Всеволод Опанасенко: Нет области, в которой не могли бы применяться суперкомпьютеры
 
                 
Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?

Календарь мероприятий
декабрь    2019
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

06.12.2019

100-тысячную консультацию Центра услуг для бизнеса в Москве получила руководитель экологически важного проекта

Читать далее 

05.12.2019

ИСП РАН и Huawei открыли совместную R&D-лабораторию по развитию средств разработки программного обеспечения

Читать далее 

04.12.2019

Определилась победительница московского этапа федерального проекта «Мама-предприниматель»

Читать далее 

04.12.2019

НОРБИТ начинает внедрять системы для автоматизации закупок  на платформе Creatio

Читать далее 

показать все 

Статьи

04.12.2019

ЛАНИТ учредил премию IT Stars памяти основателя компании Георгия Генса

Читать далее 

26.11.2019

Осторожно: данные!

Читать далее 

26.10.2019

Что делать, чтобы тебя услышали?

Читать далее 

19.09.2019

Онлайн-обучение: кризис жанра?

Читать далее 

19.09.2019

Битва за электронику: кто кого?

Читать далее 

31.08.2019

Кадры для цифровой среды

Читать далее 

04.06.2019

Маркетолог: привлекать, продавать, продвигать?

Читать далее 

04.06.2019

Бонусы за лояльность

Читать далее 

04.06.2019

Прощайте, доктора?

Читать далее 

04.06.2019

Между В2В и В2С – сплошная двойная

Читать далее 

показать все 

Всеволод Опанасенко: Нет области, в которой не могли бы применяться суперкомпьютеры

Главная / Интервью / Всеволод Опанасенко: Нет области, в которой не могли бы применяться суперкомпьютеры


Всеволод Опанасенко:
Нет области, в которой не могли бы применяться суперкомпьютеры

Для познания мира обществу требуется все больше вычислительных мощностей. Такие мощности проектируются, собираются и инсталлируются по всему миру отечественной компанией «Т-Платформы». Рассказать о ней мы попросили генерального директора и основателя компании Всеволода Опанасенко

Всеволод Опанасенко
Досье
Всеволод Опанасенко окончил Российский государственный технологический университет им. К.Э.Циолковского по специальности инженер-технолог. В 2002 году он основал компанию «Т-Платформы». Ему удалось за короткий срок превратить ее в одну из наиболее динамично развивающихся и уважаемых компаний в мировой индустрии высокопроизводительных вычислений. Всеволод Опанасенко определяет стратегию развития компании, а также является председателем правления группы «Т-Платформы» и ее дочерних компаний. В 2011 году он признан одним из 12 наиболее известных и уважаемых персон мирового HPC-сообщества по версии журнала HPCWire.

– Всеволод, Вы – «мужчина в самом расцвете сил», но главное – вдохновитель и движитель компании «Т-Платформы». Все верно?

– Да, энергии у меня много. А что касается того, что я главный вдохновитель компании, то считаю, что у нас великолепный коллектив, и целый ряд наших специалистов определяют ее будущее.

– Самые запоминающие события, которые оказывают дальнейшее влияние на человека, случаются в детстве. Расскажите, как участие в кружке академика Евгения Велихова при Институте проблем информатики в конце 1980-х повлияло на Вашу дальнейшую компьютерную карьеру?

– Это был не кружок, а все-таки молодежное конструкторское бюро, которое занималось разработкой графической библиотеки для японской корпорации Konami. И эта работа оказала достаточно большое влияние на мою жизнь, ибо благодаря ей я связал свою жизнь сначала с программированием, а потом уже с компьютерами и суперкомпьютерами.

– Как появилось само название «Т-Платформы»? И почему было выбрано направление на суперкомпьютеры и вычислительные кластеры?

– Здесь нет никакого секрета. Изначально компания называлась «TYAN Platforms», т.к. ориентировалась на серверные платы, производимые тогда еще американской, а сейчас тайваньской компанией TYAN. Мы делали под эти платы серверные корпуса и поставляли все как единую платформу для сборки сервера. Но мы достаточно быстро поняли, что ориентирование на одного производителя – это неправильно, и стали расширять круг поставщиков. Соответственно модифицировали название.

Почему пошли в суперкомпьютеры? Потому что долго исследовали рынок и хотели найти на тот момент интересную, прибыльную и перспективную нишу. Когда мы начинали, а это был 2002 год, суперкомпьютерный рынок в России находился на зачаточной стадии развития, суперкомпьютерных систем было мало. Мы понимали, что промышленность и экономика в России динамично развиваются, а в долгосрочной перспективе без суперкомпьютеров эффективно развиваться невозможно, поэтому решили заняться этим бизнесом.

– Как получилось, что именно ваша компания выиграла конкурс на создание суперкомпьютерных программ «Скиф», «Скиф-ГРИД», «Скиф-СОЮЗ» (союзные проекты Белоруссии и России) и ряда кластеров в МГУ?

– В то время мы являлись единственной коммерческой российской компанией, специализировавшейся на создании суперкомпьютеров, поэтому нам было отдано предпочтение. Потом мы эволюционировали.

Сегодня мы не просто торгуем западными технологиями или собираем кластеры из каких-то элементов и блоков, но и являемся производителем, разрабатывающим вычислители собственного дизайна. Это, а также накопленная экспертиза и понимание задач заказчиков часто дают нам конкурентное преимущество.

– Понятно, что для создания высокопроизводительного кластера нужно как программное, так и аппаратное обеспечение. Что именно используется в ваших продуктах?

– Мы не занимаемся разработкой прикладного программного обеспечения. Это отдельная ниша. Мы разрабатываем и производим «железо» и системное программное обеспечение, осуществляем общую интеграцию систем и сопутствующих сервисов. Суперкомпьютеры, которые поставляем, используют либо уникальное ПО заказчика, либо свободно распространяемое ПО, либо коммерческое ПО, выпускаемое крупными компаниями.

Плюс у нас есть подразделение «Т-Сервисы», которое предоставляет услуги в области расчетов – прочностных, жидкостных, процессов горения, акустических и биохимических. Специалисты этого подразделения умеют создавать и оптимизировать математические модели процессов, настраивать ПО и, наконец, считать «под ключ». В таком случае все, что заказчику нужно, – это обратиться к нам с просьбой просчитать ту или иную задачу. Мы ее формализуем, подберем ПО, оптимизируем код под конфигурацию суперкомпьютера, предскажем, сколько по времени будет считаться задача, и выполним расчеты на одной из наших машин или на системе «Т-Платформы», установленной нами за эти годы в одном из университетов страны.

– Расскажите, пожалуйста, про ПО, которое поставляется вместе с вашими системами и впоследствии занимается расчетами.

– Суперкомпьютер, в том числе имеющий кластерную архитектуру, – это не только и не столько набор серверов, коммутаторов и т.п., а сложный программно-аппаратный комплекс, одним из важных компонентов которого являются настроенная ОС и системное ПО.

В подавляющем большинстве случаев мы поставляем готовые решения, включающие в себя предустановленный (и настроенный) набор системного ПО: 1) систему управления кластером; 2) систему мониторинга; 3) систему пакетной обработки заданий; 4) системные библиотеки МPI. В этом направлении мы работаем как со свободно распространяемым ПО, дополняя его собственными модификациями и разработками, так и с ведущими поставщиками системного ПО для вычислительных комплексов, такими, например, как Adaptive Computing.

Суперкомпьютерная система состоит не только из вычислительного кластера и системы хранения данных, но и из компонентов инженерной инфраструктуры. Поэтому уже несколько лет мы устанавливаем систему автоматического аварийного отключения оборудования, которая призвана обеспечить сохранность оборудования в случае непредвиденной ситуации, например, аварии на линии питания, задымлении, аварии системы холодоснабжения. Ядром системы аварийного отключения является собственная программная разработка.

В продолжение разговора о системном ПО, замечу, что это и большой пласт средств для разработки программного обеспечения, а именно оптимизирующие компиляторы, параллельные отладчики и профилировщики (Allinea DDT, Totalview), оптимизированные библиотеки для работы с различными аппаратными архитектурами (MKL, ACML, CUDA), а также различные библиотеки межпроцессорных обменов (MPI, dislib).

Если говорить о расчетном ПО, то на наших системах работает огромное количество различных пакетов из разных областей науки: это и геофизика, и биология, и молекулярная динамика (VASP, MOLCAS), и квантовая физика (Gaussian), и астрономия, и гидро- и газодинамика, науки о материалах (Materials Studio, MesoProp, WIEN2k) и многие другие.

Говоря о прикладных расчетных приложениях нужно помнить, что не всегда бывает достаточно просто инсталлировать пакет на вычислительную систему. Были случаи, когда сотрудникам Бенчмарк-центра компании удалось повысить производительность пакета (а значит, и эффективность расчетов, снизить издержки на проведение исследования) на 37% по сравнению с версией, которую изначально установил заказчик.

– Занимается ли «Т-Платформы» научно-исследовательской работой?

– Разумеется, мы ведем разработки и исследования. У нас бюджет НИОКР составляет большой процент от выручки, именно благодаря этому удается чего-либо достичь. В частности, выигрывать в тех конкурсах, о которых вы спрашивали, и иногда побеждать западных конкурентов. В основном разработки связаны с созданием вычислительных систем, повышением эффективности интерконнекта, моделями ускорения вычислений, созданием более эффективной модели управления кластером и очередью заданий.

– Что именно обеспечило вам конкурентное преимущество на конкурсах?

– У нас есть собственные разработки и масса сопутствующих сервисов. Одним из наших ноу-хау является вычислительная плотность решений и умение отводить тепло. В частности, система T-Blade 2 имела 64 процессора и всю коммутацию внутри шасси высотой всего 7U. Но мало просто создать вычислительный сервер, необходимо интегрировать все в единый кластер, подготавливать инфраструктуру, настраивать производительность приложений и обеспечивать многолетнюю гарантию. Это мало кто делает в комплексе. Даже именитые западные компании всегда с радостью поставят вам аппаратные решения и систему управления, но вопрос с развертыванием в России они полностью не решают.

Мы делаем все «под ключ» и не бросаем заказчика, оказывая емупослепродажную поддержку. Система может разрабатываться в комплексе со всем ЦОДом. После создания суперкомпьютера мы часто обучаем специалистов заказчика. Трехлетняя гарантия является у нас стандартной, а это длинная гарантия, которая «по умолчанию» не идет с системой в Европе и в мире. Мы часто обслуживаем не просто вычислитель, а всю инженерную инфраструктуру. Обеспечивая такой уровень сервиса, мы тем самым защищаем бизнес клиента.

– Как Вы можете оценить степень профессионализма коллективов, с которыми сотрудничаете на научной почве?

– Мы сотрудничаем со многими научными коллективами: как с институтскими, так и с академическими, и, разумеется, я их оцениваю очень высоко. Некоторые российские научные академические коллективы я бы поставил выше уровня зарубежных коллег, с которыми мы тоже взаимодействуем. В России всегда была сильна научная математическая школа, и некоторые разработки для нас делают российские научные коллективы. В общем, сотрудничество является важным элементом успеха. Мы будем и дальше развивать его не только в России, но и за рубежом.

– Давайте назовем читателям пару-тройку коллективов и вузов.

– Исторически у нас сложился богатый опыт общения с МГУ, сейчас мы надеемся вести с ним несколько разработок по программам Министерства образования на предмет построения высокомасштабируемых систем и выполнения проблемно-ориентированных научно-исследовательских работ в этой области. Кстати, многие наши сотрудники пришли из МГУ. Мы будем сотрудничать с коллективом Томского государственного университета по теме создания нейросетей.

Работа идет и с западными академическими центрами. Например, с суперкомпьютерным центром Julich, одним из ведущих немецких научно-исследовательских центров и участником ассоциации PRACE, мы совместно разрабатываем систему, которая, в частности, должна будет предсказывать сбои в работе суперкомпьютера.

– Какие достижения за последние полтора года Вас как руководителя компании особенно радуют?

– За последние полтора года у нас, наверное, не было крупных, «кричащих» на весь мир проектов. Но меня особенно радует то развитие, которое мы получили на зарубежных рынках. Это поставка прототипа суперкомпьютера финнам в центр CSC и системы в Рижский технологический университет, и знаковая поставка небольшой суперкомпьютерной системы в США, в университет Stony Brook (Нью-Йорк). И, конечно же, наш успех в научном центре Julich в Германии – это поставка достаточно большого прототипа суперкомпьютера, который мы успешно завершили и сдали весной этого года.

– Над какими задачами будут работать упомянутые кластеры и их прототипы?

– В финском суперкомпьютерном центре CSC, как я говорил, мы поставили прототип, который будет применяться для оценки энергоэффективности и управляемости суперкомпьютеров нового поколения, а также для тестирования новых сред программирования. В ходе совместного проекта планируется разработать высокомасштабируемое параллельное прикладное ПО, эффективно использующее ускорители с различной архитектурой в составе гибридных вычислительных систем.

В США, в университете Stony Brook, основным потребителем вычислительных ресурсов вычислительного центра станет лаборатория профессора А.Р. Оганова (The Oganov Lab), специализирующаяся на проведении научно-практических исследований в теоретической минералогии и материаловедении.

Наш суперкомпьютер применяется для дизайна новых материалов на основе научных разработок SBU (Stony Brook University). Для решения этих задач используется компьютерная программа, разработанная профессором Огановым, которая позволяет моделировать структуру новых материалов с заданными свойствами. С помощью данного метода уже создана углеродная структура, схожая по твердости с алмазом, открыты новые модификации бора и натрия, ряд минералов в мантии Земли. Сегодня лаборатория активно работает над созданием новых сверхтвердых материалов, материалов с особыми электронными и оптическими свойствами, а также материалов для суперконденсаторов и аккумуляторов для хранения электроэнергии.

Вычислительная система JuRoPa-3 поставлена в суперкомпьютерный центр Julich (Forschungszentrum Juelich). Это проект нашей компании по созданию прототипа суперкомпьютера следующего поколения.

– В какой момент вы приняли решение осваивать зарубежный рынок? И насколько это трудно?

– Решение было принято несколько лет назад. Мы занимали более половины отечественного рынка и поняли, что дальнейшее увеличение этой доли в России будет даваться достаточно тяжело, т.к. существуют и другие, в основном западные, компании-конкуренты.

К тому же российский рынок достаточно мал по сравнению с мировым. А чтобы вкладывать деньги в разработку, нужна прибыль, нужен оборот. Поэтому мы пошли на западные рынки, понимая, что у нас есть конкурентные преимущества, новые технологии, которые интересны нашим заказчикам. Наши поставки в Германию, Финляндию, Литву и США подтверждают правильность выбранного нами курса.

Конечно, осваивать западный рынок трудно, потому что там сильная конкурентная среда. Присутствует достаточно сильное лоббирование западными правительствами своих или зарубежных производителей. Все это дается непросто, но мы будем продолжать развитие бизнеса за границей.

– Как получилось, что ваша компания выиграла конкурс на поставку своей продукции в один из университетов США?

– На суперкомпьютерном мировом рынке мы имеем определенную известность и входим в топ-10 мировых компаний. Поэтому для пользователей HPC наш бренд достаточно хорошо знаком. А что касается поставки в Stony Brook University, то это был жесткий и сложный тендер, и мы его выиграли у наших американских коллег за счет оптимизации производительности системы при выполнении определенного пакета, разработанного для вычисления задач прикладной химии. У нас были лучшие результаты производительности, поэтому мы и выиграли.

– Аннулирование конкурса и внесение вашей компании в «черный» список очень уж смахивает на политику. Чем «Т-Платформы» не угодила, и на какой элементной базе теперь будете строить кластеры?

– Да, 8 марта 2013 года решением Комиссии Госдепартамента США мы были включены в black-list с формулировками «угроза национальной безопасности США» и «действия компании, противоречащие интересам внешней политики США». Я расцениваю это как досадную ошибку американского правительства. Хотя мы действительно начали работать с крупными научными центрами Европы и теснить западных конкурентов, мне не хотелось бы говорить о том, что американское правительство использует такие действия для конкурентной борьбы. А поставка, которую мы сделали в США, честно говоря, ничтожна по сравнению с обычными сделками на американском суперкомпьютерном рынке. Мы уже подали апелляцию и надеемся, что ситуация разрешится положительно, в том числе благодаря поддержке российского правительства.

Сегодня суперкомпьютеры, которые мы производим, так или иначе используют американскую элементную базу или технологии. Мы находимся в достаточно непростом положении, поскольку эмбарго полностью парализовало как наши разработки, так и производство и продажи. Но я надеюсь на позитивное окончание этой истории, поскольку принципиального повода и оснований для введения эмбарго не было и нет.

– Принято считать, что высокопроизводительные установки нужны для аэрокосмической отрасли и в области физики. Но, судя по опыту Белгородщины, кластеры нужны и в аграрном секторе. Каковы цели?

– Я всегда говорил, что нет области, в которой не могли бы применяться суперкомпьютеры. Разумеется, это и аэрокосмическая отрасль, и физика. Что касается аграрного сектора, то здесь достаточно много применений суперкомпьютеров. Например, дистанционное зондирование земли – есть суперкомпьютерная программа, которая позволяет с помощью аэрокосмической аэрофотосъемки определять качество сельхозугодий, позволяет повысить привлекательность участка, проанализировать его с объектами инфраструктуры, выделить особо важные ландшафтные детали – поля, склоны, озера, леса, дороги, реки. Также суперкомпьютеры используются в сельском хозяйстве для просчета скорости и дальности переноса ветровых загрязнений, расчета возможных пожаров.

– Когда появится реальная отдача от кластера в Белгороде, как думаете?

– Отдача уже давно есть. Первая система, T-Edge 32, работает в БелГУ уже несколько лет. Вообще машинное время наших суперкомпьютеров часто расписано на месяцы вперед. И это неудивительно, ибо системы востребованы – пользователи улучшают характеристики изделий и материалов и проводят моделирование, которое невозможно произвести путем натурных испытаний.

Наши суперкомпьютеры T-Edge 32 и «Нежеголь», установленные НИУ «БелГУ», задействуются для анализа аэрофотосъемки и для разработки наноструктурных материалов с заданными свойствами. В частности, там была разработана новая марка титана с улучшенной структурой и пластичностью и, насколько мне известно, совместное предприятие уже производит медицинские имплантаты на базе данной разработки.

– Как и в каком качестве/количестве нужна подготовка специалистов в HPC-сфере?

– Дело в том, что современную экономику нельзя представить без специалистов, владеющих технологиями HPC. В России этим стали заниматься несколько лет назад. Большие успехи достигнуты Московским государственным университетом. При Нижегородском университете имеются курсы по подготовке этих специалистов. Насколько я знаю, у нижегородцев разработана система дистанционного обучения в области HPC.

Сегодня наши вузы выпускают десятки специалистов в год, но этого мало, и применение суперкомпьютеров серьезно сдерживается кадровым вопросом – нет массового опыта и, как следствие, нет четко прописанных регламентов по применению суперкомпьютеров в разработках и исследованиях.

Нужны и администраторы, понимающие параллельные вычислительные среды, и практики, знающие математические модели и свойства материалов и химико-физических процессов, и программисты, разбирающиеся в тонкостях ПО и его распараллеливании на массу кластерных узлов. Наконец, нужны системные архитекторы, понимающие, какая архитектура суперкомпьютера будет оптимальной для решения тех или иных теоретических или прикладных задач.

И надо помнить, что это достаточно сложная область деятельности. Студенту, закончившему вуз, еще лет пять нужно практиковаться и учиться, чтобы стать полноценным специалистом, способным решать сложные вычислительные задачи. Поэтому приятно, что стали уделять этому вопросу большое внимание. Еще три года назад Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России при Президенте РФ выделила достаточно большой грант суперкомпьютерному консорциуму на образование, и хотелось бы, чтобы это начинание было продолжено.

– На базе своей компании не собираетесь заниматься такой подготовкой? Или читать, например, выездные лекции?

– Мы обучаем некоторых заказчиков, но более полноценную подготовку дают вузы. Уже существует суперкомпьютерная школа МГУ. Наши специалисты регулярно выступают там с лекциями. Безусловно, нам бы хотелось более активно развивать это направление. Необходимо взращивать рынок, чтобы увеличивать социальный спрос и количество пользователей, умеющих эффективно применять HPC-технологии.

– Что будет, на Ваш взгляд, востребовано в ближайшие несколько лет в высокопроизводительных вычислениях? И на каких позициях Вы видите свою компанию?

– Разумеется, суперкомпьютерные вычисления чем дальше, тем больше будут востребованы. Потому что такие, например, гигантские мировые проекты, как Human Brain, который сейчас ведут в Европе, – речь идет о создании моделей головного мозга – невозможны без суперкомпьютерных технологий. Понятно, что они везде станут применяться, не только в науке, но и в промышленности, где лет через десять даже средние и небольшие компании будут обращаться в суперкомпьютерные центры за поддержкой своих разработок.

Свою же компанию мы видим как одного из лидеров рынка. Хотелось бы из десятки переместиться в мировую тройку.

В начало⇑

Выпуск №09 (92) 2019г.
Выпуск №09 (92) 2019г. Выпуск №08 (91) 2019г. Выпуск №07 (90) 2019г. Выпуск №06 (89) 2019г. Выпуск №05 (88) 2019г. Выпуск №04 (87) 2019г. Выпуск №03 (86) 2019г. Выпуск №02 (85) 2019г. Выпуск №01 (84) 2019г.
Вакансии на сайте Jooble

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика