Герман Клименко: «Интернет – катализатор экономики реального сектора»
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
сентябрь    2020
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
24
25
26
27
28
29
30

показать все 

Новости партнеров

16.09.2020

Победители премии IT Stars имени Георгия Генса определены и будут объявлены 21 октября

Читать далее 

16.09.2020

ЕЖЕГОДНАЯ ВЫСТАВКА ИННОВАЦИЙ ДЛЯ РИТЕЙЛА RETAIL HUB 2020: БИЗНЕС-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПОСТ-КРИЗИСНЫЙ ПЕРИОД

Читать далее 

14.09.2020

Как начать бизнес в сфере социального предпринимательства в Москве

Читать далее 

14.09.2020

Быстрее, выше, сильнее: MBM.MOS начал приём заявок от московских предпринимателей для участия в Акселераторе спортивного бизнеса

Читать далее 

показать все 

Статьи

10.09.2020

Как и чему учить будущих звезд ИТ?

Читать далее 

12.08.2020

Господдержка ИТ-отрасли

Читать далее 

11.08.2020

Интернет-маркетинг: второе дыхание

Читать далее 

15.05.2020

Жить под водой, мечтая о солнце

Читать далее 

06.04.2020

Как продвигать и продавать в новой реальности?

Читать далее 

13.02.2020

Чат-бот CallShark не требует зарплаты, а работает круглосуточно

Читать далее 

24.12.2019

До встречи в «Пьяном Сомелье»!

Читать далее 

21.12.2019

Искусство как награда Как изготавливали статуэтки для премии IT Stars им. Георгия Генса в сфере инноваций

Читать далее 

04.12.2019

ЛАНИТ учредил премию IT Stars памяти основателя компании Георгия Генса

Читать далее 

04.06.2019

Маркетолог: привлекать, продавать, продвигать?

Читать далее 

показать все 

Герман Клименко: «Интернет – катализатор экономики реального сектора»

Главная / Интервью / Герман Клименко: «Интернет – катализатор экономики реального сектора»


Герман Клименко:
«Интернет – катализатор экономики реального сектора»

Под занавес 2015 года в интернет-отрасли произошла кадровая сенсация. 22 декабря Президент России Владимир Путин предложил председателю совета Института развития интернета Герману Клименко стать его советником.

Как это произошло? Почему так важна сегодня интернет-отрасль? Нужны ли госпрограммы для новых технологических разработок?
Какова политика государства в отношении торрентов? На эти и другие вопросы «БИТа» отвечает советник Президента РФ по вопросам развития интернета Герман Клименко

Досье

Герман Клименко

Герман Сергеевич Клименко – советник Президента Российской Федерации. (с 4 января 2016 года). Директор и владелец интернет-компании LiveInternet. Основатель и владелец новостного агрегатора на основе данных из социальных сетей Mediametrics. Председатель совета Института развития интернета. Создатель и руководитель баннерной системы LBE, счетчика TopList, каталога веб-сайтов List.Ru.

– Герман, вы предполагали, что в вашей карьере может случиться такой зигзаг удачи? Как вы отнеслись к предложению стать советником Владимира Путина по вопросам развития интернета?

– Президент сделал мне предложение, от которого приличные люди не отказываются. На самом деле, я совершенно не был в курсе, и все случилось крайне неожиданно. Но я не стал сразу говорить «Да», потому что это кардинальное изменение стиля жизни. Я не смог сразу принять такое решение и попросил об отсрочке. Не знаю, являюсь ли я самым компетентным специалистом в интернет-отрасли, но отказываться от такого предложения совершенно бессмысленно.

Я очень хорошо представляю, как все устроено в нашем государстве – в армии служил, а мама у меня была высокопоставленным чиновником в советское время. Счастье быть в чиновничьем ранге для меня никогда не являлось сверхценностью. Если бы я хотел, был бы там уже давно. В 90-е годы, когда всем рулили деньги, у меня было много предложений перейти на государеву службу, но я всегда отказывался, отшучивался, мол, «вот если президент позовет». А теперь так необычно сложились обстоятельства.

– А если б не позвал?

– Мы бы и так получили потрясающую историю для индустрии. Мы, интернетчики, за полтора года смогли убедить государство в том, что мы важны. Что наша отрасль сформировалась и с нами надо разговаривать. Уже то, что в декабре 2015-го к нам на Первый российский форум «Интернет Экономика» приехал Путин, важно само по себе.

– Советник президента по интернет-экономике – должность новая и необычная. Каковы обязанности и задачи стоят перед вами в ближайшей перспективе?

– Пока я не знаю, что и как будет! Указ вышел 4 января. Штат советника – два человека, помощник и секретарь, – еще не набран. Сейчас идут необходимые процедуры по вступлению в должность, встречи с помощником Президента РФ Игорем Щеголевым, первым заместителем руководителя Администрации президента Вячеславом Володиным. У меня основная задача – не сидеть на рабочем месте, а быть интегрированным в отрасль и понимать, что там происходит. И при необходимости давать советы президенту.

– Какие шаги на посту советника вы хотели бы предпринять в первую очередь?

– Я интернетчик. Государство до сих пор не понимает, как с нами коммуницировать, и принимает законы без участия индустрии.

Интернет внутри себя все съел. Мы переварили СМИ. Теперь это совсем другое – социальные сети, блоги, сайты. Идет интеграция между обычными отраслями и интернетом. При этом соединение одного с другим на выходе дает уже не два, а десять! За счет увеличения производительности труда, за счет повышения управляемости, понимания, как все события происходят. Я сказал Путину: «Интернет – нефть экономики». Наверное, более точно было бы сказать так: интернет – катализатор экономики. Экономики реального сектора.

Пока у меня есть фиксированная задача – это дорожные карты, предложенные ранее президенту и правительству со стороны ИРИ и озвученные еще раз на Первом российском форуме «Интернет Экономика» в декабре. Для этого я буду работать с министерствами, ведомствами, чтобы их концентрированно направлять. Получится или нет – неизвестно, но я использую свой шанс. Это же не только я разрабатывал, это огромная команда.

– Какова дальнейшая судьба вашего детища – Института развития интернета (ИРИ)?

– Я спросил в Администрации президента, прежде чем принять предложение, остается ли за мной ИРИ. Потому что если нет, то какой смысл было тратить два года на создание оси для развития интернета. Это не значит, что я хочу вечно сидеть на должности председателя Совета ИРИ, но если мы говорим о синергии государства и интернета, то должна существовать единая структура. Я получил ответ: «Да, конечно». И тут же дал свое согласие стать советником.

Институт развития интернета задумывался как коммуникатор. Мы разработали дорожные карты. Это сотня инициатив. Они не про деньги. Но, если их завтра принять, мы становимся королями экономики.

– Каков главный итог Первого российского форума «Интернет Экономика»?

– Самый важный итог в том, что отрасль поверила в свою значимость. Потому что вначале, когда мы предложили собрать дорожные карты, многие смеялись. Теперь же, когда они поняли, что государство серьезно к этому относится, соратников стало кратно больше.

В рамках подготовки форума я ходил и рассказывал, что в 2016 году мы сделаем серию специализированных конференций, отдельно про медицину, транспорт и т.д. А в конце года повторим этот форум.

В промежутке я буду пытаться с министерствами подписывать соглашения о том, чтобы они могли обращаться в ИРИ по вопросам экспертизы. Дальше мы хотим поговорить с финансовыми компаниями, чтобы они могли на основе такой экспертизы отбирать интересные для инвестирования проекты.

Наша задача – запустить процесс интеграции, чтобы отрасли начали общаться. Например, мы обладаем колоссальным опытом обработки больших данных, а у медицины есть эти данные. Нужно, чтобы новые технологии пришли в медицину. Мы пойдем по пути максимального упрощения, то есть будем браться только за те задачи, которые имеют тенденцию к решению. Искать баланс минимального времени и максимального эффекта.

– Почему именно такой баланс важен?

– Потому что у нас сейчас есть только полтора-два года, чтобы решить сущностные вопросы развития среды интернет, иначе потом сил на отстаивание интересов отрасли будет уходить гораздо больше.

– В дорожной карте по медицине есть предложение по легализации интернет-аптек. Когда они могут заработать в России?

– Здесь есть два основных вопроса. Первый – это борьба аптечных сетей с оптовиками, которым не нужны стационарные аптеки, они могут сами осуществлять доставку и демпинговать по цене. В случае появления интернет-аптек сразу возникает колоссальная конкуренция. Второй вопрос заключается в том, что Минздраву необходимо бороться с незаконным оборотом лекарств. И пока он идет по очень простому пути – все запрещает.

«Я сказал Путину: «Интернет – нефть экономики»

– Какие еще проблемные вопросы вы видите?

– Есть глобальная тема импортозамещения: заменить Windows на открытое программное обеспечение (ПО) у чиновников. Если бы госорганы уже перешли на отечественное ПО, то сейчас с зарубежными поставщиками разговаривали бы совершенно по-другому, государству было бы плевать на их желание что-нибудь отключить. Внедрение открытого ПО стоило бы государству $2-3 млрд. в год, но эти деньги шли бы на финансирование отечественных разработок и наращивание экспорта.

Нам никого не надо догонять. У нас все крайне неплохо с интернетом: прекрасные технологии, прекрасные поисковики и прекрасные социальные сети. Нам есть чем гордиться! В этом плане наши коллеги и конкуренты ничем не лучше нас, просто у них больше кормовая база

Экспорт не может взяться из воздуха, чтобы продавать разработки, они должны быть. Сейчас за обладание импортным софтом мы эти $2-3 млрд. платим зарубежным программистам. У нас бы не было такой позорной ситуации, как сейчас, когда Индия экспортирует софт на $60 млрд,, а мы – всего на $6 млрд. В Индии нет ни своих Яндексов, ни Mail.ru. Это, конечно, не нефть, но $60 млрд. – тоже хорошая сумма.

Вообще все важные истории сводятся к двум вещам: дистанционная авторизация и открытые данные. Для нормального режима работы должно быть достаточно одной авторизации. В противном случае так, как сейчас происходит, ни один финансовый стартап существовать не может. Весь смысл в переводе со счета на счет, открытии и закрытии депозитов, то есть в выстраивании схем, которые надо создавать автоматически. В текущем законодательстве это невозможно.

У ЦБ есть возражения, связанные с финансированием террористов. Но необходимо все это обсуждать. Например, открывать только депозитные счета, счета, с которых нет вывода средств. Это важно, иначе мы в борьбе с сотней террористов оставляем без сервиса миллионы людей.

Вторая проблема – открытые данные. Например, есть ресурс «Росправосудие». Все суды договорились и выложили решения в онлайн на своих сайтах. Два человека отслеживают и собирают все на сайте «Росправосудие». Создается колоссальная онлайновая база по состоянию правосудия.

То же самое можно сделать по стройкам. Началась стройка 10 лет назад, должна построить 10 тысяч метров. Построено 5 тысяч метров. Выложите эти данные по специальному адресу в интернет. Никаких затрат! Да просто пошлите сообщение на Минстрой.ру. И вы получаете онлайн-динамику строительства в стране. Какое железо нужно, какие материалы, какой транспорт. А ведь этого никто не знает. Это важно для бизнеса, для экономики, для понимания, что происходит в стране.

Сейчас спросите меня: что происходит в экономике России? Я вас отправлю в Роскомстат, который раз в полгода что-то публикует. А была бы динамика строек, нажали бы на кнопочку – вопрос пяти минут. Но министр Открытого правительства Абызов этого добивается три года.

– На какую динамику развития интернет-отрасли вы рассчитываете по итогам 2015 года и в 2016 году?

Г. Клименко, первый зам. руководителя Администрации Президента РФ В. Володин и директор РАЭК С. Плуготаренко
на Первом российском форуме «Интернет Экономика»

– У нас два процесса: идет рост отрасли сам по себе и рост каннибалический. Первый – за счет наращивания числа интернет-пользователей. Второй – за счет отмирающих направлений экономики, переходящих в интернет. В 2015 году мы выросли на 40% по выручке. С учетом курса доллара это не так хорошо, как нам бы хотелось. Потому что в валютной составляющей рост составил 6-7%, а мы всегда росли больше. Я думаю, что, если 2016 год не даст нам каких-то чудесных рывков, мы вырастем на 50-70%.

– Вы говорите, что интернет – нефть экономики, возможный драйвер роста. Но как, допустим, слезая с нефтяной иглы, не сесть на другую?

– Пересаживание с одной иглы на другую должно быть аккуратным. У нас в традициях экономики все время использовать какие-то революционные подходы: либо дружно бросаемся в перестройку всей страной, либо дружно увлекаемся нанотехнологиями.

В случае освобождения России от нефтяной зависимости и перевода ее на интернет-зависимость, нужно просто спокойно и методично двигаться к интеграции интернета с другими отраслями. И государству, желательно, просто помогать нам в содействии с теми отраслями, которые оказывают сопротивление, потому что мы нарушаем привычный ход вещей.

Использование интернет-технологий требует обучения, нельзя просто приобрести компетенции и ими пользоваться, в них надо еще и разбираться. Это всегда тормозит внедрение, но, тем не менее, это неизбежно. Поэтому, я думаю, что если власти не будут форсировать эту историю, а просто помогать, то переход пройдет аккуратно, спокойно и без последствий.

– Может, нужны госпрограммы для новых технологических разработок – не только крупных, но средних и мелких? Или этот рынок только для крупных игроков?

– Я вообще не сторонник госпрограмм, если под этим понимать выделение денег. В первую очередь государство должно решать законодательные проблемы, для этого они и предназначены. Это бы позволило молодым компаниям наиболее эффективно входить в рынок.

Наша регуляторика, к сожалению, тяжела, особенно для внедрения нового, когда уже приняты какие-то стандарты – пробиться невозможно. Вот здесь и необходима помощь государства. Никакие деньги не отменят снижение сроков лицензирования медицинских приборов. Это гораздо важнее денег.

– Интернет – «Спаситель России». Он – средство коммуникации общества, бизнеса, власти. Нам, конечно же, нужно его развивать и догонять наших партнеров по планете. Какие подводные камни могут ждать интернет-отрасль на этом пути, как не сбиться?

– Нам никого не надо догонять. У нас все крайне неплохо с интернетом: прекрасные технологии, прекрасные поисковики и прекрасные социальные сети. Нам есть чем гордиться! В этом плане наши коллеги и конкуренты ничем не лучше нас, просто у них больше кормовая база.

В мире физически больше людей, чем русскоязычных, поэтому переходы и проникновения в чужие языки достаточно сложны. С одной стороны, у нас все хорошо, с другой – наша проблема заключается в том, что при изменении всей парадигмы на смену глобальным трансконтинентальным компаниям на рынок вышли компании, которые используют две истории – физическую реальную и софтверную.

Условно говоря, идет некая интернизация. И для нас самое сложное в том, что у нас хорошо все с софтверным программным обеспечением, а вот с «железом» всегда проблемы. Поэтому основная затея в том, чтобы государство помогло нашей индустрии проникать в Минобрнауки, в строительство и другие отрасли. Чем быстрее мы туда попадем, тем больше вероятность того, что в следующем цикле, когда у нас будет не интернет 2.0, а интернет вещей, мы будем так же достойно выглядеть, как выглядим сейчас.

– При быстром развитии и проникновении интернета готово ли государство защитить нас от опасностей, которые в нем таятся?

– Риторический вопрос. Если брать кухонные ножи, вполне бытовой предмет, то 98% преступлений совершаются именно ими. Есть соответствующие органы, которые этим занимаются, и есть, в конце концов, здравый смысл. Как бы ни хотело государство в этом помочь, здесь речь идет, в первую очередь, об образовании: финансовая грамотность, компьютерная грамотность. То есть на первый план выходит личная грамотность, а уж потом государственная помощь в защите.

– Недавно Роскомнадзор заблокировал навсегда Рутрекер. Как и чем правообладатели могут заинтересовать интернет-ресурсы, раздающие авторский контент, чтобы получилось взаимовыгодное сотрудничество? Не получится ли так, что за все будет платить пользователь? Какова политика государства в этом вопросе? 

– Сейчас, скорее всего, произойдет сжатие рынка. Для пользователей важно состояние экономики: если экономика плоха, то и покупают они меньше. Люди сейчас стали ходить в ресторан в два раза реже, чем раньше. То же самое происходит и с авторскими правами. В конечном итоге, пользователь будет платить за все, но взамен он станет получать качественный продукт – деньги косвенно будут к нему возвращаться. Экономика циклична. Нет ничего плохого в том, что люди за все платят.

Политика государства в этом вопросе абсолютно однозначна. Она сформулирована заместителем министра связи Алексеем Волиным: «будем бить по морде за кражу контента». Это очень жестко.

Но вся полемика не в том, что нужно или не нужно бороться за авторские права, конечно, бороться нужно. Мы привыкли к торрентам. Это достаточно сложная история, но я против резких движений. Против того, чтобы проблема защиты авторских прав стала приоритетом и подменяла собой другие проблемы развития интернет-экономики.

Судя по накалу страстей, сейчас идеально было бы обсуждать, в каких городах интернет плох, как одну из нерешенных до сих пор задач. Тема авторских прав в кризис не должна быть приоритетной. Но это наши вкусовые споры, в целом, политика государства очевидна: авторские права надо соблюдать.

В начало⇑

Выпуск №07 (100) 2020г.
Выпуск №07 (100) 2020г. Выпуск №06 (99) 2020г. Выпуск №05 (98) 2020г. Выпуск №04 (97) 2020г. Выпуск №03 (96) 2020г. Выпуск №02 (95) 2020г. Выпуск №01 (94) 2020г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика