Поиск по сайту
 bit.samag.ru     Web
Рассылка Subscribe.ru
подписаться письмом
Вход в систему
 Запомнить меня
Регистрация
Забыли пароль?
Календарь мероприятий
июль    2016
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

показать все 

Новости партнеров

21.07.2016

Acronis возвращает компаниям полный контроль над их данными с помощью новых гибридных облачных решений

Читать далее 

21.07.2016

ученые Университета ИТМО превратили VK Fest в крупнейший городской социальный эксперимент.

Читать далее 

21.07.2016

InfoSecurity Russia 2016: День финансового сектора

Читать далее 

21.07.2016

All-over-IP Expo 2016: бизнес на стыке систем безопасности и автоматизации зданий

Читать далее 

21.07.2016

“Территория Смыслов 2016” наградила победителей ИТ-смены

Читать далее 

21.07.2016

Acronis представляет революционное решение Acronis Backup 12

Читать далее 

21.07.2016

КОМПАНИЯ ACRONIS ВЫСТУПИТ СПОНСОРОМ КОМАНДЫ SCUDERIA TORO ROSSO НА ГРАН-ПРИ ВЕНГРИИ

Читать далее 

показать все 

Статьи

14.06.2016

Опрос. Рынок легального контента: развитие или стагнация?

Читать далее 

14.06.2016

Опрос. Прослушка или контроль защиты от утечки информации?

Читать далее 

14.06.2016

Опрос. Оперативность и удобство против безопасности?

Читать далее 

09.05.2016

Развитие ИТ-системы для роста бизнеса и экономии

Читать далее 

17.02.2016

Три кита эффективной data-стратегии

Читать далее 

23.07.2015

ЦОД: строить или арендовать?

Читать далее 

показать все 

Когда и как погибнет Всемирная Сеть?

Главная / Архив номеров / 2014 / Выпуск №2 (35) / Когда и как погибнет Всемирная Сеть?

Рубрика: Взгляд в будущее


Алексей Петровжурналист

Когда и как погибнет Всемирная Сеть?

Угроза разделения Интернета есть. Ее основы теперь, похоже, в изменении межгосударственного баланса сил

В Бразилии 23-24 апреля пройдет Глобальное собрание по управлению Интернетом. Как утверждают его соорганизаторы, это мероприятие, проводимое под патронажем ICANN, станет одним из главных мероприятий 2014 года, где будет решаться, ни много ни мало, по какому сценарию пойдет развитие Сети. Накануне этого важного события в Европе звучали весьма жесткие заявления: канцлер ФРГ обещает подвигнуть европейские державы на создание собственного Интернета, Еврокомиссия выпустила очередную резолюцию, в которой поклялась победить гегемонию США в оганизациях, регулирующих развитие WWW.

Фрагментация Интернета, дискуссии о которой начались более десяти лет назад, в 2014 году вошла в число главных трендов развития Всемирной Сети. Во всяком случае, на эту тему делают громкие заявления ведущие эксперты, главы государств и структур, осуществляющих регулирование Интернета. Речь при этом идет именно о дроблении Всемирной Сети на национальные сегменты, а не о фрагментации других типов. Президент Бразилии Дилма Русефф и канцлер ФРГ Ангела Меркель говорят о создании национальных сетей, более-менее внятно затрагивая и вопрос локализации серверов. Президент ICANN Фади Шехаде говорит о перспективе дробления Сети как о вполне реальной.

Почему же «старая» тема вдруг ожила именно теперь? Обнаруживается ли что-то принципиально новое в определениях этой проблемы? И почему аббревиатура БРИКС так напоминает список наиболее стойких критиков статус-кво в системе регулирования мировой Сети?

Старая угроза

Восемь лет назад, например, глава Форума управления Интернетом при ООН Нитин Десаи заявлял, что «балканизация» (фрагментация) Сети может случиться «в ближайшие пять лет». При этом в качестве определяющих факторов процесса тогда назывались и вопросы, касающиеся регулирования Интернета, и «отношения между бизнесом и правительствами». Тогда уже были в ходу и тревожные указания на интернет-сепаратизм Китая. А организации, занимающиеся регулированием Всемирной Сети (в первую очередь ICANN), к тому моменту уже вступили в продолжающийся и сегодня процесс реформ.

Тогда же широкой общественности был указан корень бед: фрагментация (не всегда понимавшаяся как полное отделение национального сегмента Сети) – это, мол, неизбежное следствие непреодолимой тяги «репрессивных режимов» к контролю над перемещением прогрессивных идей. Вероятно, в значительной мере так оно и было. Но такой подход прежде всего ставил под сомнение мотивы всякого, кто задавал вопрос о пересмотре исторически сложившегося статус-кво в системе регулирования Сети. Попытки обсуждать чрезмерный контроль США над соответствующими организациями оказывались в общественном мнении чем-то совершенно иным. Хотя уже имелись детали, требующие оговорок и разъяснений.

Кто в середине «нулевых» предлагал провести реформы в системе регулирования Сети? Это группа государств, среди которых Китай, Бразилия, ЮАР, Иран, Саудовская Аравия, Норвегия, Швейцария и Россия. Они выступали за передачу управления адресным пространством из рук ICANN, подконтрольной Министерству торговли США, в ведение какого-либо международного органа при ООН – например, комиссии при ITU. Участие в этой коалиции ряда стран вряд ли можно было объяснить тем, что они поддерживают запрет свободной передачи идей.

Характерно, что и Иран с Саудовской Аравией известны не только своими колоритными внутриполитическими особенностями, но и стремлением стать региональными лидерами. Региональному лидеру именно Всемирная Сеть очень кстати. А странам региона весьма полезно, чтобы в контроле над Интернетом не получил чрезмерный вес, например, какой-нибудь друг США…

Кстати, на требования указанной группы стран, прозвучавшие в 2005 году накануне Всемирной встречи на высшем уровне по проблемам информационного общества в Тунисе, реакция была следующей. Представители разных управляющих структур США хором заявили, что Интернет, изначально являющийся проектом американских военных и гражданских ученых, был в руках США и там останется. В конце концов соответствующую резолюцию принял и Конгресс, порекомендовав президенту Бушу придерживаться именно этой позиции.

Как всегда, суть в деталях

Что к 2014 году изменилось? Не все здесь бросается в глаза.

Очевидно, что к числу критиков статус-кво присоединилась влиятельная Германия, Европейская комиссия выпускает резолюции, полные решимости побороть гегемонию США в организациях, контролирующих Интернет и его развитие.

Менее очевидно то, что с ростом экономической значимости Интернета и с учетом того, что его дальнейший рост будет происходить за счет стран, которые могут не удовлетворять каким-то текущим требованиям «золотого миллиарда», старый подход «или вы не против контроля США, или вы пособник режимов» уже плохо работает. Если уж вопрос фрагментации Всемирной Сети сегодня и связан с реализацией общих интересов группы стран, то эти (общие) интересы, скажем, Норвегии и Ирана, относятся, вероятно, не столько к сфере фильтрации трафика, сколько к сфере экономики или права.

Не может не возрастать запрос на создание новой системы регулирования Сети. То есть системы, в рамках которых один из активных участников мирового рынка уже не будет одновременно и главным нормотворцем для среды, становящейся ключевой для развития достаточно большого и перспективного сектора экономики. При этом нужно умудриться не выплеснуть с водой младенца (США). Его роль в поддержании функционирования Сети во многих аспектах положительна, и в полной мере заменить его сразу даже какая-то вполне условная коалиция не сможет.

Если воспринимать заявления Д. Русефф или А. Меркель с этой точки зрения, то в данных высказываниях все вполне рационально, потому что речь идет о демонстрации главами держав решимости создавать какие-то новые системы, если действующая оказывается не в состоянии реформироваться адекватно происходящим изменениям.

Что позволяет предлагать именно такую трактовку событий, лежащих в рамках тренда на дробление Всемирной Сети? Как минимум то, что «угрозы» обособить свои сети, являются, очевидно, не лучшим решением заявляемых задач, а люди, их выдвигавшие, при этом несомненно ответственные, осведомленные и адекватные.

Если бы все дело было в рассказах Сноудена

Для решения проблем с информационной безопасностью, о которых рассказал бывший сотрудник АНБ Эдвард Сноуден, создание суверенного европейского или немецкого Интернета – выход неблестящий. Среди экспертов, опрошенных «БИТом», не нашлось практически ни одного, кто бы утверждал, что даже с технической точки зрения обособление германского сектора Интернета может гарантировать закрытие хотя бы тех дыр в информационной безопасности государства, на которые было указано. Впрочем, есть оценки и более жесткие (см. комментарий Вячеслава Медведева): отделение национальной Сети для решения таких проблем не вполне адекватно. И в случае Германии, и тем более для России. (Аналогичную оценку идее А. Меркель дала также Марина Горная – старший вице-президент MAYKOR.)

Алексей Смирнов (гендиректор «Альт Линукс») в своем комментарии отметил, что само по себе создание евро-пейской Сети не может сделать соответствующие данные недоступными для АНБ, хотя и может несколько затруднить доступ к ним.

В целом список «подвигов» АНБ, раскрытых Сноуденом, и сам по себе довольно красноречив, если попробовать в каждом отдельном случае ответить на вопрос: в какой мере решить такую проблему могло бы глухое отгораживание национальной Сети от всемирной? Кстати, в документах, переданных Сноуденом в СМИ, упоминалось и проникновение в китайские компьютерные Сети, включая принадлежащие оператору Pacnet и операторам мобильной связи.

Некоторые эксперты (например, М. Горная) указывают и на серьезные финансовые затраты, которые пришлось бы понести стране, которая соберется заниматься не просто фильтрацией трафика, а решит построить полноценную автономную Сеть – с собственными DNS-серверами и т.д.

Есть еще и сложности «технического» порядка, которые сильно усложнят мгновенное (без отключения на реконструкцию) отсоединение национальной Сети (об этом идет речь в комментарии Александра Венедюхина).

Экономические приобретения

На экономической стороне отсоединения национальной коммуникационной Сети от мировой следует остановиться особо. Здесь есть целая группа обстоятельств, которые не может не принимать в расчет любой лидер современного государства. Судя по полученным нами оценкам специалистов, техническая нецелесообразность суверенизации Сети будет дополнена потерями в сфере экономики.

Практически все эксперты согласны, что страна, самоустранившаяся из Всемирной Сети, сильно теряет в конкурентоспособности, и в особенности сектора ее экономики, ориентированные на внешние рынки, продвигают инновационные продукты или просто, как отдельные отрасли в Китае, сильно зависят от внешних рынков (см., например, комментарии Алексея Панкратова или Вячеслава Медведева).

Следует также добавить, что потери, о которых говорят эксперты, могут оказаться критичными для тех стран, которые рассчитывают на модернизацию, развитие – Интернет обеспечивает для этого ряд дополнительных возможностей.

Есть, безусловно, еще один нюанс, о нем упоминалось в ранее публиковавшихся комментариях, например, представителей «Лаборатории Касперского». Безусловно, «закрытие» страны ради обеспечения ИБ может повлечь за собой даже некоторые изменения позитивного свойст-ва – для национальных производителей софта, железа, компаний, предоставляющих социальные, облачные и другие сервисы. Они просто займут те ниши, в которых раньше работали иностранцы. Однако здесь необходимо сделать оговорку – такой приз может получить не любая страна, а только та, которая может обеспечить себе такую полноценную замену, то есть обладает необходимыми финансовыми и производственными ресурсами и, по возможности, рынком, объем которого позволит окупить затраты.

Впрочем, есть у предполагаемого отделения от мировой Сети и еще одно экономическое следствие, которое лидеры стран, критикующих подходы США к регулированию Интернета, наверняка принимают во внимание. Но это следствие скорее должно играть на руку лидерам таких держав.

Что потеряют США, если контролируемую ими Всемирную Сеть покинет ряд стран? На этот вопрос эксперты, особенно работающие на международном рынке, отвечают крайне осторожно. Есть два мнения. Первое: что потери экономики США окажутся некритичными (так считает, например, А. Венедюхин).

Второе мнение крайне осторожно высказывают в «Лаборатории Касперского», и суть его сводится к следующему: потери у глобальных интернет-компаний (большинство из которых американские) возможны, в силу того, что каждый рынок, с которого придется уйти, – это убыток. Значит, все дело в том, сколько рынков придется оставить и каких. И, видимо, от того, насколько серьезными представляются такие потери, и будет зависеть уступчивость США в деле реформ системы регулирования Всемирной Сети.

Скорость распада: прогнозы

Безусловно, все эксперты, которые указывают на фрагментацию Интернета как на один из основополагающих трендов, вовсе не имеют в виду, что это процесс, который может завершиться в какие-то определенные сроки. Более того, и среди опрошенных нами, и среди высказывавшихся в других СМИ специалистов и участников рынка едва ли не большая часть полагает, что в обозримые сроки процесс фрагментации выльется не в буквальное отделение национальных сегментов Интернета, а в обособление «закрытых» сетей, обеспечивающих работу правительственных учреждений, ключевых компаний (такого мнения придерживаются, кроме цитируемых здесь экспертов, также, например, и специалисты «ЛК»)

Впрочем, если рассматривать фрагментацию Сети как тренд, в определенном смысле сформированный желанием/нежеланием представителей США идти на уступки в сфере контроля над Сетью, то прогноз мог бы выглядеть несколько иначе. Нельзя сказать, что руководители контролирующих Интернет организаций совсем уж не воспринимают всерьез недовольство европейских или азиатских держав. Например, уже довольно давно реализуется идея, не меняя юрисдикцию ICANN, сильно расширить там представительство заинтересованных государств. Эта позиция, кстати, находила до сих пор поддержку у властей Евросоюза.

Приняв недавно довольно жесткую по форме резолюцию, в которой содержалось обещание всемерно ограничивать влияние США на организации, которые контролируют устройство Интернета и искать возможности для «глобализации» принятия ключевых решений, Еврокомиссия тем не менее высказалась не за передачу контрольных функций какой-либо международной организации, а за расширение представительства в ICANN. Есть и более серьезные уступки – контроль над отдельными ключевыми комиссиями действительно уже передается международным организациям.

Серьезность намерений стран, недовольных мерой американского контроля, а следовательно, и ближайшие перспективы развития фрагментации Интернета станут, вероятно, более ясны в конце апреля, когда в Бразилии пройдет Глобальное собрание по управлению Интернетом. И если верить президенту ICANN Фади Шехаде, там «должна решиться судьба управления Интернетом», и «самым негативным итогом обсуждений может стать введение фрагментации». Впрочем, согласно тому же источнику, не похоже, что до такого дойдет – г-н Шехаде выразил уверенность, что теперь «правительство США понимает необходимость передачи правления Интернетом в руки организации, в которой решения принимаются всеми заинтересованными сторонами».

Эксперты и представители российских интернет-компаний между тем каких-то особых надежд на решения этого форума пока не возлагают. При этом те из них, которых опрашивал «БИТ», согласились, что старая идея расширить в регулирующих структурах представительство заинтересованных правительств может несколько отдалить перспективу дробления Всемирной Сети.

«БИТ» попросил экспертов оценить возможные последствия отделения национальных секторов Интернета.


Александр Власов

АЛЕКСАНДР ВЛАСОВ, глава Deutschе Telekom в России

 Ни о каком «отделении американского Интернета» речи не идет. Поднимался вопрос о передаче управления и контроля за корневыми DNS-серверами международным организациям. Немецкое правительство смутило, что в настоящий момент большая часть корневых DNS-серверов в той или иной степени контролируется американскими и/или финансируемыми США организациями.

Однако вся информация, поступающая на корневые DNS, быстро кэшируется и рассылается дальше, то есть существующие данные из Интернета уже не изъять. Глобальность, отказоустойчивость и неподконтрольность политическим режимам – это и есть основные преимущества Интернета, которые и позволили ему стать важным инструментов в бизнесе и социальной сфере.

Интернет-сеть создали таким образом, что нарушить ее работу очень непросто. Даже если какая-то страна захочет выделить свой интернет-сегмент, а такие примеры уже есть, подобные ограничения преодолеваются анонимайзерами, туннелями и зашифрованными VPN-каналами.


Вячеслав Медведев

ВЯЧЕСЛАВ МЕДВЕДЕВ, старший аналитик отдела развития «Доктор Веб»

Кому выгодно отделиться от общего Интернета? Однозначно это только развитые страны. С одной стороны, информация, создаваемая в них, интересует их конкурентов или партнеров. А с другой, инфраструктура таких стран может быть отделена.

При этом мало отделить инфраструктуру – нужно обеспечить ее невзламываемость, недоступность курсирующей в ней информации. В противном случае отделение не будет иметь никакого смысла – вспомним историю с подкопом из Западного Берлина под советские системы связи в целях их прослушки.

Таким образом, формально отделиться можно – вся информация, адресуемая внутренним абонентам, будет на уровне провайдеров передаваться по внутренним сетям. Но это не будет считаться решением проблемы.

В случае России перспектива отделения выглядит еще более печально – даже не касаясь возможности введения защиты трафика, что при уровне доступа из многих мест совершенно нереально. В России отсутствуют ключевые элементы инфраструктуры, необходимые для независимости, скажем, нет своих DNS- серверов первого уровня.

Цельность сети важна не только для общения, создатель информации как бы столбит свое знание. Таким образом, разделение критично для стран, создающих новое, они вынуждены будут тратить лишние средства на продвижение информации, и для стран догоняющих – они вынуждены будут вариться в своем соку, все более отставая от текущего уровня, им более недоступного.

Скорее всего полного отделения не будет, да это и не имеет смысла. А будут созданы замкнутые защищенные сети в соответствии с имеющимися задача-ми – для оборонных целей, для госучреждений и т.д.

Все дело не во фрагментации, а в возможности фильтрации информации на уровне отдельных стран в соответствии с их нормами.

Сейчас полная фрагментация нереальна. Слишком долго все глобальные сети прокладывались без учета этого требования. Нужно замкнуть передачу данных на уровне прокладки сетей, повысив их пропускную способность для ведения защищенных протоколов. Ввести системы контроля передаваемых данных… Список очень длинный.

Любая отрезанная страна будет отрезана от мира. Введение фрагментации не так страшно – страшна связанная с этим процессом фильтрация информации на правильную, с точки зрения контролирующих, и неправильную. Да, Интернет переполнен ложью. Но кто будет следить за теми, кто следит?

США продвигают свои решения, и для этого им нужна свобода рекламы. И не только для США – это важно и для иных стран. Скажем, в целях идеологической контрборьбы. Война во Вьетнаме была проиграна США не только во Вьетнаме – ее сломал пресс идеологи-ческого противостояния.


Алексей Панкратов

АЛЕКСЕЙ ПАНКРАТОВ, генеральный директор, оператор связи «МосЛайн»

Американская организация ICANN сейчас контролирует, во-первых, стандарты RFC, во-вторых, выделение IP-адресов и доменных имен и, в-третьих, систему корневых серверов DNS. Если отделившиеся страны выработают какую-то свою систему стандартов, несовместимую с той, которой пользуется весь мир, то пострадают в первую очередь они сами и все, кто станет пользователем этой новой системы.

Интернет ценен тем, что с его помощью можно получить информацию из любой точки мира. Если его фрагментировать, ограничить его пользователей определенным регионом, он перестанет быть Интернетом.

Страны, не пожелавшие отделиться, а также компании, которые базируются в этих государствах, безусловно, будут иметь конкурентные преимущества. В краткосрочной и среднесрочной перспективе – точно, пока весь мир пользуется так называемым единым Интернетом.

Что касается операторов связи, то это отдельные сети, функционирующие на основе юрисдикции того государства, где они работают.

Все мероприятия по передаче управления Интернетом в международную юрисдикцию относятся только к тому, что является общим – это стандарты RFC, выделение IP-адресов и организация делегирования прав на доменные имена первого уровня. Доменная система уже децентрализована. Домены .com и .org – американские, все остальные уже были розданы и контролируются национальными организациями.

Если говорить об управлении, которое предполагает главным образом Интернет-цензуру, то сейчас это вопрос каждой отдельно взятой страны. Например, Китай решил запретить Facebook и YouTube. В Европе Facebook – один из самых социально важных порталов, его запрещать не собираются.

Конечно, в этом случае, чем больше стран допушено к управлению, тем сложнее будет прийти к консенсусу.

Государственная цензура, технологические возможности отдельных коммерческих компаний (те же социальные платформы) – все это, безусловно, приводит к монополии на управление Интернетом и тотальному контролю над информацией.

Контроль между государствами может осуществляться производителями оборудования на сетях операторов. Мы в «МосЛайн» пользуемся в основном американской техникой – Cisco, Juniper. Возможно, в американском оборудовании (как и в китайском, и в любом другом) есть функционал для перехвата информации и отсылки в США (в Китай и т.д.). В последнем случае есть только один выход – каждой стране разработать свое оборудование и пользоваться: в России – российским оборудованием, а в Герма-нии – немецким. Это избавит если и не от любого контроля, то от межгосударственного точно.


Александр Венедюхин

АЛЕКСАНДР ВЕНЕДЮХИН, руководитель аналитической группы RU-CENTER Group

Отмечу, что на данном этапе полное отделение еще невозможно в силу логических и технических особенностей организации Сети. Для того чтобы отделиться без перерыва в работе национальных сегментов, нужно про-вести большую работу по реорганизации и глобальной Сети и национальных сегментов. Если же отделение последует, то, конечно, глобальные компании столкнутся с проблемами организации своего сетевого присутствия внутри национальных сегментов, так как гибкость, сейчас присущая интернет-технологиям, будет в существенной мере утрачена.

Страны, получившие изолированное сетевое пространство, потеряют возможность вести игру в информационных пространствах других стран. Это не всегда хорошо.

Для экономики США последствия будут некритичными, так как существенная часть глобальных коммуникационных средств так или иначе принадлежит американским компаниям: даже потеряв некоторую часть интернет-трафика, телекоммуникационные компании быстро найдут, чем потери компенсировать. Ведь очевидно, что речь не идет о полном прекращении всякой международной электронной коммуникации.

Преимущества у неотделившихся будут. Прежде всего потому, что у этих стран окажется более широкий сектор для игры на международной арене.

Расширение представительства в ICANN и других организациях может замедлить скорость фрагментации. Но каких-то критических изменений после того или иного форума ждать не стоит. Подобные процессы и диалоги идут уже много лет, подготовка решений – дело небыстрое.

Что касается пользователей, то многое зависит от того, насколько они «привязаны» к «внешним» сервисам. В некоторых странах изоляция национального сегмента вообще не будет замечена большинством пользователей, потому что они и так работают только с национальными сервисами. А там, где уровень «глобализации» высок, конечно, потеря зарубежных сервисов будет заметным явлением.

Однако есть надежда, что процесс фрагментации не дойдет до своего логического завершения – просто Интернет будет уничтожен раньше и по другим причинам.

В начало⇑

 

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Выпуск №05 (58) 2016г.
Выпуск №05 (58) 2016г. Выпуск №04 (57) 2016г. Выпуск №03 (56) 2016г. Выпуск №02 (55) 2016г. Выпуск №01 (54) 2016г.

Конкурс «Лучшие информационно-аналитические инструменты – 2016»

           

Tel.: (499) 277-12-41  Fax: (499) 277-12-45  E-mail: sa@samag.ru

 

Copyright © Системный администратор

  Яндекс.Метрика