Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
апрель    2017
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

показать все 

Новости партнеров

28.04.2017

РАЭК и Институт Иследований Интернета подготовил мониторинг законодательных инициатив за первый квартал 2017 года

Читать далее 

28.04.2017

Digital Signage –главная тема маркетинговой секции НРР.

Читать далее 

27.04.2017

Южный форум информационной безопасности «Инфофорум-КРЫМ».

Читать далее 

27.04.2017

«Интернет вещей 2017: новые горизонты»

Читать далее 

27.04.2017

Российские изобретатели бросают вызов Илону Маску

Читать далее 

27.04.2017

Методики продвижения в гемблинге: как платить только за реальных клиентов

Читать далее 

27.04.2017

Телемедецину обсудят на БМКФ 2017

Читать далее 

показать все 

Статьи

21.04.2017

Язык цифр или внутренний голос?

Читать далее 

16.04.2017

Планы – ничто, планирование – все. Только 22% компаний довольны своими инструментами для бизнес-планирования

Читать далее 

16.04.2017

Цифровизация экономики

Читать далее 

14.04.2017

От рассвета до заката охраняет сети КАТА

Читать далее 

14.04.2017

Экономика России. Век цифровой?

Читать далее 

14.04.2017

О трендах на рынке Digital, кризисе и маркетинговых buzzwords

Читать далее 

23.03.2017

Сервисная компания – фея или Золушка?

Читать далее 

20.03.2017

Правила рациональных инвесторов

Читать далее 

20.03.2017

Угрозы для BYOD

Читать далее 

17.02.2017

Информационные технологии-2017

Читать далее 

показать все 

Эффект вроде есть и его вроде нет

Главная / Статьи / Опросы / Эффект вроде есть и его вроде нет


Эффект вроде есть и его вроде нет

В докладе Всемирного банка, посвященного российской экономике утверждается, что на настоящий момент импортозамещение оказало лишь незначительное влияние на рост экономики и перераспределение факторов производства. Это подразумевает, что процесс диверсификации идет медленно».

  1. Согласны ли вы с выводом Всемирного банка? Да? Нет? Почему?
  2. Участвует ли ваша компания в государственной программе импортозамещения?
  3. Что необходимо для того, чтобы импортозамещение стало более эффективным?
  4. Изменили ли вы программное обеспечение в своей компании на отечественные образцы?
На вопросы «БИТа» отвечают эксперты ведущих компаний.

 

Олег БирюковОлег Бирюков, генеральный директор инжиниринговой компании «Лиман-трейд»

«Для повышения эффективности импортозамещения необходимо действовать по принципу «выпускать то, в чем мы нуждаемся», а не производить то, чего у нас нет»

1. Скорее нет, чем да. Нужно понимать, что импортозамещение – это не очень быстрый процесс. Если речь идет о товарах массового потребления, то результаты уже есть, однако объемы их производства пока не слишком велики. Массовое импортозамещение потребительских товаров произойдет не скоро: сейчас эту нишу прочно занял Китай, который выпускает на рынок конкурентоспособные и недорогие товары. Лучше ситуация обстоит в сельском хозяйстве. Правда там есть другая проблема: небольшим фермерским хозяйствам трудно развиваться. Импортозамещение в данной отрасли не привело к развитию рынка и увеличению числа поставщиков. Напротив, ускорились процессы поглощения крупными холдингами независимых хозяйств. Если мы посмотрим на то, как идет промышленное импортозамещение, к примеру, в машиностроительной отрасли, то, по экспертным оценкам, первые отечественные аналоги востребованных узлов и агрегатов, которые раньше производились в США, Европе и Украине, должны выйти на российский рынок уже в 2017-2018 гг.

3. Для повышения эффективности импортозамещения необходимо действовать по принципу «выпускать то, в чем мы нуждаемся», а не производить то, чего у нас нет. Импортозамещение должно охватывать прежде всего те отрасли и отдельные направления промышленности, которые действительно попали под санкции. К примеру, это касается добычи нефти и газа из труднодоступных мест – на шельфе с глубины более 200 м. В других же наукоемких отраслях не нужно изобретать велосипеды. Необходимо тесно сотрудничать с иностранными компаниями, у которых накоплен богатый опыт, перенимать их технологии, локализовать производства на территории РФ и создавать совместные предприятия. Так мы действительно повысим эффективность импортозамещения. Кроме того, важно упростить получение заемных средств для небольших компаний, потому как из-за кризиса они просто не имеют доступа к капиталу. Банки кредитуют лишь крупные корпорации, которые получают и могут подтвердить высокие доходы.

 

Александр АнтиповАлександр Антипов, директор по маркетингу компании «Ай-ФОРС» (ГК ФОРС)

«Успех импортозамещения в ИТ будет во многом зависеть и от инвестиций в эту сферу, и от государственной поддержки, и от общего состояния экономики. Это долгий и постепенный процесс, который только начался»

1. Принципиально не согласен. Импортозамещение в сфере ИТ всего за 2 года не может привести к заметным результатам, ведь речь идет не только о разработке простых прикладных программ – ставится задача создания сложных инфраструктурных решений, операционных систем, оборудования и пр. И здесь необходимо учитывать целый ряд факторов: мировые лидеры в данных областях успешно развивают свои продукты в течение нескольких десятилетий, а целевая аудитория – все население Земли, более 7 млрд чел. Российский же рынок условно "мал", с населением 140 млн. и, как следствие, его покупательская способность более ограниченна. Успех импортозамещения в ИТ будет во многом зависеть и от инвестиций в эту сферу, и от государственной поддержки, и от общего состояния экономики. Это долгий и постепенный процесс, который только начался.

2. Да, если иметь в виду разработку на платформе с открытым программным кодом. Для нас абсолютный приоритет – интересы заказчика. И если в качестве одной из составляющих антикризисной ИТ-стратегии был выбран переход с проприетарного импортного ПО на СПО, то мы стараемся в этом помочь, оценить, насколько это будет экономически целесообразно, и предложить несколько вариантов решения задачи. Одним из них может быть частичная доработка функционала на платформе с открытым программным кодом или миграция на неё нескольких некритичных систем. Кроме того заказную разработку мы ведем уже не только на СУБД Oracle, но и на СПО. К примеру, разрабатывая свой новый продукт ForSMedia, мы привлекли к сотрудничеству несколько российских разработчиков специализированного ПО, а в дальнейшем встроили их продукты в архитектуру платформы, что заметно расширило функциональность решения.

3. Более либеральный инвестиционный режим, высокой уровень отечественных разработок, способных конкурировать с западными аналогами, меры государственной поддержки и стратегический подход к развитию отрасли. Важно не дублировать уже давно существующие продукты, а создавать самим прорывные инновационные решения, которые будут востребованы не только на локальном, но и на глобальном рынке.

4. Отечественные образцы мы как раз и разрабатываем. Причем, как разработчик прикладных систем, мы используем различные базовые платформы, включая и не проприетарные.

 

Борис БобровниковБорис Бобровников, генеральный директор компании КРОК

«Растет интерес заказчиков к решениям от российских разработчиков, увеличивается объем проектов на ПО с открытым кодом, есть активный спрос на конкурентные отечественные программные продукты»

1. В ИТ сложно просто взять и поменять все на российское. Это требует значительных инвестиций, а в рамках нынешней экономической ситуации это не совсем возможно. Кроме того, некоторые высоконагруженные системы, например, базы данных, которые разрабатывались и оттачивались иностранными производителями ни один год, сложно заменить по щелчку пальца.

Но при этом активно развиваются молодые ИТ-специалисты, программисты. Они сейчас очень востребованы, в том числе и из-за того, что за счет изменения курса валют они стали в несколько раз дешевле, чем западные. Растет интерес заказчиков к решениям от российских разработчиков, увеличивается число проектов на ПО с открытым кодом, есть активный спрос на конкурентные отечественные программные продукты.

Отдельные решения, например, open source, были востребованы еще до кампании по импортозамещению в рамках оптимизации бюджета на закупку лицензий и снижения зависимости от западного ПО.

Важно помнить, что в ИТ-отрасли импортозамещение включает в себя замещение вычислительного и телекоммуникационного оборудования. Пока речь идет о замене оборудования западных и американских производителей, в первую очередь. Альтернативой в подавляющем большинстве случаев выступают азиатские аналоги, чей продуктовый ряд заметно расширился за последние годы. Начали появляться новые нишевые производители, которые предлагают свои решения по более выгодной цене, чем могут привлечь российских заказчиков. Но о российских аналогах пока речи нет. Хотя, для каких-то задач есть варианты решения без западного оборудования. Уровень технологий теперь таков, что можно, используя компьютеры и специальное ПО, организовать колл-центр, в былые времена для него бы закупали оборудование для телефонии.

2. Мы были хорошо подготовлены к новым реалиям. Еще в прошлом году мы подписали соглашения с более чем 10 отечественными вендорами, а также двумя новыми китайскими производителями. Также в рамках проектов по импортозамещению была расширена экспертиза компании по open source- решениям, что позволило КРОК занять позицию № 1 среди интеграторов по готовности к импортозамещению по итогам 2015 года в рейтинг Института социально-экономической модернизации (ИСЭМ).

Мы также сформировали рабочую группу, чтобы помочь заказчикам перейти на новые решения, отвечающие экономической ситуации. При этом постарались максимально учесть и предотвратить все негативные факторы, консолидируем и постоянно пополняем перечень open source и российских продуктов, альтернативных коммерческим западным решениям.

При реализации проектов мы ориентируемся на отечественные разработки. Так, например, сейчас полным ходом идет масштабный и инновационный проект по построению Комплексной информационной системы судов общей юрисдикции (КИС СОЮ) города Москвы (входит Мосгорсуд и 35 районных судов Москвы). И мы изначально ориентировались именно на российские и open source- решения, в том числе в целях экономии на лицензиях. В проекте есть некоторые элементы иностранного производства, но доля российских ИТ-продуктов – примерно 60% (с учетом «железа»).

Конечно, на данный момент полное замещение импорта в ИТ невозможно. На создание альтернативных западным решениям продуктов, как ПО, так и железа, уходит немало времени. Но, например, корпоративную электронную почту мы уже активно заменяем на Zimbra, уже сделали внедрение в мировых судах, ЕМИАС, также заменяем платформу виртуализации VMware на OVirt в Росстате.

3. Я лично считаю, что изобретать велосипед не надо. Надо сосредоточиться на том, куда и зачем на нем ехать. Первое и самое важное – это инвестиции в технологии и кадры. На чем основан успех китайских технологий? На мощном государственном финансировании и на активном использовании западных технологий в период становления производства. Путь России будет явно другим, потому что все слагаемые сегодня другие, но без серьезных инвестиций не обойтись. Наверное, такие инвестиции может себе позволить только государство.

Если с уровня страны переходить на уровень конкретной компании, то при построении ИТ-инфраструктуры и формировании пула информационных систем стоит помнить о диверсификации рисков. Последствия колебания курса валют, санкций и других политических

и экономических изменений будут мягче, если не строить информационные системы на технологиях одного производителя или одного государства.

Сегодня на рынке есть достойные аналоги оборудованию западных производителей: как компании с именем, так и неизвестные, мелкие игроки рынка. Нишевые, естественно, дешевле, но придется нести риски, связанные с переходом ИТ-инфраструктуры заказчика на новое оборудование, и его последующую техническую поддержку. Их тяжело нести самим, зато их можно снять с помощью грамотного российского партнера, умеющего работать с самыми сложными серверными продуктами «западных» вендоров.

4. С нового года КРОК перевел свои системы на ERP 1С. Это было сделано в большей степени из-за того, что это зрелый продукт, который соответствует нашим ожиданиям и лучше западных аналогов адаптирован под требования российского законодательства. Теперь мы автоматически получаем оперативную и достоверную информацию о состоянии проектов компании в режиме реального времени. Система обеспечивает одновременно высокую детализацию управленческой отчетности и соответствие законодательству в части бухгалтерского и налогового учета.

Принято считать, что внедрение ERP прежде всего затрагивает финансовый департамент. Однако в нашем случае ERP 1С стала частью большого проекта КРОКУС, который был направлен на повышение эффективности бизнеса и затронул все департаменты и большинство ИТ-систем КРОК.

Внедрение новой ERP позволило автоматизировать всю операционную деятельность компании на базе единой системы от подготовки и контроля первичных спецификаций с заказчиком, полного цикла управления закупками, управления денежным потоком, до контроля материалов, используемых в строительстве, управления логистикой склада.

 

Леонид БогуславскийЛеонид Богуславский, первый заместитель генерального директора ПО «Родина»

«Сейчас в области технологий Россия только произвела «посевы», а «всходы» появятся приблизительно к 2018 году»

1. Я согласен с выводом Всемирного банка. Медленно идет, в первую очередь, сам процесс импортозамещения, хотя Россия делает в этом отношении определенные успехи. Если говорить, к примеру, об авиастроительной отрасли как одной из самых высокотехнологичных, то здесь появляются разнообразные отечественные электронные компоненты, например, специальные датчики, которые работают при высокой температуре и способны выдерживать большую нагрузку. Низкие темпы импортозамещения в этом случае объясняются необходимостью длительного цикла научно-технических исследований, конструирования, постановки на производство и т.д. Этот цикл может занимать более 5 лет. Сейчас в области технологий Россия только произвела «посевы», а «всходы» появятся приблизительно к 2018 году.

Что касается гражданской отрасли, здесь процесс импортозамещения идет в первую очередь в сфере производства продуктов питания. Россия на данный момент уже занимается экспортом продовольствия: так, поставки продуктов в Китай, насколько я знаю, оцениваются более чем в 1 млрд долларов.

Проблема низких темпов импортозамещения связана с текущим состоянием российской экономики, а также отсутствием грамотных специалистов, поскольку в 90-е годы практически не выпускалось квалифицированных кадров. Даже у чиновников или глав крупных предприятий не всегда хватает компетенции на проведение соответствующих реформ.

К слову, новоизбранный президент США Дональд Трамп на данный момент также провозгласил политику импортозамещения, или возвращения производства – в противовес транснациональным корпорациям, которые выводят целые секторы экономики из США в Китай, Малайзию, Вьетнам и другие страны. Полагаю, даже для такой страны как США этот процесс займет достаточно долгое время.

2. В НПО «Родина» деятельность по импортозамещению осуществляется по двум основным направлениям. Первое – замещение украинских комплектующих, которые ранее применялись в конструкции авиасудов российского производства. В связи с известной политикой властей Украины поставки этих комплектующих в Россию были прекращены. Для поддержания летной годности уже выпущенных самолетов, а также производства новых, наши специалисты проводят целый ряд работ по созданию отечественных агрегатов на замену украинским.

Второе направление – работа с самолетами МС-21 и Sukhoi Superjet по замещению иностранных комплектующих, использующихся при их сборке, нашими разработками.

3. Прежде всего, как ни банально, каждый должен ответственно и качественно выполнять свою работу. Для эффективного осуществления программы импортозамещения необходимо, во-первых, время, а во-вторых – финансовая стабильность, доступность банковских кредитов, производственные мощности, компетентные специалисты и т.д. Все это возможно обеспечить лишь при слаженной, серьезной и качественной работе российских граждан во всех сферах.

4. НПО «Родина» использует программу отечественной разработки «Компас» для инженерных и конструкторских работ, а также российское ПО в области ERP – программу «1С:ERP Управление предприятием 2». Для всего остального используются классические зарубежные программы, например, Microsoft Office.

 

Юрий ГольдбергЮрий Гольдберг, cоздатель онлайн-экосистемы дизайнов и ремонтов ReRooms и PriceRemont

«Прорывной пусть развития – участие в опережающем развитии, в новом технологическом укладе. Здесь наши конкурентные позиции действительно сильны»

1. В строгой экономической науке недавно появилось новое направление, неокономика. Группа Олега Вадимовича Григорьева, в том числе, занимается выстраиванием модели взаимодействия развитых и развивающихся экономик, теорией фирмы, элитологией в преломлении к базе своей теории, что экономика движется разделением труда. В своей книге "Эпоха роста. Лекции по неокономике" Григорьев приводит такой яркий пример, который поможет разобраться в проблематике импортозамещения и понять сложности и трудности этого процесса.

Вначале, базовая часть теории неокономики вводит понятие предметно-технологического множества, ПТМ. ПТМ – это готовые и доступные товары, полуфабрикаты, станки и оборудование, технологии и все-все, что фирма, предприниматель, могут задействовать в своей деятельности. Если ПТМ широкое, тогда запуск бизнеса провести легко. Если ПТМ скудное, бизнес новый идет трудно. Грубо говоря, нет под рукой многого, что возникает в цепочке производств – от переработки сырья до готового изделия. Дополнительно, очень трудно запускать фирму, если элементарно нет работников нужного количества и нужной квалификации.

Теперь пример. В СССР в 70-80-х годах руководством, Госпланом была поставлена задача наладить, запустить заводы и производить в нужном стране количестве кухонные мебельные гарнитуры. Такое импортозамещение было задумано по-советски. Кухонные гарнитуры и иная сложная мебель производилась странами социалистического блока: Румынией, ГДР, Чехословакией. Потребовалось семь лет для создания внутри СССР полного цикла производства, и это при плановой жесткой системе управления. Оказалось, что кроме самих мебельных заводов, нужно было налаживать еще многочисленные смежные производства. В книге Григорьева сказано, что самым главным затыком оказались петли. На первый взгляд, элементарный элемент, но без нужного количества и качества петель для шкафчиков импортозамещенный советский кухонный гарнитур "не взлетал"

Теперь только представьте, оглянувшись вокруг и пристально изучив предметы потребительского рынка, сложные механизмы, троллейбусы, автомобили вокруг себя. Сколько лет, усилий, инвестиций и труда нужно для настоящего импортозамещения? Совсем все не так просто, как заклинанием и лозунгом импортозаместить действительность глобального всепланетного разделения труда, специализаций, наукоемких технологий и капиталоемких производств. Результат импортозамещения и автаркии, отделения нас от остального мира – падение уровня жизни, производительности труда и откат на 50 лет назад – резюмирует Григорьев.

2. Нет

3. Прорывной пусть развития – участие в опережающем развитии, в новом технологическом укладе. Здесь наши конкурентные позиции действительно сильны. Создание новых технологий и встраивание с ними в мировую систему разделения труда с созданием высокой добавленной стоимости возможны из-за советских наработок, сильной научной школы и передового по мировым меркам IT-сегмента нашей экономики. Все нужное программное обеспечение для нового технологического уклада: для роботов, 3Д-принтеров, для биг-даты – может быть создано в России. Здесь можно смотреть вперед с осторожным оптимизмом. Например, я веду переговоры с компанией, которая может сконструировать полностью русский принтер. Грядет ренессанс струйной печати взамен лазерной. Вначале, этот русский струйный принтер будет с японской печатающей головкой. Впоследствии, за 2-3 года, инженеры мне обещают, что готовы разработать отечественную печатающую головку.

4. Пока нет – у нас простой бизнес, офисный. Программные продукты и решения адаптируем на базе своей CRM. Интернет-решения классические. Придет время, вместе со всеми перейдем на отечественный офисный софт.

 

Евгений ГороховЕвгений Горохов, исполнительный директор Stack Group

«В процессе импортозамещения важнейшую роль играют человеческие ресурсы и без их развития не возможно создание новой экономической модели»

1. В целом согласен с мнением, что процесс диверсификации российской экономики пока не набрал необходимой скорости.

2. Stack Group участвует в процессе создания конкурентного предложения на рынке, и мы уже сейчас предоставляем более чем конкурентные облачные сервисы. Свидетельством тому является доверие, которое оказали российские и международные компании, до недавнего времени размещавшие свои данные за пределами нашей страны. Здесь налицо, на мой взгляд, комбинация однонаправленных действий: государственная политика в области хранения данных и качественное предложение со стороны бизнес-структуры.

3. Нам необходима стратегия долгосрочного инвестирования в развитие собственного производства, где государственные усилия будут направлены на укрепление возможностей для развития бизнеса, а не создание и поддержка государственных монополий. Важно понимать, что в наукоемких сферах, к которым, безусловно, относится ИТ, возврат средств дело ни трех и даже ни пяти лет. В процессе импортозамещения важнейшую роль играют человеческие ресурсы и без их развития не возможно создание новой экономической модели.

4.Для Stack Group программное обеспечение является ключевым компонентом в процессе предоставления ИТ-инфраструктуры. Нашим ключевым преимуществом на рынке является предоставление высоконадежной инфраструктуры, что достигается, в том числе, путем использования только самого устойчивого и функционального софта. Мы постоянно следим за развитием рынка платформ виртуализации, в том числе и российских компаний, однако на данный момент такого рода компоненты отечественной разработки, отвечающие нашим требованиям, отсутствуют.

 

Сергей ЗверевСергей Зверев, генеральный директор компании Trood

«Решить проблему с импортозамещением и утечкой кадров можно только одним способом – создавать качественную продукцию»

Изменений в сфере программного обеспечения практически не происходит. Компании как пользовались зарубежными продуктами, так и продолжают пользоваться. Если говорить конкретно об автоматизации рабочих процессов, были какие-то неудачные попытки перехода с SAP на 1С. И на сегодняшний день компании понимают, что качество российского ПО гораздо хуже зарубежного и не может конкурировать по мировым стандартам.

Наша компания старается соответствовать общемировым стандартам качества и создает ПО с ориентацией на экспорт.

Важная проблема в сфере ПО в России – это утечка мозгов. Программисты предпочитают уезжать за рубеж на заработки или работать удаленно на международные компании, поскольку для них важно быть причастными к разработке качественного продукта.

Решить проблему с импортозамещением и утечкой кадров можно только одним способом – создавать качественную продукцию.

Сейчас многие российские компании приходят к нам за автоматизацией или разработкой ПО, поскольку аренда западных аналогов уже не по карману. Изменение курса валют играет на руку российским разработчикам ПО.

 

Евгений ЗомчакЕвгений Зомчак, ведущий финансовый аналитик международной брокерской компании EQTRADES

«Чтобы импортозамещение стало более эффективным, по моему мнению, надо отказаться от максималистской идеи полного импортозамещения. Такое «тотальное» замещение зарубежных комплектующих подчас просто не нужно»

1. С этим выводом от Всемирного Банка я, в целом, согласен. Однако данная обобщающая характеристика о медленном процессе сильно усредняет картину. Возьмём первые результаты импортозамещения: к примеру, за I квартал этого года импортные поставки снизились на 15% (до 36 млрд.) относительно соответствующего периода 2015, а за первую половину 2016 зафиксировано уменьшение объёмов импорта на 8% до $71 млрд. по сравнению с годом ранее.

Да, цифры в 8%, 15% подходят под определение «медленной диверсификации» от Всемирного Банка. Однако рассматривая отдельные отрасли, видим и несомненный прогресс! Так, в лидерах за этот год химпром, фармацевтика, с/х направление. В области медицины- рост отрасли почти на 15% в прошлом году и на 10% в этом, притом что ниша импорта потеряла 9%. В химическом деле импорт за год снизился на треть до $40 млрд., за это время российское производство увеличилась на 6% до 3 трлн. руб.

В сельхозсфере ситуация лучше всего, импорт сократился на 350 тыс. тонн: свинина на 90% отечественная (заготовки выросли на 30% с января), экспорт в 2-3 раза выше прошлогоднего; поставки заграничной птицы упали на 130 тыс. т. или 45% (нацпроизводители +20% рынка). Российская говядина показала рост только +15% – на отметке 2013г. из-за медленного согласования Правительством государственных субсидий в секторе. Рыбное хозяйство к концу 2016 года прогнозирует привоз рыбы из-за границы лишь в 20% (примерно 390 тыс. т.) рынка рыбы: к апрелю были -5% импорта, за полугодие -9% – в частности, сказалось местное разведение лосося, сельди, скумбрии. Последние два в сумме ожидаются на 130-140 тыс. т. по итогам 2016 года.

3. Чтобы импортозамещение стало более эффективным, по моему мнению, надо отказаться от максималистской идеи полного импортозамещения. Такое «тотальное» замещение зарубежных комплектующих подчас просто не нужно – к примеру, в IT: российское программное обеспечение или «железо» компьютеров в 3-4 раза выше по стоимости (это ещё без предварительных тестов), разработка собственных устройств дорога и займёт несколько лет, а размеры радио и навигационных приборов существенно превышают западные аналоги.

Доскональное импортозамещение может и просто быть невозможным: с 80-х годов производство станков локальное (4-5 тыс. шт.) уступает импортному (более 100 тыс.), оценка Минэнерго доли привозного оборудования в нефтяном секторе составляет около 60% (треть с Азии). Для подавляющего количества отраслей Минпромторг не видит вариантов снижения зависимости от иностранных поставок ниже 90%. Зачастую бессмысленно начинать строительство целого завода ради нескольких деталей.

 

Татьяна МедоваТатьяна Медова, исполнительный директор группы компаний «Смарт-Софт»

«Мы видим, что интерес к отечественных ИТ-решениям сейчас проявляют те компании, которые раньше даже не смотрели в его сторону. К сожалению, это особенность российского менталитета – считать зарубежные продукты априори лучшими, чем сделанные внутри страны»

1. Компания «Смарт-Софт» сама занимается производством ПО, поэтому мы видим процесс импортозамещения с другой стороны. Говорить о том, что российский рынок ПО в связи с запуском программы импортозамещения одномоментно и очень значительно вырос, конечно, нельзя. К примеру, наша компания растет органически: мы постепенно расширяем бизнес, выводим на рынок новые продукты. Впрочем, считать единственным драйвером нашего роста импортозамещение неверно. Да, мы видим, что интерес к отечественных ИТ-решениям сейчас проявляют те компании, которые раньше даже не смотрели в его сторону. К сожалению, это особенность российского менталитета – считать зарубежные продукты априори лучшими, чем сделанные внутри страны. Сейчас эта парадигма сломана: и госструктуры, и крупные корпорации, такие как «Роснефть» и «Газпром», убирают иностранные продукты и устанавливают российские.

Однако импортозамещение в сфере ИТ – процесс небыстрый. У такой медлительности несколько причин. Первая – это проблемы с бюджетированием: на смену решений в текущей экономической ситуации выделить деньги многим организациям тяжело. И даже те, кто может себе это позволить, не торопились и не торопятся до сих пор. Многие сначала ждали, что санкции быстро снимут и «импортозамещаться» не придется. У большинства ИТ-решения уже были внедрены, контракты на поддержку заключены и оплачены, поэтому рассматривать новые варианты до окончания срока их действия было нецелесообразно. Некоторые не спешили, ожидая наполнения Реестра отечественного ПО, и только после этого начинали тестировать несколько решений, представленных на рынке – некоторые и сейчас еще не могут определиться. Поэтому ожидать, что за счет импортозамещения отечественные IT-компании резко вырастут, не стоило.

2. Наши решения включены в Реестр отечественного ПО, но в госпрограммах субсидирования и софинансирования в рамках мы пока не участвуем. Наш бизнес вполне успешен, но мы готовы привлекать инвестиции для его развития.

3. Государство для продвижения российских ИТ-продуктов уже сделало многое: это и Реестр отечественного ПО, и постановление, дающее российским товарам, услугам и работам приоритет перед иностранными при госзакупках, и центры импортозамещения, и многое другое. Все это дает возможность российским производителям получить большую долю на рынке. И теперь дело только за самими игроками рынка: им нельзя расслабляться, ожидая, что их решения сами будут продаваться, а клиентская база расти только за счет импортозамещения. Такого никогда не случится.

Так что рецепт прост, и он подходит для всех отраслей: спрос есть – нужно предложение. Рынок редко предоставляет такие шансы, поэтому производителям надо совершенствовать свои продукты, чтобы они были действительно конкурентоспособными и не замирали на достигнутом.

Как писал Льюис Кэрролл в «Алисе в Стране чудес», нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее! При этом надо учитывать и тот факт, что растет конкуренция и со стороны азиатских ИТ-компаний, которые на волне дружбы с нашей страной активно участвуют в тендерах и зачастую выигрывают их благодаря дешевизне своих продуктов.

4. Для защиты сети в нашем офисе мы пользуемся собственным решением Traffic Ispector – оно, разумеется, отечественное. Также мы используем российские антивирусные решения. Однако это не замещение иностранного ПО – мы давно сделали свой выбор.

 

Николай ДобровольскийНиколай Добровольский, вице-президент Parallels

«Санкции не вечны. Нужно двигаться вперед и осваивать новые рубежи и технологии. Изоляция от внешней среды – губительный путь, особенно в ИТ. Те, кто мыслят глобально в конечном итоге и выигрывают»

1. Думать о том, что импортозамещение позволит нам в короткие сроки вырваться вперед по всем фронтам излишне оптимистично. Если посмотреть на структуру затрат на ИТ, например, то в РФ на нее приходится всего порядка 1% от общего вала расходов. Процесс, безусловно, стартовал и позволил российским разработчикам прийти в те сегменты, где традиционно работали глобальные международные игроки. Это касается, прежде всего, секторов B2G и B2B. Но опять-таки, помимо российской прописки производителей, пользователи ждут от них удобных и понятных ИТ-решений. Если опираться только на пошлины и запреты, можно свести конкуренцию на нет, и тогда качество разработки резко упадет, а цены вырастут.

2. 2/3 наших разработчиков живут и работают в Москве. Также у нас есть собственные R&D центры также в Эстонии и на Мальте. Мы делаем наше программное обеспечение в расчете на пользователей во всем мире. В век интернета и цифровых технологий, когда ты разработчик, границ для тебя практически не существует. Ты можешь разрабатывать свой софт, например, в Саратове, а продавать по всему миру. У тебя масса возможностей. И пользователям не особо важно, где ты живешь. Если твой продукт удобен, полезен и прост в использовании, его будут покупать на другом конце планеты. В этой связи у нас нет жесткой установки по отношению к государственной программе импортозамещения.

Будучи лидерами рынка в своем сегменте, мы конечно же готовы предложить потенциальным пользователям максимум наших возможностей. При этом не стоит считать Реестр отечественного ПО панацеей. Сейчас звучат предложения считать российскими производителями лишь те компании, которые включены в этот реестр. Также некоторые коллеги предлагают оставить существующие льготы для ИТ-компании, только тем, кто в этом документе фигурирует. На мой взгляд, это ошибочный путь.

3. На мой взгляд, нужно постоянно развиваться, а получаемые от сложившейся на внутреннем рынке конъюнктуры средства направлять на развитие и подготовку кадров. Санкции не вечны. Нужно двигаться вперед и осваивать новые рубежи и технологии. Изоляция от внешней среды – губительный путь, особенно в ИТ. Те, кто мыслят глобально в конечном итоге и выигрывают. Думаю, что многие сегодня знают, что такое Uber, Google, Tesla.

4. Parallels международная компания с офисами и сотрудниками в 10 странах мира. Мы используем инструменты, которые доступны для всей нашей команды. В нашей компании нет жесткой политики в отношении использования или не использования отечественного программного обеспечения. Поэтому в связи с импортозамещением в нашей жизни ничего не изменилось. Наши разработчики используют весь спектр доступного ПО, необходимого для работы. Если говорить про отечественные примеры, то в бухгалтерии, например, мы используем 1С. Это, действительно, уникальное локальное решение, которое отвечает требованиям и запросам пользователей. Причем, этот продукт выбирают из-за его функциональности и удобства, а не потому, что он включен или не включен в Реестр отечественного ПО.

 

Борис ПоповБорис Попов, директор по развитию бизнеса компании Vinteo – российского производителя уникальных серверных решений видеосвязи

«Даже в области высоких технологий, где ситуация еще вчера казалась удручающей в связи с тотальным лидерством глобальных компаний, отечественные производители стали активно занимать пусть и небольшие и пока второстепенные ниши, но занимают они их быстро и массово»

1. К сожалению, согласен. Сложно за два года переориентировать рынок, формировавшийся десятилетиями. Прошу понять меня правильно. Это не пессимизм, это реальная оценка ситуации. В течение многих лет у нас работали иностранные компании, формировали рынок под себя, проводили обучение и курсы повышения квалификации специалистов, продвигали на рынок свои продукты, стандарты и решения. Это долгая и кропотливая работа, которой нам, отечественным производителям, лишь предстоит начать заниматься.

И, тем не менее, подвижки в сторону выбора заказчиком российских продуктов налицо.

Даже в области высоких технологий, где ситуация еще вчера казалась удручающей в связи с тотальным лидерством глобальных компаний, отечественные производители стали активно занимать пусть и небольшие и пока второстепенные ниши, но занимают они их быстро и массово. По моему мнению, это первые действительно ощутимые результаты программы импортозамещения.

2. Компания Vinteo достаточно молода и находится на этапе своего становления. Тем не менее, мы полностью соответствуем условиям программы импортозамещения. Наш продукт включен в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных приказом № 165 от 18.04.2016 г. Минкомсвязи России, и мы участвовали в программе акселерации Фонда Развития Интернет Инициатив. Однако пока мы официально не включены в госпрограмму. Надеюсь, это будет следующим этапом в нашем выходе на рынок.

3. В нашей отрасли необходимо время и опережающее развитие отечественной элементной базы, которое невозможно без поддержки государства.

По моему убеждению, первостепенной является программа по созданию отечественных процессоров. Также крайне важно участие российских производителей в международных комитетах по стандартизации на уровне Министерства коммуникаций и связи либо создание российских аналогов этих комитетов.

Ну, и крайне важна организация площадок, на которых производители будут обмениваться своими перспективными разработками в области стандартов, библиотек для взаимодействия с перспективными процессорами отечественного производства и прочих отраслевых ресурсов.

4. Мы сами создали и активно используем свое ПО видеоконференцсвязи, причем, используем для видеосвязи только его.

 

Павел РыцевПавел Рыцев, ИТ-директор, руководитель Центра компетенции по импортозамещению и Open Source в ALP Group

«Пока ИТ-продуктов действительно мирового уровня у нас не так много. А о новых продуктах с тем же или более широким функционалом, и о росте числа проектов говорить не приходится»

1. Согласен с самим утверждением, но не с выводом. Если говорить об ИТ, то здесь ситуация достаточно противоречивая. С одной стороны, ясно: чтобы получить взрывной экономический рост, нужно создавать конкурентные продукты, которые заместят те, что есть сейчас. Хотя бы на том же уровне, а лучше – на более высоком. И внедрять в несколько раз большее число ИТ-проектов, чем сегодня. Но пока ИТ-продуктов действительно мирового уровня у нас не так много. А о новых продуктах с тем же или более широким функционалом, и о росте числа проектов говорить не приходится. Поэтому и значимого экономического эффекта в разработке по-настоящему конкурентного замещающего ПО я пока не ожидаю. С другой стороны, политика импортозамещения стартовала буквально вчера. И изменения, о которых я говорил, за пару лет никак не сделаешь. Тем более, если учесть недоверие рынка: заказчиков, инвесторов и даже самих российских ИТ-компаний.

Конечно, есть и другие пути, позволяющее госкомпаниям и крупной коммерции серьезно сократить издержки на лицензирование и при этом получить первоклассные продукты. Я говорю о широком использовании открытого ПО. Но время по-настоящему серьезный переход на него и массовая оценка эффекта придет через 2-3 года после потокового старта импортозамещающих проектов, когда можно будет максимально точно, четко и правильно подсчитывать все эти крайне неравномерные затраты, показывающие реальную стоимость владения замещающим решением.

Иными словами, когда можно будет учесть все составляющие, включая траты на внедрение, на качественную, зрелую поддержку, на обязательное эволюционное развитие таких проектов. Причем, в каждой конкретной компании.

А пока импортозамещение еще не стало способом заработать, т.к. для этого нужно сначала создать по существу новое предприятие или их кластер, продукт или стек продуктов, которые могут эффективно бороться с конкурентными не только на внутреннем, но и на внешних рынках и приносить в Россию ощутимые деньги (ERP от «1С», антивирусные системы, решения для резервного копирования и пр.). Много ли ИТ-компаний действительно идут по этому пути? Пока не знаем. В публичной сфере сейчас, скорее, преобладает демонстрация лояльности к новому курсу правительства.

Иначе и быть не может, ведь инерция и заказчиков, и поставщиков крупных ИТ-решений всегда велика. А тут – всё новое. И, конечно, многие влиятельные игроки ИТ-рынка очень не хотят отходить от давно наработанных схем, подходов и продуктов, потому что это обойдется многим из них неоправданно дорого – и ресурсно, и материально, и репутационно.

Заказчикам же нужна уверенность, что поставщики решений уже не на бумаге, а на деле гарантированно уберегут их от глобальных разочарований в выбранном ПО, в надежности работы построенных не нем ИТ-решений. А дать такие гарантии и отработать их смогут только те ИТ-компании, которые системно и тщательно готовились к повороту на новый курс. Кто нарабатывал стек компетенций, технологические и организационные решения, развивал персонал, не страшась инвестиций в редкие и дорогие кадры, в разработку подходов и т.д.

2. Да. Импортозамещение для нашей компании – один из четырёх основных факторов роста. Притом, что мы уже больше года интенсивно работаем в этом направлении, мы вполне реально оцениваем тот гигантский объем усилий, который еще должны будем вложить в создание комплексной схемы замещающих продуктов и в последующее развитие работы Центра компетенций и партнерской сети.

К настоящему моменту у нас уже есть порядка 20 внедрений, полностью подходящих под определение замещающих. Причем среди них, например, есть и очень масштабный проект в крупной государственной компании (300 замен ОС Windows + MS SQL на 300 комплексов ОС Windows + PostgreSQL). И мы более чем готовы переводить корпоративных клиентов на стек открытого и российского ПО, уберегая крупных и средних корпоративных заказчиков от разочарований, обеспечивая им требуемое высокое качество ИТ-обслуживания и давая им всю необходимую информацию по продуктам, процессу перехода, подводным камням и плюсам.

Но еще раз подчеркну: экономически импортозамещение – это игра «в долгую». Потому что сильные разработчики российских продуктов, да и развитые свободные продукты за год-два не вырастают, как и опыт реальных проектов, и компетенции по ним. Над этим всему рынку нужно будет много работать. Тем более, что процесс замещения идет не «снизу» (от разработчиков, от развитых и доросших до полноценных игроков стартапов), а сверху – от правительства, что порождает дополнительные сложности.

Однако один очень сильный позитивный эффект импортозамещения я вижу уже сейчас – это возможность более уверенного и обоснованного разговора с западными вендорами. Эта уверенность строится на том, что у нас уже сформирован реестр замещающего оборудования и ПО. Есть и отработанные ИТ-процессы поддержки импортозамещающих проектов с участием российского реестрового и свободного ПО. Т.е. у нас есть опора, пусть пока и не совершенная, но благодаря которой мы вполне можем получить реальный «цифровой суверенитет». Пусть это будет непросто, но мы это можем. Правда, и акцент импортозамещения тогда меняется – в сторону информационной безопасности и реальной технологической независимости.

3. Уже имеющиеся и декларированные инструменты более чем достаточны – преференции в госзакупках, построение собственных наукоемких производств, создание сильной школы ИТ-специалистов с редкими и глубокими компетенциями по российскому реестровому и свободному ПО. Нужно только, чтобы они полностью встроились в рынок и жизнь. А вот повышать градус протекционизма уже нежелательно – он должен оставаться здоровым. Тогда как его чрезмерное нагнетание грозит ростом «нежизнеспособных уродов», т.е. продуктов, которые никому не нужны, кроме тех, кого добровольно-принудительно заставили ими пользоваться.

4. У крупных и средних корпоративных заказчиков мы активно внедряли и продолжаем внедрять отечественные ERP-системы («1С»). А также продукты российских ИБ-вендоров (Kaspersky).

Что касается ветки импортозамещения, связанного со свободным ПО, мы более шести лет используем зрелые, гибкие и проверенные продукты, которые отлично подходят как под наши внутренние задачи (реактивное и проактивное выявление ИТ-инцидентов и ИТ-проблем у корпоративных клиентов, у которых работают территориально распределенные гетерогенные инфраструктуры; отслеживание «здоровья» ИТ у заказчиков в режиме реального времени, плановое наращивание ИТ-зрелости клиентов, постоянная объективизация комплексных KPI для ИТ-специалистов), так и под задачи заказчиков (модернизация, рост надежности и отказоустойчивости ИТ-инфраструктур за разумные деньги).

Готов к запуску ряд действительно инновационных услуг, ориентированных на партнерство с разработчиками проприетарного или свободного отечественного ПО. Первые услуги из этого пакета стартуют уже в 2016 году, остальные – в 1-м квартале 2017 гола.

И если политика государства в части импортозамещения будет последовательной (курс не сменится через два года, будет планомерно развиваться в течение пяти-десяти лет), то мы будем все больше наращивать долю свободного ПО у клиентов из разных сегментов (маршрутизаторы, межсетевые экраны, СУБД, ОС, продукты для виртуализации серверов и мн.др.). Параллельно мы будем все время углублять и наращивать компетенций специалистов, работающих в нашем Центре компетенции по импортозамещению и Open Source.

 

Григорий СизоненкоГригорий Сизоненко, генеральный директор компании ИВК

«Годы технологического безвременья воспитали в стране большую когорту менеджеров и чиновников, которые не мыслят себя без Запада. Я встречался с руководителями крупных регионов, многие пребывают в уверенности, что после снятия санкций все вернется на круги своя»

1. И согласен, и нет. Действительно, если не принимать в расчет сельское хозяйство, то другие отрасли экономики пребывают в некотором оцепенении. Не верят своему счастью. Задумываются: «Не шутка ли это?» К сожалению, годы технологического безвременья воспитали в стране большую когорту менеджеров и чиновников, которые не мыслят себя без Запада. Я встречался с руководителями крупных регионов, многие пребывают в уверенности, что после снятия санкций все вернется на круги своя.

Вместе с тем, есть регионы-лидеры, которые в импортозамещении увидели свой шанс. Машиностроение, электроника, станкостроение – за один-два года революцию здесь провести невозможно. Но фундамент начал закладываться. И если мы будем последовательны в этом выборе, то через некоторое время эти отрасли будут оказывать значительное влияние на рост экономики в России.

2. Я не понимаю, что такое государственная программа импортозамещения. Наша компания с момента своего образования занималась разработкой отечественных информационных технологий. Первые крупные проекты стартовали в 1997 году, в 2002 году выпущено системообразующее ПО middleware с интегрированными функциями ИБ «ИВК Юпитер» для комплексного решения задач информатизации территориально-распределенных структур, а в 2004 увидела свет «ИВК Кольчуга» – наша первая разработка, полностью основанная на ПО Open Source и совмещающая функции межсетевого экрана с расширенной функциональностью и коммуникационного центра организации.

Мы не сворачивали с этого пути и сегодня имеем достаточно широкий и полный набор собственных инфраструктурных технологий и основанных на них зрелых ИТ-продуктов, позволяющих создавать и эксплуатировать территориально распределенные информационные системы любого масштаба с высокими требованиями к информационной безопасности и сложности обработки информации. Наши разработки сертифицированы и защищены патентами РФ. Мы проектируем и выпускаем промышленные компьютеры и вычислительную технику со спецсвойствами, основными потребителями которой сегодня являются силовые ведомства и госучреждения. В 2012 и в 2015 гг. ИВК выпустила первые версии двух технологических платформ, до сих пор не имеющие аналогов на нашем рынке. Обе эти платформы, ориентированные на разные категории потребителей, основаны на наших многолетних разработках и предназначены для ускоренного создания и упрощенного обслуживания безопасных, территориально распределенных информационных систем любой сложности.

Наши технологии и до провозглашения политики импортозамещения использовались при создании больших автоматизированных систем, таких как, например, ГАС «Правосудие». Сегодня спрос на наши технологии только увеличивается. Политика импортозамещения способствует этому.

3. Убедительно довести до лиц, принимающих определяющие решения по приобретению ИТ-систем в госсекторе и госкорпорациях, что сомнения в прочности курса на импортозамещения – это антигосударственное действие, которое негативно влияет на карьеру.

Резко приблизить горизонт планирования при переходе на отечественное ПО и Open Source. Приобретать только ИТ-решения, основанные на готовых ИТ-продуктах и технологиях. Хорошо платить за работу. Не прогибать разработчиков на такие условия, которые не оставляют средств на развитие.

Не мешать бизнесу играть в долгую, не финансировать разработку ПО и не создавать преференции крупным «уполномоченным» ИТ-компаниям. Не выводить их из зоны ответственности за невыполнение обязательств, поставить их в те же условия, в которых находится средний и малый бизнес, разрабатывающий отечественное ПО.

Перенастроить систему среднего и высшего образования на выпуск специалистов любых профилей, лояльных по отношению к свободному ПО и ПО, включенному в реестр отечественного ПО.

4. Да, такую работу мы проводим постоянно, широко применяем свободное ПО. Это касается ИТ-инфраструктуры, информационной безопасности и большинства ИТ-систем, поддерживающих работу офиса и управление разработкой ПО. Но там, где достойных аналогов пока нет (например, САПР в конструкторском бюро ИВК), остаемся на западном проприетарном ПО.

 

Павел ФроловПавел Фролов, продюсер детского робототехнического проекта для образования

«Несмотря на публичные заявления, де-факто госорганы и госкорпорации по-прежнему продолжают закупать зарубежные программно-аппаратные решения»

На сегодняшний день процесс импортозамещения не происходит в том объеме, в котором он был заявлен. Несмотря на публичные заявления, де-факто госорганы и госкорпорации по-прежнему продолжают закупать зарубежные программно-аппаратные решения. Это связано, во-первых, с некоторой инерцией процесса закупок, и, во-вторых, с отсутствием рабочих мер пресечения подобных действий. Да, мы участвуем в государственной программе, более того, проект «РОББО» изначально был заточен под использование свободного программного обеспечения. Нами разработан специализированный дистрибутив на базе GNU/Linux, с помощью которого можно не только заниматься инженерным творчеством, но и обучать ему. Вы даже можете не устанавливать его на свой компьютер, а работать с загрузочной флешки или с одноплатного компьютера по типу Cubieboard.

 

Михаил ХолоповМихаил Холопов, генеральный директор Atlex.Ru

«Для того чтобы перейти на отечественную продукцию, ее сначала нужно создать. И не бояться в этой ситуации перенимать опыт зарубежных коллег»

1. Импортозамещения, как такового, в сфере ИТ-услуг нет в принципе. Посудите сами: все комплектующие серверов и ПО закупаются за рубежом за отсутствием качественных отечественных продуктов. В России производится только непосредственно сборка оборудования. Около года назад, как раз, когда был взят курс на импортозамещение, наша компания провела мониторинг рынка на предмет наличия отечественных серверных стоек, которые могли бы заменить иностранные аналоги. И мы вышли на компанию, которая изготавливает серверные стойки в Центральной России. Но дело в том, что закупку стоек все-таки относят к разовым затратам. И стоимость серверных стоек в сравнении со стоимостью всего остального ИТ-оборудования незначительна. Поэтому, да, действительно, о полном переходе на импортозамещение говорить пока не приходится.

2. Как уже было сказано выше, мы активно участвуем в тестировании и доработке отечественных серверных стоек. Компания, на которой мы остановили свой выбор, изготавливает серверные стойки на заказ на металлургическом заводе в Костроме. Это позволяет не только полноценно контролировать каждый этап изготовления продукции, но и экономить на логистических расходах и взаиморасчетах с партнерами, что делает продукцию компании максимально доступной даже для небольших клиентов. После тестовой закупки мы заключили договор о сотрудничестве, провели необходимые доработки стоек, и сегодня уже полностью перешли на их продукцию. Более того, именно этот проект мы представляли в этом году на выставке “Связь-2016”.

3. Это вопрос к разработчикам. Для того чтобы перейти на отечественную продукцию, ее сначала нужно создать. И не бояться в этой ситуации перенимать опыт зарубежных коллег. Если такая продукция будет отвечать всем требованиям качества, мы с радостью перейдем на российские аналоги, учитывая, что они будут в любом случае дешевле. Мы наблюдаем за новыми решениями и, если какое-то из предложенных покажется нам перспективным и интересным, будем его тестировать. Пока такого нет.

4. Нет, мы, как правило, используем зарубежное программное обеспечение. Но система биллинга у нас самописная. Считай, отечественного производства. Правда, создавалась она за много лет до того, как был взят курс на импортозамещение и, конечно, в других целях.

 

Никита ШаблыковНикита Шаблыков, директор по маркетингу компании PROMT

«Импортозамещение оправдано там, где речь идет об информационной безопасности, защите конфиденциальных данных. В России традиционно сильны технологии, связанные с безопасностью»

PROMT создает решения как для российского, так и зарубежного рынков, но сказать, что компания специально участвовала в программе импортозамещения, нельзя – грантов и дотаций на ее реализацию мы не получали. Важно также отметить, что конкурентов – отечественных или зарубежных - на российском рынке у нас нет.

Однако, PROMT, как отечественный разработчик программного обеспечения, активно участвует в развитии новых технологий, в том числе на базе ОС Linux, создаёт свои прикладные программные продукты с использованием собственных наработок взамен зарубежных. Это позволяет прежде всего нашим клиентам оптимизировать свои затраты на инфраструктуру. Например, в нашем флагманском продукте для сегмента B2B – PROMT Translation Server - традиционно использовался SQL Server Express от компании Microsoft. В последней версии PROMT Translation Server мы используем вместо SQL Server собственную базу данных, более удобную и заточенную под данные, используемые в нашем продукте.

Важно не просто создавать свое ПО, но и ориентироваться на глобальный рынок информационных технологий, чтобы создаваемые продукты могли быть конкурентоспособны не только на отечественном, но и на мировом рынке. Чтобы не получилось так, что товар, на создание которого были потрачены существенные ресурсы, в дальнейшем оказался бы недостаточно хорош по сравнению с зарубежными аналогами.

С нашей точки зрения, импортозамещение оправдано там, где речь идет об информационной безопасности, защите конфиденциальных данных. В России традиционно сильны технологии, связанные с безопасностью. Для многих отечественных компаний, которые разрабатывают собственные стратегии по ИБ в новых условиях, стал актуален поиск отечественных производителей, способных предоставить решения, повышающие защищенность компании, но при этом не влияющие на эффективность бизнес-процессов. Решения, которые мы предлагаем, обеспечивают эффективную и безопасную работу с разноязычной корпоративной документацией - это и финансовые и юридические документы, проектная, техническая документация, бизнес-переписка.

Чтобы программа импортозамещения в сфере безопасности в ИТ стала более эффективной, работа должна вестись в двух направлениях: со стороны государства и его законодательных инициатив (это в первую очередь касается госкорпорации и информационной безопасности внутри них), так и со стороны коммерческих компаний (выстраивание жесткой политики использования облачных и онлайн сервисов и приобретение надежной альтернативы им: например, вместо онлайн-переводчика - корпоративный сервис автоматического перевода, который не соприкасается с «внешней» интернет-средой).

 

В начало⇑

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Выпуск №03 (66) 2017г.
Выпуск №03 (66) 2017г. Выпуск №02 (65) 2017г. Выпуск №01 (64) 2017г.

Телеканал «Про Бизнес», программы «Технологии в ритейле»

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика