Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
июль    2017
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

19.07.2017

10 и 11 октября в конгресс-отеле «Ареал» пройдет II Международная конференция и выставка «Интернет+Транспорт».

Читать далее 

19.07.2017

Роман Чаплыгин, PwC, одержал победу во втором сезоне «Кибербаталий» — совместного проекта ГК InfoWatch, Фонда Сколково и ассоциации BISA

Читать далее 

19.07.2017

Ларс Бринкманн (Basler AG): зарабатывать нужно всегда, особенно на передовых разработках, снимая сливки

Читать далее 

19.07.2017

«Электронная неделя на Алтае – 2017» торжественно завершилась!

Читать далее 

19.07.2017

«Электронная неделя на Алтае – 2017» торжественно завершилась!

Читать далее 

19.07.2017

Ершовская конференция: российское программирование на мировой волне

Читать далее 

19.07.2017

Huawei начала первый этап Honor Cup 2017

Читать далее 

показать все 

Статьи

22.06.2017

Опрос. Уроки WannaCry

Читать далее 

22.06.2017

Что такое кастомизация, или Прежде, чем продать что-нибудь ненужное, нужно сначала это ненужное создать!

Читать далее 

22.06.2017

Хорошая ли сделка?

Читать далее 

17.05.2017

Корпоративная мобильность в России, или О чем свидетельствуют цифры?

Читать далее 

17.05.2017

Зачем вести переговоры с коллегами?

Читать далее 

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

16.04.2017

Цифровизация экономики

Читать далее 

23.03.2017

Сервисная компания – фея или Золушка?

Читать далее 

17.02.2017

Информационные технологии-2017

Читать далее 

показать все 

Цифровизация экономики

Главная / Статьи / Опросы / Цифровизация экономики


Цифровизация экономики

Идеей цифровой трансформации охвачен весь мир. В нашей повседневной жизни уже можно найти немало ее примет. Наконец, и правительство РФ решило создать госпрограмму «Цифровая экономика». Мы попросили экспертов «БИТа» рассказать, что для них означает «цифровизация»?

  1. У цифровой экономики есть несколько определений. Какое из них вам ближе? Или предложите свое.
  2. Чем она лучше традиционной экономики?
  3. Как ее нужно развивать? Опыт каких стран, по-Вашему, может служить примером?
  4. Какие отрасли легче поддаются цифровой трансформации?
  5. Чем отличается цифровая компания от других? Вы относите свою компанию к таковым?
  6. Как перестроиться компании на новые технологии?
  7. Какие компетенции надо развивать специалистам, переходя на цифровую экономику?
  8. Что может тормозить ее развитие в России?

 

Сергей ШерстобитовСергей Шерстобитов, генеральный директор ГК Angara

«Для роста цифровой экономики необходимо развивать национальный ИТ-сектор, стимулировать создание инновационных технологий, сотрудничать для их развития на международном уровне»

1. Действительно, есть разные определения этого термина. Кто-то считает, что речь идет об электронных товарах и сервисах, производимых электронным бизнесом и электронной коммерцией. Мне ближе более широкое определение – система экономических отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий.

2. У цифровой экономики много преимуществ. Она снижает стоимость платежей и открывает новые источники дохода. В онлайне стоимость услуг ниже, чем в традиционной экономике (прежде всего за счет снижения затрат на продвижение), а сами услуги, как государственные, так и коммерческие – доступнее. Кроме того, товары и услуги в цифровом мире могут быстро выйти на глобальный рынок, стать доступными людям в любой точке мира. Предлагаемый продукт может быть практически мгновенно доработан под новые ожидания или потребности потребителя. Цифровая экономика предоставляет гораздо более разнообразный информационный, образовательный, научный, развлекательный контент – быстрее, качественнее и удобнее.

3. Для роста цифровой экономики необходимо развивать национальный ИТ-сектор, стимулировать создание инновационных технологий, сотрудничать для их развития на международном уровне. Необходимо создавать условия для того, чтобы молодые талантливые специалисты не только прекратили уезжать из страны, но и начали возвращаться. Необходимо стимулировать инвестиции и предпринимательскую активность в этой отрасли. Все части общества – и государство, и частный сектор, и гражданское общество, и ИТ-сообщество должны участвовать в цифровой экономической деятельности. Важной составляющей также является обеспечение информационной безопасности информационных и инновационных технологий, которая обеспечивает доверие общества к цифровой экономике.

Одной из наиболее продвинутых стран с точки зрения цифровой экономики, на мой взгляд, является Сингапур. Прежде всего, за счет значительной вовлеченности правительства в вопросы цифровизации экономики. Информационные технологии активно внедряются во всех отраслях, все государственные услуги переведены в электронный формат, сингапурская система образования активно использует онлайн-обучение и т.д.

Другой яркий пример развитой цифровой экономики – США, которые очень продвинуты с точки зрения благоприятной деловой и инновационной среды и, как следствие, имеют самый развитый ИТ-сектор.

4. Легче поддаются и заметнее влияние в торговле, финансовом секторе, госуправлении. Однако если мы оглянемся вокруг, то все меньше и меньше отраслей остаются незатронутыми цифровыми изменениями. Транспорт, которым мы пользуемся каждый день, сектор ЖКХ, строительство, медицина. Практически все отрасли вовлечены в этот процесс.

5. На мой взгляд, цифровой можно назвать компанию, которая стремится перенести большинство бизнес-процессов в онлайн. Это управление, контроль и анализ всех основных бизнес-процессов компании онлайн – согласование договоров, бухгалтерский учет, логистические процессы, регистрация сделок, закупки, обучение персонала, мониторинг взаимоотношений с партнерами и клиентами, техническая поддержка и многое другое. Кроме информационных систем необходимо внедрить соответствующую культуру в компании. И это в комплексе делает компанию «цифровой», обеспечивает ее эффективность, продуктивность и потенциал роста бизнеса – остро необходимые сейчас конкурентные преимущества. Мы относим свою компанию к цифровым, однако нам есть еще куда расти в этом направлении.

6. Главное – понять, что переход на новые технологии неотвратим. И от того, как быстро мы поймем необходимость интеграции современных технологий в свою повседневную работу и бизнес-процессы, зависит скорость и успех этой самой перестройки. Компаниям необходимо осознать это как реальность, изменить формат, начать работать так же, как новые цифровые сервисы, обучить персонал работе с новыми технологиями, внедрение которых необходимо для развития бизнеса, ввести поощрение для сотрудников, освоивших новые технологии.

7. Основная компетенция, которую необходимо развивать, это способность к постоянному обучению, готовность постоянно осваивать новые знания по новым появляющимся технологиям. Это ключевой фактор для успешного профессионального роста в современном цифровом мире.

8. Во-первых, менталитет – в России пока есть компании, которые считают, что информационные технологии несут угрозу традиционному укладу их бизнеса. Таких компаний, например, немало в сфере производства продуктов питания. Даже тем компаниям, которые понимают необходимость интеграции в цифровую реальность, сложно перестроиться. Самым трудным изменением для российских компаний является перестройка корпоративной культуры и бизнес-процессов организации.

В целом, экономика России пока сильно зависима от сырьевых рынков, поэтому стране труднее оставаться конкурентной на международном рынке.

Во-вторых, у нас наблюдается довольно серьезная нехватка квалифицированных кадров в ИКТ-сфере. Эту проблему необходимо решать и на уровне учебных заведений (образовательные курсы в школах и вузах), и на уровне компаний (корпоративное обучение), и на уровне государства (госпрограммы развития образования в области ИКТ).

В-третьих, неблагоприятная экономическая ситуация влияет на инвестиции компаний в основные средства, и в том числе, в приобретение и внедрение новых технологий. От этого же страдает и рынок венчурных инвестиций – важный элемент цифровой экономики. Так, в 2015 году вследствие ухудшения макроэкономической ситуации венчур¬ный рынок России сократился в 2 раза по сравнению с 2014 годом. И хотя в России создан относительно эффективный механизм поддержки бизнес-проектов на ранних стадиях, но на следующем этапе данные проекты в большинстве своем не находят поддержки среди российского бизнеса. В результате компании, выращенные локальным венчурным рынком, уходят на рынки других стран в силу ограниченного доступа к дальнейшему финанси¬рованию в России.

 

Алексей ГалущенкоАлексей Галущенко, партнер Ultima Consalting

«Свободный рынок автоматически принимает и тиражирует любые рентабельные инновации, не важно – цифровые, аналоговые, или космические. А убыточные "инновации" внедрять просто не имеет смысла»

1. На мой взгляд, нет «цифровой экономики» самой по себе. Есть экономика в целом, некоторые сферы которой больше пронизаны автоматизацией, некоторые – меньше.

Коровник, кормление и доение, управляемое компьютерной системой, то есть производство молока является частью сельского хозяйства, только компьютеризированной, а не отдельной отраслью экономики.

Определение экономики (Википедия):

Эконо́мика (от др.-греч. οἶκος – дом, хозяйство, хозяйствование и νόμος – ном, территория управления хозяйствованием и правило, закон, буквально «правила ведения домашнего хозяйства»)[1] – хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления.

Экономика есть одна, так же как свежесть осетрины, или как математика. Именно поэтому личности, рассуждающие об экономике с прилагательными, в самой экономике ничего не понимают.

Есть отрасли, более или менее автоматизированные. Суть любой автоматизации, цифровой ли, или любой иной, есть рост производительности труда, пересчитывающийся в увеличение прибыли.

Не любая «цифровизация» – благо, а только та, которая приводит к росту прибыли.

2. Если автоматизация на цифровой основе приводит к росту прибыли, это благо. Если нет – в ней нет никакого смысла

Однако и более, и менее автоматизированные отрасли работают в единой глобальной экономике человечества. Другой нет и быть не может.

3. Свободный рынок автоматически принимает и тиражирует любые рентабельные инновации, не важно цифровые, аналоговые, или космические. А убыточные «инновации» внедрять просто не имеет смысла.

4. Менее зарегулированные.

5. Поскольку наша компания устойчиво прибыльная, развивается на собственные средства и не привлекает денег инвесторов, то у нас нет необходимости приклеивать маркетинговые лейблы для объяснения хронической убыточности. Хотя производим мы как раз цифровые продукты. Ultimate – первый в мире производитель человекозаменяющих управляющих систем предприятия класса IEM.

6. Во-первых, как можно меньше читать материалы популярной прессы про «цифровую экономику», «бигдату», «нейросети» и «искусственный интеллект». Потому что пишут все те же адепты «цифровой экономики», руководимые все теми же намерениями, в состав которых наращивание прибыльности вашего бизнеса не входит совсем.

Поскольку наша компания – лидирующий производитель и поставщик IEM-систем, мы (естественно) рекомендуем компаниям познакомиться с парадигмой IEM, приходящей на смену ископаемым ERP-системам (и их фрагментам – CRM, WMS, MES, и т.д.)

Революционная парадигма автоматизации предприятия, опирающаяся на кибернетику и математику, предлагает бизнесу радикально нарастить прибыль уже сегодня – без каких- либо псевдонаучных спекуляций о «технологической сингулярности» и туманных обещаний.

7. Универсально: здравый смысл, научный скептицизм, он же научный метод познания. Это поможет избежать самых дорогих ловушек авторства адептов «цифровой экономики». Да и любых других.

8. Как и по всему миру – чиновники, «регулирование», административный пресс. Америка потому и является мировым ИТ-лидером, что в ней из всех развитых стран наименее обременительное регулирование.

Плюс специфические риски РФ – незащищенность собственности, отсутствие независимого суда и так далее. История с отжимом Яндекса, например, и ВКонтакте. Это самые известные, а вообще таких сотни.

 

Александр БаталовАлександр Баталов, руководитель департамента корпоративных продаж компании «Системный софт»

«Проще всего поддаются трансформации высокотехнологичные отрасли – все, что связано с производством и распространением программного обеспечения. Кроме того, быстро модернизируются банковский сектор, сфера обслуживания»

1. Меня, в силу специфики моей работы, больше всего интересует цифровизация производства как основа цифровой экономики. На мой взгляд, понятие цифровое производство – это совокупность инструментов оптимизации рабочего процесса посредством программно-аппаратных решений. Если говорить совсем просто, цифровизация – ничто иное, как переход от аналогового к цифровому. Этот процесс подразумевает не только замену инструментов производства, но и внедрение аналитических систем, позволяющих максимально сделать производство рентабельным. Цифровая экономика основана на этих инструментах.

2. «Лучше» – некорректное слово. Это просто новый этап становления экономики. Как в свое время промышленная революция превратила аграрную экономику в индустриальную, так сейчас технологическая революция приводит к ее цифровизации. Так как современные технологии позволяют существенно снижать себестоимость и процент брака, одновременно улучшая качество продукции, все больше компаний будут мотивированы их применять – и со временем цифровая экономика будет восприниматься как вполне себе «традиционная».

3. Помощь государства в развитии цифровой экономики должна состоять из двух частей. Первая – законодательная база, адаптированная к новым реалиям, в том числе корректные способы учета средств производства и юридическая защита компаний, внедряющих системы IIoT (индустриального интернета вещей) – в частности, от киберугроз. Вторая часть – создание благоприятных условий для компаний, которые идут по пути цифровизации производства. Буквально сегодня – в день, когда я отвечаю на эти вопросы – стало известно, что на ПМЭФ будет представлена программа цифровой экономики РФ, ее готовят Минпромторг и Минкомсвязи.

4.Проще всего поддаются трансформации высокотехнологичные отрасли – все, что связано с производством и распространением программного обеспечения. Кроме того, быстро модернизируются банковский сектор, сфера обслуживания. Среди промышленных предприятий виден заметный прогресс в химической промышленности, FMCG-производстве, машиностроении. По моим ощущениям, чуть медленнее происходит процесс в сельском хозяйстве, но и здесь уже внедряются датчики, позволяющие снимать больше урожая.

5. Если говорить о компаниях не из промышленности, то ключевые показатели хорошего уровня цифровизации – принятие решений на основе объективных данных бизес-анализа и использование технологичных инструментов повышения производительности труда. По обоим параметрам я могу отнести «Системный софт» к цифровым компаниям.

6. Технологии – всего лишь способ добиваться результата. Их внедрение всегда является ответом на изменение бизнес-среды. Например, когда компания понимает, что ее продукция становится неконкурентоспособной из-за высокой доли брака или, когда бизнес начинает страдать от утечек информации, внедряются технологии, которые дают возможность развиваться дальше. Поэтому залог успеха – правильное целеполагание и продуманная стратегия развития. Все остальное, включая преодоление организационного сопротивления – лишь детали.

 

Олег ЗолотыхОлег Золотых, управляющий директор Luxoft Eastern Europe

«Цифровой мир не спрашивает готов ли ты к изменениям – мир меняется глобально. Продукты цифровой экономики становятся катализаторами позитивных изменений во всех без исключения сферах. А для России они, возможно, единственный способ выйти из воронки сырьевой экономики»

1. Мне близко понятие, которое дает цифровой экономике Департамент коммуникаций и цифровой экономики Австралии.

Цифровая экономика – это глобальная сеть экономических и социальных мероприятий, реализуемых через такие платформы, как интернет, а также мобильные и сенсорные сети. По сути, это модель экономики, основанной на возможностях, которые предоставляет доступ в Интернет. А это возможности повысить производительность труда, конкурентоспособность компаний, снизить издержки производства. В эпоху цифровой экономики потребности человека могут удовлетворяться гораздо лучше. Для успешного функционирования цифровой экономики необходимы три элемента – инфраструктура (доступ в Интернет, ПО, телекоммуникации), электронный бизнес (ведение хозяйственной деятельности через компьютерные сети), электронная коммерция (дистрибуция товаров через интернет).

Сегодня 2 млрд человек подключены к интернету, и к 2017 г. число абонентов составит почти половину населения мира (данные ресурса Digital economy, ЕС), поэтому цифровая экономика будет активно развиваться в ближайшие несколько лет и будет важнейшим двигателем инноваций, конкурентоспособности и экономического роста в мире. Например, современные технологические тенденции, такие как мобильные и решения, облачные технологии и анализ данных, дают новые возможности для бизнеса. Здесь скрыт большой потенциал для создания новых бизнес-ценностей компаний, а переход к «цифровым производствам» создает целые отрасли.

3. Цифровая экономика стремительно развивается глобально в мире. По данным Европейской комиссии, цифровая экономика оценивается в 3,2 трлн евро в группе стран «Большой двадцатки» и составляет около 8% ВВП. Глобальный институт МакКинзи в исследовании, проведенном в мае 2011 г., отметил, что интернет – важнейший элементом экономического прогресса. Он обеспечивает значительную часть роста экономики: вклад интернета в ВВП развитых стран за 15-летний период 1995-2009 гг. суммарно составил 10%, причем за последние 5 лет (2011-2016) он вырос в два раза – до 21%. Развитие цифровой экономики связано с развитием доступа в Интернет и телекоммуникаций. Но сами по себе такие «каналы связи» не имеют ценности, если люди не будут использовать технологии.

Поэтому развитие цифровой экономики неразрывно связано с развитием экономики знаний. Некоторые эксперты даже отождествляют эти понятия. В основе экономики знаний лежит нематериальное производство, а драйверами роста являются знания и люди, обладающие этими знаниями. Поэтому если мы хотим посмотреть на примеры стран, нам следует обратить свое внимание на высокоразвитые страны. Европейский союз уделяет большое внимание развитию цифровой экономики, их мнение – будущий уровень экономического роста континента зависит от эффективности использования предприятиями цифровых технологий. Европейская комиссия отмечает, что компании, не подключившиеся к цифровым каналам, будут исключены из мирового рынка. В DESI 2015 (Индекс цифровой экономики и общества) Европейский союз в целом получил 0,47 балла – улучшение по сравнению с 2014 г. (0,45 баллов). Регион получил самые высокие оценки в категориях связи и человеческого капитала, но ему необходимо развивать цифровые общественные услуги и интегрировать цифровые технологии в предпринимательскую деятельность.

4. Все отрасли одинаково могут использовать возможности цифровых преобразований. Но самая большая инертность – у производственных предприятий. Статистики по РФ нет, отчет ЕС говорит о том, что огромный потенциал цифровой экономики все еще не используется европейцами. Так, согласно утверждению Европейской комиссии, 41% предприятий в настоящее время вообще не используют цифровые технологии и только 2% в полной мере реализуют их преимущества. По опыту Люксофт могу сказать, что наиболее активными в плане развития инноваций являются наши клиенты их финансового сектора, автомобильной промышленности и энергетики.

5. Я бы не стал разделять компании на «аналоговые» и «цифровые» – в наше время уже стерты границы и все коммерческие компании можно назвать цифровыми. Ведь каждый человек использует доступ в Интернет, мобильную связь. Я не знаю компаний, которые бы осуществляли взаиморасчеты с партнерами без использования интернет-банкинга. Другой вопрос в том, на сколько сильно эти компании являются «цифровыми» и используют ли они все доступные возможности, чтобы бизнес зарабатывал больше, а издержек становилось меньше.

6. Компаниям не нужно «перестраиваться». Цифровой мир не спрашивает готов ли ты к изменениям – мир меняется глобально. Продукты цифровой экономики становятся катализаторами позитивных изменений во всех без исключения сферах. А для России они, возможно, единственный способ выйти из воронки сырьевой экономики. Поэтому компаниям необходимо внедрять технологии и следить за трендами, чтоб оставаться актуальными.

 

Максим БолышевМаксим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab

«Цифровая экономика невозможна без участия государства. Коммерческие компании, понимая выгоду, сами запускают процессы собственной цифровизации, а вот с государственными ведомствами дело обстоит несколько сложнее, так как здесь необходима инициатива государства, изменение законодательства, и на решение таких вопросов может потребоваться не один год»

1. C моей точки зрения цифровая экономика – это модель взаимодействия всех участников экономических процессов, основанная на использовании современных электронных каналов связи и способов учета и хранения информации, с использованием электронного документооборота.

2. Цифровая экономика – это эволюционное развитие традиционной, основанное на использовании современных электронных средств и предполагающее отказ от аналогового взаимодействия и аналоговых носителей информации. Цифровая экономика предполагает обмен данными между участниками процессов в режиме онлайн. Ее преимущества по сравнению с традиционной: она упрощает и ускоряет взаимодействие сторон, делая управление экономическими процессами более простым и прозрачным; масштабируется до международных масштабов; легко интегрируется в существующие процессы, протекающие в государстве.

3. Цифровая экономика недееспособна без цифровизации одновременно общества, бизнеса и правительства, поэтому ее развитие заключается в ускорении процессов проникновения цифровых отношений на все уровни взаимодействия ее участников – от государственных до личных. Неотъемлемой частью цифровой экономики, на мой взгляд, являются электронные каналы обмена информацией (в нашем случае это интернет) и их доступность, наличие законодательной базы и готовность государства участвовать в электронном взаимодействии.

4. Цифровой трансформации легче поддаются связанные с информационными технологиями отрасли, в которых взаимодействие участников трудноосуществимо без использования электронных каналов связи. В качестве примеров можно привести телекоммуникации, банковскую сферу, разработку программного обеспечения.

5. Среди отличительных признаков цифровой компании я могу назвать следующие:

  • высокий уровень автоматизации;
  • электронный внутренний документооборот;
  • системы бухгалтерского и управленческого учета;
  • электронные хранилища данных;
  • использование CRM;
  • наличие корпоративных социальных сетей.

Да, свою компанию я могу отнести к цифровым.

6. Прежде чем перестраиваться на цифровые технологии, компания должна провести анализ своих бизнес-процессов на уровень их диджитализации. Необходимо понять, какие процессы нуждаются в переводе на электронный формат, определиться с затратами на эти изменения и сформулировать преимущества, которые даст цифровизация. Когда решение о переходе будет принято, то можно приступать к обновлениям.

Проведение всех работ желательно разделить на этапы, так как делать все и сразу – крайне сложно, долго и может оказаться неэффетивно. Поэтапное обновление позволит в сжатые сроки получить эффект от нововведений, что в определенной степени повлияет на команду, работающую над проектом, и позволит руководству весь процесс сделать управляемым.

Это позволит, во–первых, снизить риски приостановки функционирования какой-либо деятельности на длительное время, если что-то пойдет не так, а с другой стороны, позволит обкатать процедуру перехода на электронные технологии перед началом перестройки других бизнес-процессов.

7. Каких-либо специфичных знаний, на мой взгляд, тут не требуется. Конечно, необходимо иметь широкие представления о возможностях цифровизации – современных технологичных цифровых средствах, понимать целесообразность использования этих возможностей и иметь желание активно применять их в своей деятельности.

8. По-моему мнению, цифровая экономика невозможна без участия государства. Коммерческие компании, понимая выгоду, сами запускают процессы собственной цифровизации, а вот с государственными ведомствами дело обстоит несколько сложнее, так как здесь необходима инициатива государства, изменение законодательства, и на решение таких вопросов может потребоваться не один год. В качестве примера приведу Государственные информационные системы: о государственных муниципальных платежах (ГИС ГМП) и жилищно-коммунального хозяйства (ГИС ЖКХ). Запуск этим систем был объявлен достаточно давно, и их конечная цель – перевести участников процессов (ГИБДД, банки, организации ЖКХ, госведомства, физические лица – плательщики услуг и бюджетных начислений) на электронный вид взаимодействия. Однако эти процессы идут не так быстро, как хотелось бы, и исправить ситуацию может только государство, имеющее достаточно рычагов воздействия (законы, акты, распоряжения, льготы или штрафные санкции.

 

Юрий БражниковЮрий Бражников, генеральный директор компании 5nine Software по России и СНГ

«Нужно развивать цифровизацию взаимодействия с государственными органами, инвестировать в комплексные программы цифровой трансформации важнейших отраслей экономики и государственных предприятий»

1. Цифровая экономика подразумевает максимальную автоматизацию бизнес- процессов внутри предприятия и во взаимоотношениях с контрагентами и гос. органами за счет использования современных информационных технологий

2. У нее ниже затраты и время реакции на рыночные изменения, выше гибкость и адаптивность

3. Нужно развивать цифровизацию взаимодействия с государственными органами, инвестировать в комплексные программы цифровой трансформации важнейших отраслей экономики и государственных предприятий. Это по цепочке вовлечет в процесс развития цифрового взаимодействия контрагентов и пользователей

4. Торговля, сервисы, медиа.

5. Современными бизнес-процессами, уровнем развития ИТ и квалификацией персонала. Да, 5nine Software-современная компания, ведущая цифровую трансформацию

6. Пересматривать бизнес-процессы в сторону упрощения, прозрачности, интерактивности, внедрять ИТ, обучать персонал.

7. Свои профессиональные с умением использования современных ИТ систем на уровне продвинутого пользователя

8. Коррупция и частично косность мышления

 

Анатолий ГнеушевАнатолий Гнеушев, Директор проектного офиса по данным РСи (RC Group, RCG)

«Высокотехнологичный бизнес требуется огромных вложений при долгих сроках окупаемости и больших рисках. При кажущейся успешности ИТ- индустрии, если проекты ориентированы на внутренний рынок и ведут к трансформации предприятий и отраслей, то они невозможны без поддержки со стороны государства»

1. Цифровая экономика – основанная на информационных технологиях совокупность бизнес-моделей, менеджмента и способов производства.

2. Цифровая экономика опирается на то, что информация и технологии доступны всегда и везде за счет мобильности и облаков, это приводит к новым форматам взаимодействия, решения легко масштабируются. Аналитика становится интеллектуальной, точечной. Трансформации подвергнутся взаимодействия спроса и предложения. Все станет боле быстрым и персонифицированным.

3. Изменения должны происходить как на уровне государства, так и на уровне отдельных отраслей и компаний. Должны расти инвестиции (и государственные, и частные) в такие перспективные направления, как «интернет вещей», большие данные.

Высокотехнологичный бизнес требуется огромных вложений при долгих сроках окупаемости и больших рисках. При кажущейся успешности ИТ- индустрии, по факту, если проекты ориентированы на внутренний рынок и ведут к трансформации предприятий и отраслей, в чем собственно и состоит смыл инновационных проектов, то они невозможны без поддержки со стороны государства. Например, проекты по систематизации основных данных на основе международных стандартов, адоптированных к российской реальности, оцениваются в зависимости от масштаба предприятия и размера проблемы с историческими данными, в десятки-сотни миллионов рублей. Если говорить об отрасли в целом, речь уже идет о миллиардах. А без наведения порядка в данных бессмысленно говорить об эффективных закупках, о промышленном интернете вещей и о цифровизации экономики.

Государство понимает, что потенциал для перехода к новой экономической реальности заложен именно в технологиях.

Доля инновационных продуктов медленно, но растет. Мы это видим по нашим клиентам. Появился запрос рынка на новейшие технологии управления данными. Это сложные продукты, ориентирующиеся на разработку технологического интеллекта. Алгоритмы, заложенные в новые продукты, позволяют автоматически обрабатывать большие объемы данных, синхронизировать потоки информации и точечно распределять данные в рамках всего бизнеса. Взаимодействие бизнеса и науки вносит значительный вклад в рост количества инновационных продуктов.

4. Трансформация экономики опирается на цифровые, квантовые, робототехнику, нейротехнологии и так далее, применимые во всех отраслях. Эти технологии дают масштабные, межотраслевые эффекты. Сегодня проекты проходят стадию перехода на M2M-технологии. Большинство пока в рамках одного предприятия, холдинга. Индустриальный интернет вещей – это следующая стадия.

5. В существующей модели экономики все строится на идее повышения эффективности производства и бизнес-процессов за счет автоматизации, без изменения самих процессов. ИТ обслуживает требования бизнеса, обеспечивая автоматизацию, того что, по своей сути, может существовать и без ИТ.

В цифровой компании изменения бизнес-процессов происходят в реальном времени с помощью информационной системы предприятия. Ядром организации, ее цифровым активом является контент, возможность работать с ним и использовать во всех бизнес-процессах. Мы занимаемся именно качеством данных, то есть созданием фундамента для старта цифровизации в компаниях. РСи в своей деятельности изначально опирается на технологии и новые коммуникационные подходы. Все сотрудники не только владеют технологиями на прикладном уровне, но и мыслят категориями потенциала тех или иных инноваций. Думаю, что нас можно назвать цифровой компанией.

6. Начинать нужно с самого верха. У руководства должно появиться понимание логики и ограничений тех или иных технологий. Решения должны базироваться на возможностях и ресурсах IT. Далее встраиваются процессы. В идеале не только давно знакомые, но и должны появляться новые, исходя из возможностей новых технологий.

7. Трансформация методов управления компанией – это большой вызов и для руководителей и для сотрудников. Полная перестройка менеджмента, бизнес-процессов потребует пересмотра отношения к работе с имеющимися у компаний данными. Данные станут источником роста.

8. Цифровой бизнес ни через 3 , ни через 5 лет в России не станет ведущим и привычным. Цифровизация компаний невозможна, пока на предприятиях пользуются недостоверными, непригодными для анализа данными. Практика использования хаотичных, несистематизированных данных приводит к тому, что стоимость производства в России выше, чем в других странах. Начинать нужно с исторических данных, этот этап перепрыгнуть не получится.

 

Дмитрий ГореловДмитрий Горелов, коммерческий директор компании «Актив»

«Мы очень сильно привязаны к бумажным документам. Будь то трудовая книжка, договоры, больничные листы. Очень много еще завязано на ручную подпись и печать. Людям психологически сложно отказаться от этих основ»

1. Мне ближе определение цифровой экономики, предложенное Всемирным банком. Это система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий.

В моем понимании цифровая экономика в нашей стране возможна только после четвертой промышленной революции. Это новый этап в развитии общества с повсеместным использованием таких технологий, как искусственный интеллект, интернет вещей, машинное обучение и др. Для свершения новой промышленной революции государству и бизнесу необходимо сместить приоритеты в сторону цифровых технологий, перестройки бизнес-моделей и адаптации рынка труда к новым условиям. На сегодня в России начинает приживаться именно понятие «электронная экономика». Пока все, что в нашей стране виртуализовано, обозначается термином «электронный»: электронное правительство, электронная подпись и т.п. Это ни хорошо, ни плохо, потому что новые понятия остаются размытыми в силу постоянно меняющейся природы новых явлений.

Как специалист в области информационной безопасности я понимаю, что для общества в целом цифровые решения принесут новые риски. Поэтому нашей стране необходимы инициативы по продвижению цифровой грамотности, а также оптимизация практик кибербезопасности, защиты данных и электронной подписи.

2. Цифровая экономика – это экономика нового технологического поколения с использованием огромного количества данных, генерируемых в самых разнообразных информационных системах. Суть цифровой экономики в обработке этого массива данных и извлечении полезной информации из них.

3. Чтобы развивать цифровую экономику, нужно на государственном уровне определить план действий, в фокусе которого должны находиться преобразования, касающиеся граждан, бизнеса и государства. У России есть база для развития цифровой экономики. К примеру, один из самых высоких в мире показателей проникновения мобильных технологий (153 абонента мобильной связи на 100 человек). Средняя скорость подключения к интернету в России в два раза выше среднего мирового значения. Более 57% семей имеют широкополосный доступ в интернет.

От чего зависит динамика цифровизации в той или иной стране? По мнению, эксперта Gartner Андреа Ди Майо, недавно посетившего Россию, наибольших успехов в построении умной экономики добиваются те мировые державы, которые в силу тех или иных причин оказались перед лицом кризиса и хватаются за данные как за последнюю соломинку.

Во многих странах уже разработаны программы по развитию цифровой экономики (США, Германия, Япония, страны Евросоюза). В США применяются технологии Big Data для контроля за людьми, выпущенными по УДО из мест заключения. Для этих целей используются системы сбора данных, их анализа и построения на этой основе прогнозов относительно вероятного времени и места противоправных действий. Большое количество преступлений удается предотвратить, а людей при этом задействовано гораздо меньше.

Эффективно работают «на цифровой основе» налоговые органы скандинавских стран – Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии. Здесь по части налогообложения «умным» алгоритмам известно все: доходы граждан, их каждодневные траты, вложения, состав имущества. В результате львиную долю того, что прежде делали люди, делают роботы. Никакой бумажной работы у налоговиков – и никаких деклараций у граждан. Налоги рассчитываются и списываются автоматически, а граждане лишь получают уведомления для проверки расчетов.

4. В ходе цифровой трансформации надо определиться с приоритетами и понять, какие отрасли станут основополагающими. В России сейчас генерируют основную себестоимость и производственную составляющую ТЭК, нефтегазовый сектор, ВПК и т.п. На мой взгляд, мы, Китай и даже США, не сможем себе сразу позволить исключительно цифровую экономику. Так как просто невозможно при таком количестве населения заниматься только рынком услуг, например, IT-сегментом. От поддержки базовой промышленности мы не сможем сразу отказаться. Без сомнения, что нам нужна программа не просто автоматизации и оцифровки, но и повышения конкурентоспособности непосредственно в производстве, обновление его потенциала. Также необходимо понимать, ресурсы не вечны. К примеру, технологическое освоение Big Data интенсивно идет в Дубае, где заканчиваются запасы нефти и очень скоро экономике просто не на чем будет держаться. Нам нужно использовать подобный опыт!

5. В 2016 году Министерство торговли США опубликовало документ, в котором предложило определение для «компаний цифровой экономики». Компании цифровой экономики используют такие технологии, как мобильные приложения, чтобы свести участников p2p-транзакций; полагаются на рейтинговую систему оценок пользователей для контроля качества услуг; предлагают поставщикам услуг гибкость в определении своего рабочего времени; полагаются на использование поставщиками услуг их собственных инструментов и активов. Министерство торговли США идентифицировало более 100 организаций, которые могут соответствовать этому определению. В список попали всем известные Airbnb, Uber и другие.

6. Цифровая экономика порождает новые бизнес-модели. Поэтому компаниям нужно понимать, как использовать эти бизнес-модели и как извлекать пользу из цифровых технологий. Новые технологии потребуют радикальных изменений в компаниях. И эти изменения, в первую очередь, коснутся конкретных людей. Поэтому уже сегодня надо готовить сотрудников к грядущим переменам.

7. При переходе на цифровую экономику специалистам надо развивать digital-компетенции.

8. Мы очень сильно привязаны к бумажным документам. Будь то трудовая книжка, договоры, больничные листы. Очень много еще завязано на ручную подпись и печать. Людям психологически сложно отказаться от этих основ. Нужно подходить к проблеме итерационно, что, собственно, сейчас и происходит. Сначала нужно убирать простые бумаги, например, перейти на электронные больничные листы, потом – на электронную трудовую книжку и дальше уже пойдет проще. На мой взгляд, чтобы все заработало, потребуется не менее 10 лет на перестройку.

 

Евгений ГороховЕвгений Горохов, исполнительный директор Stack Group

«Конечно, еще ни одна страна в мире не достигла полной цифровизации экономики, но впереди всех – Япония, Сингапур, США»

1. На мой взгляд, цифровая экономика – это хозяйственная деятельность государства, функционирование которой обеспечивается автоматизированными процессами управления, то есть автоматизация должна быть обеспечена на всех уровнях: от производства до потребления. Цифровая экономика на сегодняшний день представляется скорее моделью далекого будущего, однако уже сейчас мы видим, как отельные отрасли переживают этап цифровой трансформации. Конечно, надо понимать, что бизнес быстрее достигнет максимальной цифровизации операционных процессов, чем государственные учреждения и госкорпорации.

2. Прежде всего, цифровая экономика более эффективна, чем традиционная, с точки зрения производительности труда и возможных издержек на единицу производства. Так, если упростить, то можно вспомнить первый конвейер, который заменил сразу несколько специалистов, задействованных в цепочке производства, при этом скорость производства возросла, а себестоимость снизилась. Сегодня эффективность конвейера ни у кого не вызывает вопросов, точно также в ближайшие годы всё больше процессов перейдет в интернет и в облака, и целые отрасли будут функционировать в цифровом формате.

3. Надо обратиться, прежде всего, к опыту коммерческих компаний из абсолютно разных отраслей, посмотреть, какие инструменты и для каких целей они используют, в том числе удаленные рабочие столы, виртуальные операторы, виртуальную ИТ-инфраструктуру, IoT, Big Data, нейронные сети, искусственный интеллект, робототехнику и т.д. Конечно, еще ни одна страна в мире не достигла полной цифровизации экономики, но впереди всех – Япония, Сингапур, США.

4. Есть отрасли более подверженные цифровой трансформации и менее: к первой группе относится сфера услуг, где нет материального продукта, то есть это банковская и финансовая сектора, страхование и e-commerce, рекламные услуги, медиа-бизнес и т.д.

5. В цифровой компании все бизнес-процессы, которые возможно, автоматизированы, при этом платформа для автоматизации даже бизнес-критичных процессов размещена в виртализированной среде. Stack Group всю свою ИТ-инфраструктуру размещает в нашем облаке корпоративного класса – M1Cloud, часть штата использует VDI для работы удаленно, большая часть процессов уже автоматизирована, и некоторые находятся на этапе подготовки к автоматизации.

6. Для более эффективного перехода на новые технологии, в том числе при переносе информационных систем в облако, следует обратиться к профессиональному сервис-провайдеру, который сможет осуществить трансформацию без остановки бизнес-процессов.

7. При высококачественной технической поддержке от сервис-провайдера никаких особенных компетенций от сотрудников компании не потребуется.

8. Особых барьеров в России нет, процесс уже начался несколько лет назад. Сегодня государство создает законодательную и инвестиционную базу для ускорения этого процесса.

 

Сергей КурьяновСергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу компании «ДоксВижн»

«Положительным примером может быть опыт развитых стран, но еще поучительнее опыт Китая, пользующегося переломным моментом для того, чтобы догнать и перегнать лидеров одним «цифровым скачком». Возможно, у Китая получится стать новым лидером. Это тот случай, когда китайский менталитет и китайская модель государства могут сработать уникально»

1. Цифровая экономика в наиболее широком смысле означает просто использование информационных технологий в производстве, управлении, коммуникациях и развлечениях. С этой точки зрения, автоматизация – цифровая экономика. Выходит, ничего нового в «цифровизации» нет. На самом деле, сейчас происходит кардинальный перелом, количество превращается в качество. Цифровая трансформация – это не просто автоматизация, а создание новых бизнес-моделей, новых рынков и новых потребителей, с опорой на возможности цифровой экономики.

Простой пример – автоматизация диспетчерского управления таксопарком – это автоматизация, а не «цифровизация», а вот Uber, который по существу предоставляет ту же услугу, не являясь вообще таксопарком и не владея ни единой машиной, при этом делает это дешевле, удобнее и безопаснее – это цифровая экономика. Компьютер на столе операциониста в банке – это автоматизация, а вот способ выдачи кредитной карты и кредита онлайн, без визита в банк, 24 часа 7 дней в неделю, принятие решения о кредите, исходя из анализа действий пользователя в сети – это уже цифровая экономика. Так что правильное определение цифровой экономики – это экономика новых бизнес-моделей и новых рынков, обеспечивающая недостижимое для экстенсивной автоматизации конкурентное предложение.

2. Она не лучше, это просто новая экономика, которая очень быстро станет традиционной, новая технологическая революция, такая же, как уже прошедшие – пар, электричество, конвейер. Теперь видно, что сама по себе автоматизация традиционных процессов технологической революцией не являлась. И даже интернет не стал ей. Вот теперь, на базе автоматизации и интернета происходят фундаментальные перемены. Лучше будет для всех. Для потребителей – дешевле, быстрее и с подгонкой по фигуре, для бизнеса – быстрее оборот капитала, ниже себестоимость, больше возможностей для развития, масштабирования и конкуренции, для государства – более прозрачная экономика, больше возможностей экономического мониторинга, легче и быстрее проводимые настройки и реформы.

3. Ее не надо развивать, она сама развивается. Не надо мешать. Если снимать различные барьеры, развитие пойдет быстрее. По поводу опыта разных стран – конечно, положительным примером может быть опыт развитых стран, но еще поучительнее опыт Китая, пользующегося переломным моментом для того, чтобы догнать и перегнать лидеров одним «цифровым скачком». Возможно, у Китая получится стать новым лидером. Это тот случай, когда китайский менталитет и китайская модель государства могут сработать уникально.

Цифровизация и глобализация – неразрывны. Чем меньше границ в различном смысле, тем быстрее будет развиваться цифровая экономика и выиграют те страны, которые откроются друг другу, образуя единое экономическое пространство. Сейчас в мировой политике наступает кризис глобализации, но это временное явление, ее просто слишком подгоняли.

4. Чем меньше в отрасли сырых материалов и чем больше информации – тем легче цифровая трансформация.

5. Цифровая компания отличается от других использованием новых бизнес-моделей. В частности, в нашей отрасли – разработке программного обеспечения – новой цифровой моделью является облако, в формате SaaS или PaaS. Сказать, что мы сегодня цифровая компания – нельзя. Мы не можем бежать быстрее рынка. Хотя одними из первых разработчиков бизнес-приложений начали рыночные опыты по SaaS. Первый наш облачный продукт – Docloud мы представили рынку в 2012 году. Были и другие попытки, в том числе недавно. В целом, эти рыночные тестирования показали, что пока существенного спроса на это в области СЭД на российском рынке нет.

Тем не менее, мы перестраиваем свою бизнес-модель, двигаясь в сторону представления продукта в формате услуги, упрощаем прайс-лист, сдвигая его постепенно в сторону продажи подписок по нескольким тарифам, готовимся и технологически. В частности, в ближайшее время планируем выпустить новую cloud ready версию, предназначенную для корпоративных частных облаков, но поддерживающую мультитенантность – возможность развертывания нескольких самоуправляемых решений на одном сервере. Технологически это мало чем отличается от PaaS модели в публичном облаке.

6. Для начала надо пройти предыдущий этап – автоматизацию. Если у вас нет ни электронной почты, ни сайта, ни страницы в соцсетях – надо озаботиться базой, а потом думать о надстройке. Выбирая направление собственной цифровизации, следует прежде всего изучить опыт предприятий своей отрасли на развитых рынках. Ничего зазорного в этом нет. Абсолютно новых бизнесов вроде Uber будут единицы, а перейдут в цифровую экономику все, причем одинаковыми способами. Но тут главное не пропустить момент, лучше всего перейти в первых 20%, и совершенно обязательно не остаться в последних 20%. Кто там останется – останется в прошлом.

7. Для начала надо быть специалистом. Далее необходимы компетенции пользователя всех современных технологий, свободное владение информационным пространством. Вхождение в него плотью и кровью. Мало уметь пользоваться Яндексом, надо делать это всегда самым первым движением, надо жить в социальных сетях, изучать предмет «вглубь» на форумах, иметь на своем смартфоне не меньше 3 мессенджеров вроде WhatsApp, и проч.

И обязательно надо воспитывать в себе самостоятельность, инициативность, изобретательность и организованность. Управление в цифровых предприятиях организовано в виде полуавтономных рабочих групп, которые должны сами заботиться об изменении своих процессов, изобретать новые методы достижения стоящих перед ними целей. Цифровой мир – мир талантов и тружеников.

8. Наверное, самое опасное – выпасть из мирового тренда. Объективно получается так, что Россия отодвигается в сторону от мейнстримной глобализации. Правительство пытается компенсировать это «альтернативной глобализацией», пример – ЕВРАЗЭС, Таможенный союз, но это все равно более медленный поезд, чем ЕЭС, TAP (трансатлантическое партнерство) и другие объединения. Они, правда, и сами притормаживают. Но, как говорил Кролик, «в этом мире, чтобы оставаться на месте, надо бежать изо всех сил!»

 

Константин КутуковКонстантин Кутуков, директор по маркетингу группы «Астерос»

«Важно понимать, что в основе цифрового суверенитета государства лежит развитие технологий и инноваций. В этом плане наша страна пока в роли догоняющей, однако разрыв с Западом постепенно сокращается»

1. По моему мнению, цифровая экономика характеризуется активным использованием информационно-коммуникационных технологий в целях осуществления различных видов взаимодействий, в том числе юридически-значимых, между всеми участниками экономических процессов. Именно ИКТ, которые за последние двадцать лет сделали большой скачок вперед, помогают обществу, бизнесу и целым государствам постоянно совершенствоваться: оптимизировать издержки, создавать новые продукты и услуги, повышать качество жизни и т.д. Главными драйверами для цифровой экономики стали развитие интернета и электронной коммерции, которые открыли новые пути обмена информацией, продажи товаров и оказания услуг.

2. Считаю, что такое сравнение не совсем уместно. Цифровая экономика – это следующая стадия эволюционного развития экономической и производственной модели общества. От «реальной» экономики нельзя отказаться – кто-то должен производить продукты питания, строить дома, заниматься перевозками и логистикой, оказывать медицинские услуги. Однако за счет активного развития интернет-технологий, роста вычислительной мощности процессоров, повсеместного распространения мобильных устройств и глубокой интеграции в жизнь социальных сетей – мы имеем ко всему этому гораздо более быстрый и комфортный доступ. Поставщики услуг, в свою очередь, могут аккумулировать и анализировать большие объемы данных, которые позволяют им повышать качество продукции, сокращать сроки ее разработки и вывода на рынок, избавляться от ненужных звеньев в цепочках поставок, а также лучше понимать своих потребителей. Если речь идет о государстве – то своих граждан.

3. В основе развития цифровой экономики лежит, безусловно, комплекс мер, который должен быть предпринят как государством, так и бизнесом, а также самими гражданами. Прежде всего, нужно минимизировать излишние бюрократические и административные барьеры, перестроить законодательство под новые модели взаимодействия, стимулировать компании и население к переходу в цифровую плоскость, а также устранить цифровое неравенство в регионах. В качестве примеров стран с высокой долей цифровизации экономики можно привести Сингапур, Гонконг, Великобританию, США, Эстонию.

Важно понимать, что в основе цифрового суверенитета государства лежит развитие технологий и инноваций. В этом плане наша страна пока в роли догоняющей, однако разрыв с Западом постепенно сокращается. Думаю, что реализация «Стратегии научно-технологического развития до 2020 года» должна будет способствовать сокращению этого лага. Имеющийся у России интеллектуальный и информационный потенциал способствуют созданию в стране нового цифрового общества.

4. В первую очередь, это отрасли, где технологии уже давно стали основой бизнеса. Речь идет о телекоме, финансовой сфере, онлайн и оффлайн ритейле, секторе услуг. Трансформация для них – это постоянное совершенствование, которое заключается в поиске дополнительных ниш и возможностей коммерциализации за счет использования новых подходов и технологий в разработке и предоставлении услуг. Достаточно привести в пример мобильный банкинг, агрегаторы такси, онлайн-кинотеатры и т.д. Большие преобразования сегодня происходят и в некоммерческой сфере: мы видим, как меняется модель оказания госуслуг, набирает обороты Медицина 2.0, совершенствуются системы ЖКХ и т.д. Этому во многом способствует распространение технологий обработки больших объемов данных, развитие инфраструктуры Интернета вещей, использование систем искусственного интеллекта и робототехники, применение блокчейна. Все эти технологии и сервисы нацелены на максимальное сближение потребителя и поставщика услуги или продукта.

5. Цифровая компания знает, как применять новые технологии для повышения эффективности бизнеса, как извлекать ценность из своих цифровых активов в виде данных, и как их защищать от внешних и внутренних угроз. «Астерос», безусловно, движется по этому пути: мы не можем внедрять новые ИТ-решения в бизнес наших клиентов, не используя их на собственной практике. Цифровые инструменты управления дают нам возможность глубже понимать происходящие процессы. Мы активно используем широкий пласт управленческих и аналитических систем (ERP, СRM, BI) для консолидации и анализа данных и оперативного принятия управленческих решений. Например, в производстве, где приоритетными для нас стали комплексные проекты на стыке инженерных систем, ИТ и безопасности, уже невозможно обойтись без использования BIM-технологий. Это не только требования заказчиков, но и возможность минимизации рисков в рамках проектов для нас.

6. Главное для компании – это стремление к постоянному развитию, готовность изменяться, ставить цели и идти к ним. Другой важный момент заключается в понимании того, что действительно может помочь бизнесу в текущий момент. Трансформация должна быть разумной: внедрение новых технологий ради самих технологий не даст эффекта. Цифровые сервисы должны сокращать издержки, а не плодить новые. И третье, должны быть предусмотрены механизмы внедрения изменений в компании, которые будут обеспечивать не только интеграцию самих технологий, но и «прививание» сотрудникам понимания и ценности их собственных решений. Таким образом каждый человек превращается в «проводника» и активного пользователя инноваций, а не в очередную преграду трансформации.

7. Помимо понимания экономического и социального эффекта от технологий для бизнеса и общества, необходимо развивать навыки адаптивности и обучаемости. Например, каждый руководитель, отвечающий за функциональное направление в компании, должен иметь представление о том, какие сервисы и технологии могут помочь ему в решении каждодневных задач, могут ли они быть интегрированы в общие информационные и бизнес-процессы компании.

8. Цифровая экономика, в первую очередь, ориентирована на повышение эффективности и конкурентоспособности. Те области деятельности, в которых эта потребность минимальна, будут, безусловно, позже всех адаптироваться к новым условиям. Существенным ограничением является технологическое отставание многих отраслей, которое, в свою очередь, вызвано недостатком финансовых ресурсов как на уровне предприятий, так и регионов. С другой стороны, именно переход в новой модели экономики может вдохнуть во многие отрасли и предприятия новую жизнь. Государство проделывает огромную работу для обеспечения цифрового суверенитета: мы развиваем технологии и образование, поддерживаем локальные инновационные компании и т.д. В том числе, идет работа над созданием «дорожной карты» для развития цифровой экономики в России. Как бизнес, так и граждане должны поддерживать эти процессы, даже если пока что-то идет не так гладко, как хотелось бы. Как мы знаем, не ошибается только тот, кто ничего не делает.

 

Дмитрий ЛеванковДмитрий Леванков, директор по развитию бизнеса dodidone

«Успех развития цифровой экономики зависит от того, насколько слаженно и государственный, и корпоративный сектор будут двигаться в сторону цифрового будущего»

1. Цифровая экономика – это экономика, основой которой служат цифровые информационно-коммуникационные технологии.

В настоящий момент нет единого определения понятия «цифровая экономика». По мнению аналитиков Gartner, цифровая экономика – это создание, потребление и управление ценностью, связанной с цифровыми продуктами, услугами и активами в организациях.

Аналитики Boston Consulting Group считают, что цифровая экономика – это использование возможностей онлайн и инновационных цифровых технологий всеми участниками экономической системы – от отдельных людей до крупных компаний и государств.

«Рынки на основе цифровых технологий, которые облегчают торговлю товарами и услугами с помощью электронной коммерции», – такое определение дает ОЭСР.

Нам ближе определение, данное Всемирным банком, который считает, что «цифровая экономика – это новая парадигма ускоренного экономического развития».

2. Цифровая экономика – новый этап экономического развития общества. С развитием технологий происходит смена и экономических парадигм. Изначально для традиционной экономики были характерны ручной труд и примитивные малопроизводительные технологии, поэтому даже торговля носила не постоянный характер. Сейчас же трудно вообразить дальнейший научно-технических прогресс без применения современных технологий и электронной коммерции.

Цифровая экономика лишь отражает те тенденции, которые мы наблюдаем сегодня: ИТ-компании обгоняют сырьевые по показателю рыночной капитализации. Мы видим, что интернет-аудитория растет, что самые дорогие компании и бренды относятся к сфере ИТ, а доля интернет-экономики растет год от года в ВВП развитых стран.

Переход к цифровой экономике предусматривает комплексные изменения, как на уровне государства, так и на уровне компаний. Поэтому цифровая трансформация бизнеса неизбежна.

В исследовании Global Center for Digital Business Transformation отмечается, что «в ближайшие 5 лет цифровая революция вытеснит с рынка 40% компаний, которые сейчас занимают лидирующее положение в отрасли, если они не подвергнутся цифровой трансформации». Ведь интернет, мобильные технологии и вычислительные возможности развиваются очень быстрыми темпами.

3. Можно обратиться к опыту Великобритании, которая стремится стать мировым лидером в области цифровой экономики. В 2010 году там был принят закон «О цифровой экономике». Позднее была разработана и принята «Стратегия цифровой экономики», направленная на помощь государству и бизнесу в проведении цифровой трансформации. На уровне государства строится цифровая инфраструктура мирового класса, а также создаются условия для развития цифрового бизнеса. Кроме финансовой поддержки, оказываются консультационные услуги, которые помогают компаниям внедрять инновации и вести бизнес новым способом – с помощью цифровых технологий. Стратегия подразумевает создание пяти международных технологических центров на развивающихся рынках, чтобы поддерживать британские компании по всему миру. По данным консалтинговой компании Accenture, развитие цифровой экономики принесет британской экономике дополнительные 654 миллиарда фунтов стерлингов к 2035 году.

4. Аналитики Gartner считают, что к 2025 году цифровая трансформация затронет все индустрии. Традиционно легче поддаются цифровой трансформации компании, которые работают в B2C-сегменте. Клиенты хотят взаимодействовать с бизнесом любым удобным способом: общаться в чатах, оплачивать покупки с помощью Apple Pay или Samsung Pay. Поэтому розничные компании быстрее реагируют на изменения, стремясь быть полезными клиенту. Традиционные оффлайновые компании идут в онлайн, а онлайн-магазины открывают шоу-румы. Сейчас любая компания может развить цифровое направление бизнеса. Например, сеть кофеен Starbucks создала собственную систему мобильных платежей, не являясь финансовой компанией.

5. Цифровые компании используют современные информационные технологии в качестве конкурентного преимущества и ориентируются на долгосрочный рост. Традиционная компания проходит путь цифровой трансформации бизнеса и предлагает рынку уже новый «цифровой продукт».

В нашей компании мы не только сами используем современные информационные решения, но и предлагаем их рынку по модели SaaS. Ведь развитие облачных технологий позволяет минимизировать затраты, связанные с цифровой трансформацией бизнеса, в частности на построение и развитие инфраструктуры. Поэтому малому и среднему бизнесу с помощью сервисов dodidone сейчас доступны электронная коммерция и облачная телефония и мессенджер, создание корпоративной электронной почты, надежное хранение данных и развертывание виртуальной рабочей среды. Все то, что ранее было прерогативой крупного бизнеса, требовало значительных инвестиций стало доступно для бизнеса любого масштаба.

6. Для цифровой компании характерно использование онлайн коммуникаций, облачных технологий и электронной коммерции. Успешные и перспективные компании ориентируются на эти тренды и строят бизнес в соответствии с ними. Сегодня куда важнее способность компании пересмотреть свою бизнес-модель, готовность быстро принимать решения и обучаться новому. Это иной подход к мышлению и разработке стратегии.

Компании должны оценивать инвестиции в цифровую трансформацию бизнеса с точки зрения повышения уровня клиентского обслуживания. Главной ценностью бизнеса становится прибыль, которую он получает от одного клиента на протяжении всего цикла взаимодействия. Сегодня важно уметь отслеживать путь пользователя, вовлекать его и подстраиваться под изменяющиеся потребности. Эти процессы невозможны без автоматизации и анализа большого объема информации, которые позволяют общаться с клиентом, предлагать ему персональные предложения на основе его предпочтений. Главный секрет успеха – фокус на клиенте и его потребностях.

7. Цифровые технологии сокращают время коммуникаций и ускоряют все бизнес-процессы, поэтому особое внимание уделяется развитию человеческого капитала. Для специалиста необходимо обладать компетенциями в области новых технологий, обладать экспертизой в своей сфере, быстро обучаться и внедрять новые решения. Не менее важным станет и навык удаленной работы. Все большее число компаний успешно работает с удаленными командами, и эта тенденция только усилится.

8. Путь цифровой трансформации требует усилий и от государства, и от бизнеса. Это не просто автоматизация, а изменения в бизнес-модели и стратегии. Поэтому сейчас важно развивать электронные сервисы в государственном секторе, внедрять цифровые технологии на уровне отдельно взятой компании. Развивать направления Интернет вещей и Big Data, поддерживать ИТ-решения с высоким экспортным потенциалом. Важно не только выработать стратегию, но расставить приоритеты и контролировать контрольные показатели. Успех развития цифровой экономики зависит от того, насколько слаженно и государственный, и корпоративный сектор будут двигаться в сторону цифрового будущего.

 

Владимир МалыгинВладимир Малыгин, директор по маркетинговой стратегии Huawei в России

«Главное, что необходимо – активные пользователи, апологеты и проповедники информационной культуры труда и быта, желающие быть эффективными, не мыслящие себя вне «цифрового» мира. Без них технологии останутся бесполезным металлом в коробках»

1. После упоминания выражения «цифровая экономика» Николасом Негропонте эта метафора претерпевала много изменений и сегодня этот термин столь же популярен, как и не определён. На мой взгляд, экономику можно назвать цифровой, когда все бизнес-процессы организованы в режиме онлайн, а эффективность обеспечивается информационно-коммуникационными процессами.

2. Здесь вряд ли уместно противопоставление. Целесообразно рассматривать цифровизацию как последовательное улучшение всех бизнес-процессов экономики и связанных с ней социальных сфер с точки зрения скорости взаимообмена, доступности и защищенности информации, а также увеличения роста роли автоматизации и интеллектуализации этих процессов.

3. Как известно, Россия находится в фазе создания стратегии развития собственной цифровой экономики. Аналогичные программы обсуждаются во многих развитых (например, UK и других странах EU) и развивающихся странах (таких как Китай, Таиланд и др). Однако, принимая во внимание желание всех стран занимать лидирующие позиции в глобальном мире, вряд ли существует универсальный действенный план для всех, ведь эффективная стратегия должна максимально учитывать региональные особенности стран.

4. Все без исключения. Практика показывает, что сейчас ни одна отрасль хозяйственной деятельности от сельского хозяйства до металлургии, от медицины до ЖКХ, не обходится без «компьютеризации» как первых шагов «цифровизации», а рост эффективности практически всегда связан с наукоемкими технологиями, материалами, автоматизацией и точным планированием, то есть с реализацией тех самых информационно-коммуникационных процессов и «цифровой трансформации».

5. Эффективностью бизнес-процессов на всех уровнях. Huawei как одна из глобальных организаций подает в этом пример. Когда вы перестаете видеть в офисе или рабочей площадке бумагу (как устаревший носитель информации), решаете 99% своих внутриорганизационных задач в корпоративном приложении (например, мы используем смартфон-приложение WeLink, которое объединяет внутрикорпоративные защищенные коммуникаторы, базы данным и ERP), а местом работы сотрудники считает любой стул рядом с розеткой и хорошей LTE и WIFI сетью – вы в цифровой компании.

6. Развивать культуру коммуникаций и информатизации производства товаров и услуг. При этом строить бизнес в цифровом стиле с нуля, как правило, легче, чем перестраивать существующий, где слабым местом часто остается несогласованность бизнес-процессов и косность персонала.

7. Конечно же, понадобятся специалисты по связи, ИТ- и онлайн автоматизации. В зависимости от области могут быть востребованы эксперты по работе с большими данными. Возможно, нелишними окажутся программисты. Но главное, что необходимо – активные пользователи, апологеты и проповедники информационной культуры труда и быта, желающие быть эффективными, не мыслящие себя вне «цифрового» мира. Без них технологии останутся бесполезными металлом в коробках.

8. Можно отметить, во-первых, необходимость изменений законодательства в связи с внедрением новых технологических решений и бизнес-процессов. Кроме того, сохраняется проблема цифрового неравенства в некоторых регионах.

 

Сергей ТихомировСергей Тихомиров, первый заместитель генерального директора группы компаний CUSTIS

«Определение цифровизации, которое мне кажется вполне обоснованным, – переход к производству без использования человеческого труда. Среди немногочисленных примеров можно отметить идею беспилотных такси»

Многие понимают под цифровизацией повышение уровня автоматизации процессов. В моем представлении цифровизация – перенос в электронное пространство различных категорий, объектов и процессов, таких как спрос и предложение, документооборот, различные модели управления, товары, услуги и прочее. Если ориентироваться на это определение, очень немногие компании можно отнести к цифровым или даже стремящимся к цифровизации. Самые наглядные примеры подобных компаний – Uber и Alibaba. Покупка товаров и услуг в них осуществляется при помощи виртуальной платформы, которая замыкает на себе компанию-продавца или поставщика услуг и конечного потребителя.

Еще одно определение цифровизации, которое мне кажется вполне обоснованным, – переход к производству без использования человеческого труда. Среди немногочисленных примеров можно отметить идею беспилотных такси.

Дальнейшая цифровизация экономики – это просто вопрос времени. Бесспорно, такой процесс положительно влияет на экономику: находится и отслеживается большое количество цепочек между поставщиками и потребителями, формируются новые типы услуг, уменьшаются финансовые издержки компаний.

Побочным явлением становится сокращение количества рабочих мест. С этой проблемой уже столкнулись США, где цифровизация наиболее развита. Многие годы производство из США выводилось на территории других стран, а внутри самого государства централизовалась научно-исследовательская и проектная деятельность. Итогом стали безработица и банкротство целых городов, таких как Детройт. На примере США видно, что, хотя процесс цифровизации экономики не остановить, сложно предугадать социальные последствия его развития.

Специалистам, которые хотят оставаться востребованными в этой стремительно меняющейся реальности, придется обладать главными для цифрового мира компетенциями – способностью гибко мыслить, уметь принимать и воплощать в жизнь новое.

 

Константин ЦивинКонстантин Цивин, Вице-президент по маркетингу и развитию бизнеса АстроСофт

«В цифровом мире основная валюта: данные о клиенте. У цифровых компаний этой валюты существенно больше, чем у других. По мнению Gartner, «мы только вступаем в эпоху алгоритмов»

1. Цифровая экономика – это экономика, основанная на новых бизнес-моделях, объединяющих физический и цифровой миры.

2. Она не лучше. Она – единственно возможная экономика в диапазоне ближайших 10 лет. Ибо мир стремительно меняется, мигрируя именно в «цифровом направлении». Россия пока отстает, нам, видимо, нужен пинок в виде госпрограммы, которая должна поддержать развитие и повсеместное внедрение цифровой экономики. Такое внимание к проблеме информатизации общества, конечно, повышает статус и значимость ИТ-индустрии, делая ее из обслуживающего сектора экономики активным соучастником.

В новом мире выживет не самый сильный и не самый умный, а тот, кто лучше других приспособится к изменениям. Тех, кто не приспособится, ждёт судьба «Кодака»: когда-то фотоаппараты были плёночными и было необходимо экономить каждый кадр. Сегодня мы делаем сотни фотографий в день. Цифровые технологии не просто ускоряют или удешевляют что-то, они меняют контекст задачи и часто даже саму задачу.

3. Чтобы развивать, нужно научиться превращать информацию в цифру, извлекать из неё знания и строить на этих знаниях бизнес. Сегодня крупнейший медийный ресурс сам не создаёт контент; крупнейший «таксист» не владеет ни одной машиной; крупнейшая сеть аренды не обладает собственными площадями; крупнейший игрок на рынке торговли не имеет складов. Назову компании, которые, с моей точки зрения, являются лидерами цифровой экономики: Google, Amazon, Airbnb, Netflix, Spotify, Uber, Tesla.

4. В первую очередь, те, в которых цифровой трансформации поддаётся наибольшее количество руководителей предприятий.

5. Компания знает много о своих клиентах, но часто этого недостаточно. Мобильные операторы, банки, магазины опираются в принятии решений на информацию, которую оставил клиент при взаимодействии с ними. Если эти данные не собирать, не сохранять, не систематизировать, не анализировать, вы никогда не узнаете об их ценности. Если мы сможем собрать все «следы» клиента в единую картину, нам станет более понятно, что ему нужно в данный момент времени. В цифровом мире основная валюта: данные о клиенте. У цифровых компаний этой валюты существенно больше, чем у других.

По мнению Gartner, «мы только вступаем в эпоху алгоритмов». Основные компетенции специалистов АстроСофт лежат именно в области разработки новых математических алгоритмов, в том числе, в области построения предиктивных моделей. В этой связи, очень бы хотелось отнести АстроСофт к цифровым компаниям, но мы, скорее, на пути к таковым.

6. Всё очень просто: найдите или создайте сообщество, соответствующее вашим целям; выберите прорывную идею, которая обеспечит улучшение существующей ситуации как минимум в 10 раз; разработайте свою бизнес модель —а именно, поймите, как вы собираетесь зарабатывать деньги; создайте минимально жизнеспособный продукт; проверьте каналы маркетинга и продаж; организуйте процесс таким образом, чтобы критически важные для основной организации функции реализовывались не её силами. Для цифровой экономики все эти условия необходимы. Как видите, всё элементарно.

7. Научиться внимательно и заинтересованно относиться к людям, ибо все, что мы делаем, делается для людей. Какой патент получил Amazon 24.12.2013? Amazon научился понимать, что мы с вами захотим купить в ближайшее время. В основе цифровых технологий, сделавших это открытие возможным, лежал искренний интерес к людям, их желаниям и пристрастиям.

Нужными компетенциями также будут умение работать с большими объемами информации, выбирая действительно важное.

8. Косность чиновников, коррупция, огромный разрыв центра и регионов (экономический, ментальный, инфраструктурный), нехватка на местах квалифицированных кадров.

 

Ирина ЯхинаИрина Яхина, директор по технологиям Hitachi Data Systems в North EMEA

«Откровенно говоря, цифровые изменения в России происходят не медленнее, чем на Западе. Стимулом к тому во многом послужило экономическое ослабление и падение ВВП: у предприятий страны возникла потребность в инновационных решениях, которые приведут к оптимизации бизнес-процессов и сокращению расходов, и помогут найти новые источники доходов»

2. В широком плане цифровая экономика – это экономика постиндустриального общества, характеризующаяся обилием как новых технологических средств, активно используемых предприятиями для производства продуктов и услуг, так и появлением цифровых каналов коммуникации и переосмыслением подхода к использованию информации. Именно информация – основной ресурс и главное мерило цифровой экономики. Изменилось и представление о бизнесе: в наши дни компания не должна быть физически крупной и насчитывать тысячи сотрудников, чтобы с успехом конкурировать на рынке. И конечно, если в условиях традиционной индустриальной экономики клиенту приходилось довольствоваться тем, что ему предлагали производители, то потребители цифровой эпохи диктуют рынку собственные правила игры. Соответственно, мантрой любой цифровой компании становится слово «клиентоориентированность».

Цифровая экономика не лучше и не хуже «традиционной» – она лишь естественное следствие технического прогресса. Но у нее есть одна важная, на мой взгляд, особенность. В условиях цифровой экономики успеха может добиться даже очень маленькое предприятие, не обладающее на старте мощными финансовыми ресурсами, но умеющее грамотно работать с инновациями и потребностями клиентов. Это время цифровых стартапов, с которыми «традиционным» и зачастую консервативным предприятиям приходится конкурировать. В этот момент и приходит необходимость цифровой трансформации – адаптации бизнес-модели, корпоративной культуры и ИТ-инфраструктуры компании к новым реалиям. Цифровую трансформацию запускает желание руководителя улучшить свой бизнес и закрепиться на современном рынке, не отвергая при этом наработанных предприятием ценностей.

3. Из опыта нашей компании следует, что курс модернизаций везде примерно одинаков, хотя между странами и существует так называемая «цифровая пропасть». Компания Hitachi Data Systems помогает предприятиям по всему миру претворить в жизнь их цифровую трансформацию. Уже сегодня в мире есть очень продвинутые, «умные», города и даже государства. Так, высокотехнологичная инфраструктура, включающая обработку Больших данных и множество инноваций для создания комфортного социального климата, реализована в Копенгагене, Барселоне, Хельсинки и Ванкувере. А некоторые государства – например, Германия, Сингапур или Япония – вкладывают масштабные средства в развитие всего технологического потенциала страны.

Очень перспективными в плане цифровой трансформации являются отрасли телекома, финансов, ритейла и транспорта. Так, в данный момент HDS работает над масштабным проектом модернизации железных дорог Великобритании.

5. Компания Hitachi известна тем, что всегда вовремя доставляет свою продукцию клиентам. Это наш приоритет. Мы заметили, что наши покупатели чаще всего приобретают продукцию в последний момент в конце квартала. В то же время мы нацелены на ритмичную работу в рамках квартала и не можем позволить себе хранить большое количество продукции на складах – это требует дополнительных затрат, которые мы не хотим возлагать на наших потребителей. Следовательно, наша компания хочет быть конкурентоспособной с точки зрения ценообразования, и при этом доставлять продукцию клиентам быстро и своевременно. Сложно предсказать, что именно понадобится покупателю, поэтому мы регулярно формируем прогноз поставок товаров. И даже в случае отсутствия своевременных прогнозов, мы можем проанализировать общую статистику по компании вплоть до «поведенческих шаблонов» наших сотрудников для последующего прогнозирования. В этом и заключается ключевое отличие цифровой компании от традиционной – она пытается использовать все возможности для анализа данных о бизнесе, рынке или клиентах и с умом применять полученную информацию.

6. Самая главная сложность, связанная с реализацией проектов цифровой трансформации, – необходимость потратить значительное время на подготовку данных. Сам анализ данных займет не больше 20% времени, тогда как остальные 80% займет работа с источниками информации, их отбор, поиск актуальных данных, их структурирование и формирование «Озера данных», работающего в реальном времени. Это очень сложно. Кроме того, многие компании сталкиваются с проблемой определения ключевых бизнес-задач для трансформации бизнеса. Самое важное в этот момент – определить бизнес-цели, то, чего компания планирует добиться в результате проекта. Если бизнес знает, чего хочет достичь, он может сформулировать ключевые показатели эффективности проекта и по ним впоследствии измерять результат.

7. Руководителям компании необходимо больше прислушиваться к ИТ-директорам, а им, в свою очередь, учиться говорить на языке бизнеса, чтобы уметь верно донести, каких результатов может достичь компания с помощью технологий. Безусловно, специалисты должны обладать навыками для анализа и интерпретации данных, но приобретение этих знаний – процесс, требующий сил и времени. Тогда как учиться выстраивать взаимодействие между топ-менеджментом и ИТ-подразделением можно начать уже сейчас.

8. Откровенно говоря, цифровые изменения в России происходят не медленнее, чем на Западе. Стимулом к тому во многом послужило экономическое ослабление и падение ВВП: у предприятий страны возникла потребность в инновационных решениях, которые приведут к оптимизации бизнес-процессов и сокращению расходов, и помогут найти новые источники доходов. Сейчас мы четко видим, как наши клиенты в России серьезно обдумывают пути повышения эффективности бизнеса с помощью цифровых инструментов.

 

Максим ЗахаренкоМаксим Захаренко, генеральный директор, компания Облакотека

«Единственное условие быстрого развития – развитие конкурентной среды в обществе, когда эффективность – это не опция, а необходимость. С этим в России большие проблемы»

1. Недавно у меня выкристаллизовалось определение, основанное на разнице с традиционной экономикой. В традиционной экономике ИТ-ресурсы и сервисы помогают человеку осуществлять бизнес-процессы. В цифровой экономике люди помогают ИТ-системам осуществлять бизнес-процессы. Другими словами, немного олдскульное слово «автоматизация» и связанные с ней аналитика и коммуникации становится основой всех процессов.

2. Развитие экономики всегда идет в сторону большей эффективности. То есть, требуется существенно меньше усилий, соответственно, и затрат, чтобы произвести тот же или даже лучший продукт, принять те или иные решения. Автомобиль без водителя статистически значительно более безопасен. 80% вопросов поддержки могут решить условно бесплатные роботы. Точечный и своевременный полив экономит 95% воды и т.п. Из минусов, цифровизация сопровождается высвобождением людей и это, вероятно, самая большая проблема будущего.

Маленькие страны быстрее переходят на цифровые отношения. К примеру, мне довелось побывать прошлой зимой в Эстонии – там 4G в любом лесу.

3. Использование цифровых технологий при оказании услуг лежит на поверхности. Примеры: логистика, включая геотехнологии, современные банковские услуги, информационная и физическая безопасность.

4. Производство различных товаров также все больше роботизируется – в традиционные товары встраиваются цифровые датчики, позволяющие упросить контроль и использование товара: поезда, умные здания и т.д.

5. Облакотека предоставляет виртуальные облачные услуги, поэтому сразу родились в парадигме цифрового мира. Управление всеми сервисами доступно удаленно через web или API, наши сотрудники используют единую коммуникационную среду для общения друг с другом, партнерами и клиентами. Большинство наших сотрудников работают в компании удаленно из регионов России. Мы полностью перешли на электронный документооборот.

6. Ключевой вопрос перехода – это острая необходимость в улучшении процессов со стороны руководства компании и видение ИТ-технологий как фактически единственного способа повышения эффективности компании. Жизнь заставляет думать в этом направлении, если вы находитесь в конкурентной среде.

Например, у наших партнеров – ИТ-аутсорсеров – очень плохо масштабируемый бизнес, завязанный на знаниях и работе специалистов в ЦОДах клиентов. Однако если попытаться сменить парадигму и постараться вынести ИТ-инфраструктуры клиентов в облако, то появляется практически неограниченная масштабируемость, связанная возможностью массового удаленного обслуживания, общего мониторинга и резервирования большого количества клиентов на одной площадке, а интеграция различных облачных сервисов дает дополнительный сегмент дохода.

7. Все происходит не очень быстро. Специалисты среднего возраста доработают как есть, а вот молодые специалисты уже должны осознавать свою необходимость в будущем цифровом мире через 10-15 лет. В этом цифровом мире надо быть или глубоким предметным специалистом в развивающихся областях: биолог, специалист по материалам, инженер, либо управленцем, либо талантом в каком-либо искусстве, либо ИТ-шником. Рабочий, машинист, водитель и даже пилот, врач терапевт и стоматолог уйдут в историю. Я своих детей изо всех сил ориентирую стать именно ИТ-специалистами.

8. Единственное условие быстрого развития – развитие конкурентной среды в обществе, когда эффективность – это не опция, а необходимость. С этим в России большие проблемы. Как это ни странно, излишнее регулирование – не основной тормоз развития цифровой экономики в РФ, эти тенденции присутствуют во всех странах мира и связаны со слишком существенной ролью информационных технологий и интернета в обществе уже сейчас.

 

В начало⇑

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Выпуск №05 (68) 2017г.
Выпуск №05 (68) 2017г. Выпуск №04 (67) 2017г. Выпуск №03 (66) 2017г. Выпуск №02 (65) 2017г. Выпуск №01 (64) 2017г.

DevOps Smart Talk в Нижнем Новгороде

Телеканал «Про Бизнес», программы «Технологии в ритейле»

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика