет идет цифровая трансформация банкинга. Кто был первый – преуспел, кто последовал – просто удержали долю рынка и свой бизнес. Те, кто не успел, закрылись.

3. Самый главный и ценный ресурс для перемен в компании и внедрении – это люди. Особенно, если у них уже есть цифровой продуктовый опыт. Обычно, такие люди с опытом могут приходить из крупных интернет-компаний, где цифровые перемены и запуск новых продуктов – это повседневная рутина. Но таких специалистов очень мало. Поэтому прокачать продуктовую команду для трансформации у себя в компании иногда является сложной и непосильной задачей. Нередко компании прибегают к услугам консультантов и заказывают стратегию трансформации на аутсорсе. Обычно, в этих же консалтинговых компаниях можно заказать подбор и аутстаффинг специалистов под старт задачи. Это удобно для бизнеса.

4. Трансформация идет во всех отраслях. О ее необходимости речи не идет. Всем понятно, что ты либо меняешься, либо умираешь. Трансформация активно развивается и в государстве. Хочу заметить, что российские государственные цифровые услуги – одни из лучших в мире! Такие же дела обстоят и с финтехом. По уровню цифровых банковских сервисов мы сильно опережаем ту же Америку. Там до сих пор не всегда можно перевести деньги с карты на карту. Хотя в России есть отрасли, где трансформация развита недостаточно, но и здесь предстоят большие перемены. К примеру, абсолютно новая история с телемедициной. Сырьевой бизнес также сильно недоработан в этом отношении, поскольку исторически он консервативен. Но есть ряд компаний, которые достигли в этом отношении больших позитивных изменений.

5. Опять же, сильно зависит от отрасли. К примеру, онлайн-банкинг. Перейти на рельсы онлайна для финансовой организации с помощью аутсорса можно за считанные месяцы. Есть готовые команды и решения. Но если запрос звучит как: «сделать из классического сталелитейного завода интернет-магазин металлических конструкций для конечного потребителя», то это уже, конечно, вопрос. Потребуется несколько лет.


Сергей СмирновСергей Смирнов, Генеральный директор ООО «Национальный центр производительности» (НЦП)

«Витаем в "облаках", проектируем виртуальных наставников и не советуем оцифровывать хаос!»

1. Цифровизация – одна из национальных стратегий, которая просто обречена в скорейшем обозримом будущем стать явью. Жизнь переходит в бэкенды, становится более удобной, а человек и организации – все более «прозрачным», хотим мы этого или нет.

2. В «Национальном центре производительности» мы используем многие новейшие достижения цифровизации. У нас виртуальный офис, большинство сотрудников работают удаленно, поэтому мы большей частью «витаем в облаках». Совершенствуем CRM, сейчас занимаемся реновацией сайтов с использованием новейших решений интернет-маркетинга, добиваемся большей функциональности и посещаемости… Стараемся использовать последние достижения цифровой мысли и в профильной деятельности. «Национальный центр производительности» профессионально занимается построением комплексных систем обучения и наставничества на производстве по всемирно признанной методике TWI (Training Within Industry). Чтобы усилить результаты проектов, решили обратиться к виртуальной реальности. Провели переговоры с ведущим поставщиком VR-решений – компанией Epson. И сейчас совместно работаем над созданием для аппаратно-программного комплекса «Виртуальный наставник» (Virtual Trainer), который будет работать в настольном, мобильном, облачном либо ином исполнении. Конечно, мы понимаем, что сами по себе виртуальные наставники и видеотренажеры не научат работника производительно, качественно и безопасно трудиться. Но их интеграция в методики промышленного обучения, в частности TWI, поможет сделать их более современными, интересными и понятными для молодого поколения.

3. Что касается цифровизации всего и всея – моя рекомендация руководителям: торопиться, не спеша! Для цифровизации необходимо соблюдение нескольких важных условий. Это и отлаженность процессов (как говорят программисты, бардак на входе - бардак на выходе). Это и уровень квалификации работников, которые будут участвовать в процессе. Иллюзия того, что сейчас проведем цифровизацию, не решив системно вопросы квалификации и эффективности, приведет к очередной кампанейщине. Мое глубокое убеждение: оцифровывать необходимо эффективные процессы. Если что-то не в порядке – наведите порядок, а потом прикручивайте SAPы и MESы.


Светлана ГацаковаСветлана Гацакова, директор департамента корпоративных информационных систем ALP Group

«Все задаются вопросом, где же эта цифровая платформа, где большая "красная кнопка", на которую можно нажать и произойдет волшебство под названием "Цифровая трансформация". Такой "красной кнопки" пока нет»

1. Безусловно, сейчас поднято слишком много шума вокруг данного термина, бывает, что им обозначают даже самые обычные проекты автоматизации. Но я считаю, что цифровая трансформация – это неизбежность, это очередной вполне закономерный этап развития взаимоотношений между организациями и ИТ. Мы находимся на пороге четвертой промышленной революции, она уже наступает. Это хорошо. И это говорит нам о том, мир развивается, стремится к повышению эффективности, качества жизни, к развитию уже не только человеческого, а теперь и «машинного мозга», если говорить про машинное обучение.

Западные страны пришли к этой революции по необходимости, исчерпав другие резервы эффективности и не имея иных путей её повышения. У наших организаций такие резервы есть, но это не значит, что мы можем упускать «окно возможностей». Нам нельзя повторять путь, пройденный западными рынками. С помощью мозгов и новых технологий, которых никогда раньше не было, нам надо «спрямить траекторию», сразу перейдя к более эффективным и перспективным решениям.

Главная черта новой промышленной революции – осуществление значительных изменений производственных и управленческих процессов именно за счет ИТ, т.е. в форме цифровой трансформации. И необходимость цифровых трансформаций такого рода начинает ощущать большинство наших клиентов, а есть и такие, которые уже вступили на этот путь, хотя и осторожно.

2. Необходима. Мы ИТ-компания, и мы раньше и полнее заказчиков видим эту необходимость, видим полезность, выгоды, которые может принести нам цифровые трансформации. Мы не просто думаем и говорим об этом. Внутри нашей компании мы открываем новые практики и ведем внутренние проекты по цифровой трансформации. Они относятся сразу к нескольким сферам: роботизации процессов, непрерывной оптимизации бизнес-процессов, менеджменту на основе данных (ddm).

Больше года прошло с тех пор, как у нас программные роботы полностью заменили людей на нескольких критически важных участках работ, относящихся к технологии продаж, управлению финансами, управлению персоналом, бухучету, взаимодействию с партнерами и др. Мы даже разработали собственную технологическую платформу роботизации процессов. Имея этот опыт, мы видим себя носителями инструментов, которые позволят другим компаниям произвести у себя на предприятиях цифровую трансформацию.

3. Вопрос про инструменты/условия/ресурсы – большая и сложная тема. Все говорят про цифровую трансформацию и задаются вопросом, где же эта цифровая платформа, где большая «красная кнопка», на которую можно нажать и произойдет волшебство под названием «Цифровая трансформация». Ответ такой – такой «красной кнопки» пока нет. Так как цифровая трансформация – это совокупность организационных, технологических и технических мероприятий, которые влекут за собой кардинальные изменения процессов на предприятии (например, процессов производства). Могут даже меняться сами конечные продукты, которые производят и продают эти предприятия. Для реализации таких изменений нужны качественные ресурсы, которыми сегодня обладает не каждая компания, их пока очень мало на рынке и почти все они сосредоточены в ИТ-компаниях, а не у заказчиков.

Как я уже говорила, в ИТ-компаниях раньше видят, понимают и ощущают «вкус» цифровой трансформации. Ресурсы нужны самые разные, в первую очередь, человеческие ресурсы, в полном смысле слова «кадры решают все». Нужны различные инструменты: платформы роботизации и Big Data, системы автоматизации контроля за качеством данных, контроль за рисками и многие другие инновационные ресурсы.

Итак, какие перемены должна принести цифровая трансформация? Должны измениться процессы в компании и стать более эффективными, менее зависимыми от человеческого фактора, рутинные процессы должны быть роботизированы, а люди должны выполнять более интеллектуальную работу.

4. На мой взгляд, российский бизнес морально готов, но реально нет. В головах уже зреет эта мысль, она на слуху, правительство об этом говорит, президент. По крайней мере, на устах она почти у всех.

А вот о готовности к большим проектам, которые изменят целые предприятия и отрасли, пока говорить рано. На различных встречах с заказчиками, почти все они говорят одно и то же: покажите нам хоть один реальный проект. Желательно, в нашем сегменте рынка и в такой же по масштабам компании. Но этих проектов нет, их еще никто не сделал. Значит еще нет инструментов, нет ресурсов, нет того, что позволит нам сейчас полностью реализовать цифровую трансформацию.

На мой взгляд, все ждут ту самую «красную кнопку». И в этом я вижу неготовность именно бизнеса, пока это только разговоры, такая маркетинговая активность, и не более.

Но, считаю, что в перспективе 1-3 лет должно произойти большие изменения. Заказчики постепенно проникаются новыми идеями, начинают в них верить, видят перспективные точки их применения. А такие ИТ-компании, как наша, должны завершить ряд разноплановых проектов, которые убедят рынок, что цифровые трансформации выгодны и возможны, что путь к ним вполне технологичен. И такие проекты начинают повсеместно выполняться.

5. Я считаю, что это уже краткосрочная перспектива, реализуемая в ближайшие 1-3 года. В свой стратегический план мы включили те проекты, которые нам необходимы для цифровой трансформации. Безусловно, это не просто так, не быстро делается, у нас нет безумного ресурса, который позволит нанять другую компанию, мы все будем делать своими силами. К тому же, параллельно нам необходимо делать проекты для наших заказчиков.

Есть два важных фактора, которые, на мой взгляд, сейчас тормозят стремительное развитие цифровой трансформации:

  • Кадровый голод на рынке, специалистов по цифровой трансформации практически нет, их нужно обучать и выращивать внутренний резерв. И эта проблема не только у нас, практически во всех ИТ-компаниях. Мы не сидим сложа руки, а создаём новые практики. Кроме того, в сотрудничестве с ведущими вузами Новосибирска и Иркутска мы запустили систему подготовки специалистов для области ERP, в которой лучшие студенты проходят подготовку и по теме цифровой трансформации.
  • Помимо ресурсного решения развитие тормозит еще недостаточный уровень «зрелости технологии». Технология должна «пройти обкатку», уложиться в умах технических специалистов, они должны понять, как, что и с чем совместить, чтобы получить полноценный результат. В ИТ-компаниях этот процесс идет намного быстрее.

 

В начало⇑

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Выпуск №03 (86) 2019г.
Выпуск №03 (86) 2019г. Выпуск №02 (85) 2019г. Выпуск №01 (84) 2019г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика